СУБСЕНСОРНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Перейти к: навигация, поиск

СУБСЕНСОРНЫЕ ПРОЦЕССЫ (лат. приставка sub- под + sensus чувство, ощущение) — разновидность психической деятельности человека, осуществляемая без участия сознания, на бессознательном уровне. К С. п. относятся так наз. неясные, смутные ощущения, вызываемые неосознаваемыми внешними раздражителями, а также раздражениями из внутренних органов или скелетно-мышечного аппарата («темные ощущения», по выражению И. М. Сеченова); автоматизированные навыки и движения, производимые без участия сознания; поведенческие, эмоциональные, вегетативные, биоэлектрические и другие реакции на неосознаваемые внешние стимулы.

Факт воздействия на психические функции неосознаваемых раздражителей был обнаружен Н. П. Сусловой в эксперименте в 1862 г. задолго до создания психоаналитической теории и подтверждался многими лаб. и клин, данными. Поэтому неправильно считать идею о бессознательном в психике человека неприемлемой для научного мышления, иррациональной, идеалистической, непосредственно связанной с учениями фрейдистского толка (см. Фрейдизм) или парапсихологией (см.). В. И. Ленин в «Философских тетрадях» записал: «Наша жизнь, вполне сознательная, составляет лишь весьма ограниченную часть всей совокупности нашей психологической деятельности. Она является как бы центром световой проекции, вокруг которой располагается более широкая область полутени, постепенно переходящей в абсолютный мрак. Старинная психология делала очень крупную ошибку, считая психологической деятельностью лишь вполне сознательную деятельность» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 29, с. 507).

Большинство совр. психологов, психофизиологов и психиатров считают реальным бессознательное отражение внешнего мира в психике человека и рассматривают действие неосознаваемых стимулов из окружающей среды как важнейший фактор в организации психической деятельности. Поступающая в головной мозг информация о внешнем мире перерабатывается в головном мозге на разных уровнях его организации с сохранением возможности переключения нервных импульсов на эффекторы еще на низших звеньях психической интеграции. Примером может служить автоматизированное поведение, при к-ром по мере упрочения навыков все большая часть поступающей извне специфической информации начинает обрабатываться и переключаться на эффекторную систему на субсенсорном уровне нервной организации без участия сознания.

Развитию реакций на субъективно неосознаваемые внешние сигналы способствует понижение возбудимости анализаторов (напр., при истерии, травме, вследствие отвлечения внимания, утомления, действия фарм. препаратов, угнетающих функциональную корковую активность, и т. д.). Эффект неосознаваемых слов или других внешних сигналов проявляется, если они эмоционально значимы и уровень мотивации или эмоционального напряжения субъекта достаточно высок. Для сохранения в долгосрочной памяти человека временной связи, выработанной на «бессознательном уровне», обязательно участие эмоционально-мотивационного компонента (см. Память). Эти временные связи служат физиол. основой ряда бессознательных психических явлений, получающих подчас мистическое или парапсихологическое толкование: «интуитивное умозаключение», «бессознательное влечение», «бессознательные побуждения». Действие неосознаваемых эмоционально значимых раздражителей проявляется только в случаях повышения порогов их осознания (феномен «защиты восприятия», или «психологической защиты»). Если отдельные слоги, слова в прошлом сочетались с болевым раздражителем или с неприятным эмоциональным переживанием, то пороги их осознания значительно выше, чем слогов, слов, не ассоциируемых с отрицательной эмоцией. При подобных состояниях или обстоятельствах могут возникать «безотчетные», «беспричинные», «эндогенные» эмоции, без осознания их причины или повода, когда человек не понимает, почему у него изменилось настроение. По-видимому, эмоции (см.) возникают на основе механизмов условнорефлекторной эмоциональной памяти без участия специфически человеческой словеснологической памяти.

Неосознаваемое восприятие и «защита восприятия» — два взаимосвязанных психических явления, имеющих в значительной мере общую нейрофизиологическую основу. Неосознаваемое восприятие предполагает существование в головном мозге физиол. механизмов, участвующих в реакциях на очень слабые, неосознаваемые, но психологически значимые раздражители. Одновременно возбуждаются структуры лимбической системы (см.), участвующие в организации эмоций или мотиваций (см.). Возбуждение структур лимбической системы по механизму тормозной обратной связи приводит к угнетению функциональной активности корковой системы сознательного восприятия (см.). Анатомическим субстратом для образования временных связей служит мощный пучок волокон, идущих от сенсорных речевых областей к двигательному центру Брока (см. Кора головного мозга). В электрофизиологических исследованиях обнаружено, что вызванные корковые потенциалы на условные стимулы, сочетаемые с неосознаваемым эмоциогенным словом в результате действия обратной тормозной связи, угнетаются диффузно в обоих полушариях, но сильнее в левом, в его заднеассоциативной подобласти. Вследствие торможения коры повышается порог осознания условных раздражителей. Последние на «бессознательном» уровне могут оказывать условнорефлекторное действие, вызывая безотчетное эмоциональное переживание с соответствующими соматовегетативными и биоэлектрическими реакциями. Существование подобного механизма отрицательной обратной временной связи объясняет феномен «вытеснения в подсознательное» неприятных жизненных явлений.

Научное понимание неосознаваемого восприятия не имеет ничего общего с телепатией, т. е. передачей мыслей на расстоянии от индуктора к реципиенту без воздействия на органы чувств последнего. Не существует достоверных, научно установленных фактов о подобном способе передачи информации. Экспериментально доказано, что слова, хотя явно и неосознаваемые субъектом, могут вызывать специфические биоэлектрические и вегетативные реакции, изменять психол. установку, мотивацию, оказывать влияние на содержание сновидений, фантазий, на характер оценки и запоминание последующих событий. Вместе с тем они не в состоянии существенно изменить его поведение или повлиять на выбор определенных предметов. Принятие решения в сфере произвольной деятельности может осуществляться без осознания внешних сигналов, вызывающих этот психический процесс по механизму условного рефлекса (см.), но временные связи, вырабатываемые при этом, нестойки и остаются только в краткосрочной памяти.

Корковая регуляция безотчетных эмоций и мотиваций (см.), вызванных неосознаваемыми стимулами, у правшей осуществляется преимущественно правым полушарием. В пользу этого предположения имеется ряд доводов. Так, известно, что при изолированной подаче зрительной информации в правое полушарие при полностью нарушенных связях между большими полушариями головного мозга зрительная информация не осознается, хотя и осуществляется ее элементарный семантический анализ. Больной достаточно адекватно реагирует на зрительные и речевые сигналы, произносит отдельные слова, но не способен к организации их в предложения. Другим доводом в пользу специфичности функции правого полушария служит тот факт, что больные с органическим поражением теменно-затылочной области правого полушария почти не видят образных снов, а в быстрой фазе сна (см.), когда имеется наибольшая вероятность сновидений (см.), регистрируется более выраженная активация правого полушария. Согласно гипотезе Гейлин (R. S. Galin, 1974), у здорового человека психические процессы в правом полушарии при определенных условиях могут функционально изолироваться от левого полушария путем селективного торможения передачи нервных импульсов через мозолистое тело и другие структуры головного мозга. На основе такого нейрофизиологического механизма, вероятно, происходит и процесс «вытеснения в подсознательное». Преимущественная роль правого полушария выявляется не при всех формах неосознаваемой психической деятельности. В частности, неосознаваемое восприятие словесных раздражителей, нейтральных и эмоционально значимых, осуществляется при тесном взаимодействии обоих полушарий, каждое из к-рых вносит свой вклад в целостную функцию.

Т. о., нейрофизиологическое исследование С. п., изучение субстрата, лежащего в основе их проявлений, показывает, что бессознательные психические явления имеют вполне определенную материальную, нейрофизиологическую основу, к-рую можно экспериментально исследовать. Результаты подобных исследований, к-рые трактуются с научноматериалистических позиций физиологии в. н. д., на основе принципов детерминизма, позволяют считать, что наличие субсенсорных процессов является важным фактором в организации целостной психической деятельности человека.

См. также Высшая нервная деятельность.



Библиография: Бессознательное, природа, функции, методы исследования, под ред. А. С. Прангишвили и др., т. 1—4, Тбилиси, 1978; Гершуни Г. В. Изучение субсенсорных реакций при деятельности органов чувств, Физиол. журн. СССР, т. 33, в. 4, с. 393, 1947; К о с т а н-д о в Э. А. Восприятие и эмоции, М., 1977, библиогр.; Cerebral correlates of conscious experience, ed. by P. A. Buser a. A. Rouge-ul-Ruser, Amsterdam, 1978.



Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание