СОЛИДАРНАЯ ПАТОЛОГИЯ

СОЛИДАРНАЯ ПАТОЛОГИЯ (лат. solidus плотный) — учение, согласно к-рому сущность болезней состоит в нарушении соотношения и характера движения твердых частиц организма. Представляло собой реализацию идей древнегреческих атомистов — Левкиппа (5 в. до н. э.), Демокрита и Эпикура, объяснявших все сущее исходя из свойств частиц материи, их движения и взаимодействия. С. п. зародилась и развивалась в борьбе с учением о гуморальной патологии (см.), в к-ром основная роль в возникновении болезней отводилась нарушениям состояния жидкостей организма.

Одним из первых представления о первостепенном значении твердых частиц в жизнедеятельности и болезненных состояниях организма выдвинул александрийский врач Эразистрат. С позиций атомистики вопросы медицины рассматривались также в поэме Лукреция «О природе вещей», в к-рой, в частности, говорилось о том, что нек-рые не видимые глазом частицы («семена») могут вызвать заразные болезни. Однако подлинным основоположником С. п. следует считать древнегреческого врача Асклепиада, занимавшегося врачебной деятельностью в Риме. Его ученик Темисон из Лаодикеи усовершенствовал мед. доктрину Асклепиада, дав ей название методической системы (школы) в медицине (ок. 50 г. до н. э.). Эта школа отличалась от двух других существовавших в то время крупных школ эмпириков и догматиков тем, что ее представители, называвшие себя методиками (греч. meta между, среди-]- греч. hodos путь, дорога), избрали средний путь между эмпирией и догматизмом.

Идеи сторонников С. п. дошли до нас в изложении Целия Аврелиана (3—4 в. н. э.), к-рый в своем трактате «De morbis acutis et chronicis» обобщил достижения и представления Асклепиада, Темисона и других методиков-солидаристов. В основе С. п. лежит идея Демокрита о том, что живой организм представляет собой нечто вроде кристаллической решетки, в к-рой более тяжелые, инертные атомы чередуются с подвижными, легкими и круглыми атомами огня, слагаясь в бесчисленные каналы, обладающие способностью сужаться и расширяться. Атомы огня, образующие душу, приводят в движение оболочку, в к-рой они заключены, т. е. тело, и дают теплоту тканям организма. Когда живое существо умирает, его тело становится неподвижным и охлаждается, ибо атомы души покидают его и рассеиваются в пространстве. Атомы человеческого организма образуются из воздуха в легких и из пищи в желудке, затем поступают в кровь и разносятся ею, проникая в ткани через имеющиеся в них каналы и поры, где и потребляются для питания и восстановления вещества. Здоровье непосредственно обусловливается нормальной величиной, * гармоничным взаимным расположением и беспрепятственным движением атомов, что, в свою очередь, зависит от нормального состояния и ширины каналов и пор. Движение атомов, осуществляющее работу созидания и разложения, не может быть прекращено без ущерба для организма. Нарушение этого движения вследствие излишнего сужения или расслабления, засорения и закупорки пор и каналов приводит к застою, отклонениям атомов от правильного расположения, смешению и изменению плотных частей, что и является в С. п. ближайшей причиной болезни.

Последователи Асклепиада — врачи методической школы — дополнили основные положения С. п. нек-рыми идеями гуморальной патологии. Согласно их представлениям жизнедеятельность обеспечивается не только соотношением твердых частиц, но и жидкостей. Взаимное сочетание твердых частиц и жидкостей организма определяет состояние напряжения или расслабления тканей. Была сформулирована идея тонуса — равновесия (гармонии), напряжения и расслабления. Поддержание тонуса нек-рые представители С. п. связывали с деятельностью нервной системы. Нарушение тонуса в виде преобладания расслабления или напряжения обусловливает ненормальное состояние пор организма и как следствие — развитие болезни. При этом выделялось несколько типовых патол. состояний («общностей»). Уклонение пор от их средней меры, выражающееся в их чрезмерном сокращении, формирует status strictus, а уклонение, выражающееся в преобладании расслабления, — status laxus. Отдельные представители методической школы выделяли промежуточное состояние— status mixtus. Учитывался также характер течения болезни communitas temporalis («общность времени»)— острое или хрон. протекание, усиление или ослабление симптоматики. «Общность» согласно этим воззрениям характеризует болезнь, определяет ее наиболее типичное проявление. Так, при status strictus наблюдается резкое снижение выделений, сухость кожи и слизистых оболочек; при status laxus — обратная картина — усиление выделений, чрезмерная влажность покровов.

Диагностика заключалась в отнесении конкретного случая заболевания к определенной «общности» (типовому патол. состоянию). Так, напр., при судорогах, столбняке, эпилепсии, ударе, задержке мочи, лихорадке предполагался status strictus, при обмороке, кровотечениях, поносах, рвоте, сахарном мочеизнурении — status laxus, а при лихорадке с поносом, кровотечениями — status mixtus.

В соответствии с общим представлением о причинах здоровья и болезней процесс лечения был направлен не столько на местные проявления болезни, сколько на общее состояние организма: ставилась цель сужения чрезмерно расширенных или расширения чреЗхмерно суженных пор. В случае status mixtus сочетали мероприятия, суживающие и расширяющие поры.

Асклепиад и его последователи были противниками рутинного эмпиризма во врачебной практике, использования сильнодействующих и мучительных для пациента приемов лечения. Они не злоупотребляли слабительными и рвотными средствами, чрезмерными кровопусканиями, к-рые часто сами по себе являлись причиной смерти или истощения больного. Асклепиад рекомендовал простое и согласное с природой лечение, выдвинув принцип «лечить надежно, скоро и приятно» («tuto, celeriter, et jucunde curare»). Он установил, что средства, к-рые поддерживают и сохраняют здоровье, наиболее действенны и для восстановления здоровья, когда оно подорвано. Поэтому, сохраняя все лучшее из традиций гиппократиков, сторонники С. п. боролись с болезнями, применяя самое надежное и вместе с тем наименее опасное оружие — гигиенические средства. Главной их заботой было поддержать, возбудить силы организма, необходимые для преодоления болезни и восстановления здоровья. Так, напр., при хрон. заболеваниях они стремились восстановить, видоизменить и обновить организм больного режимом (регулирование приема пищи и питья, упражнений, сна), т. е. терапевтическими мероприятиями, заимствованными преимущественно из области гигиены.

Солидаристы подняли на большую высоту диететико-гигиеническое врачевание, разработав так наз. циклический метод лечения, учитывающий стадии развития болезни. В начале лихорадочных болезней предписывалась строгая диета — запрещался прием пищи и питья, больного заключали в темноту и содержали в полной неподвижности. В последующие периоды разрешался прием пищи, напитков, прогулки на свежем воздухе, свет, растирания. Большое место занимали климатическое лечение и массаж, рекомендовалось движение во всевозможных видах (ходьба, бег, езда верхом, катание на лодке, активные и пассивные движения в носилках и др.), укрепляющие средства.

Считая одним из главных условий здоровья беспрепятственное и регулярное «кожное, невидимое дыхание» (perspiratio insensibilis) — выделение незаметной испарины, Аск-лепиад и его последователи рекомендовали поддерживать это дыхание, как и общее движение атомов, заботясь об упругости и чистоте кожи. С этой целью они назначали растирания, массаж, физические упражнения, холодную, теплую и горячую воду для омовений, ванн, душа, обливаний и в качестве питья. Гидротерапия стала в их руках эффективным методом лечения.

Наиболее известными представителями методической школы, кроме Темисона, были Фессал, С оран Эфесский и Целий Аврелиан. Ученик Асклепиада Фессал разработал так наз. изменяющий метод лечения (metodus alterans) для восстановления отклонившегося от нормы взаимного расположения атомов, значительно усовершенствовал диетотерапию, углубил концепцию своего учителя. Он считал, что внимание врача должно быть сосредоточено на необходимости укрепления общего состояния больного с помощью продуманной диеты, улучшения окружающих условий, чистоты воздуха, занятий гимнастикой и громким чтением, значительного ограничения всех сильнодействующих средств. При воспалении легких в первые три дня предписывалось воздержание от пищи и питья, пребывание в умеренно теплом воздухе, горизонтальное положение; во время 'acme — растирание груди, обертывание в пропитанные маслом тряпки, запрещение сна; после acme — разрешение сна, кровопускание, похлебка из полбы, паровые ванны, смесь из меда и желтков и т. п.

Соран Эфесский был широко известен как акушер-гинеколог. Ему принадлежит заслуга разработки диететики младенческого возраста.

Целий Аврелиан, обобщивший труды Асклепиада, Темисона, Фес-сала, Сорана Эфесского и других методиков, предложил свою систему лечения ожирения, включившую гимнастику, плавание, песочные ванны на берегу моря, хлеб с отрубями как менее питательный, употребление пищи раз в день, недолгий сон, применение слабительных и искусственное вызывание рвоты.

Основные идеи С. п. (атомистическая доктрина, учение о тонусе и др.) оказались значительно долговечнее самой методической школы и получили в эпоху Нового времени дальнейшее развитие в трудах ятро-физиков С. Санторио, Дж. Борел-ли, Г. Бурхаве, Ф. Гоффманна и др. Итальянский врач и физиолог С. Санторио в опытах на себе в специально сконструированной камере много лет изучал обмен веществ, пытаясь сопоставить вес принимаемых пищи и питья и выделений; особое внимание он уделял обнаруженному Асклепиадом незаметному испарению с поверхности кожи (perspiratio insensibilis). Капитальный труд С. Санторио «О медицине равновесия» («De statica medicina», 1614) можно считать дальнейшим развитием идей и традиций С. п. с позиций механики.

Разработка основ классической механики способствовала распространению механистического объяснения всех явлений природы, в т. ч. жизнедеятельности человека. Атомистическая идея, лежащая в основе С. п., в этой связи видоизменилась и приобрела механистический характер. На ее основе строилось теоретическое обобщение, объяснение и научное предвидение во всех разделах естествознания, в т. ч. и медицине.

На механистических позициях в трактовке процессов, происходящих в здоровом и больном организме человека, стоял знаменитый голландский врач Г. Бурхаве. В системе его воззрений можно обнаружить много положений С. п. Вслед за Асклепиадом Г. Бурхаве считал, что здоровье выражается в правильном усвоении веществ и нормальных движениях организма, болезнь — в нарушении этих функций или даже в прекращении их. По его учению, болезнь заключается в ненормальном повышении или понижении напряжения «фибр», из к-рых состоит человек (солидаристская идея тонуса). Болезни, при к-рых страдают жидкие среды организма, объяснялись ненормальным составом их «соковых» атомов.

Огромный авторитет Г. Бурхаве, господствовавший в европейской медицине более столетия, заставил врачей вновь обратить внимание на твердые части животного организма. Г. Бурхаве был главным провозвестником теории «двигательной фибры» (fibra motrix), получившей значительное развитие в трудах его ученика нем. терапевта Ф. Гоффманна и итал. ятрофизика Дж. Балъиви. Эти ученые считали, что основой строения организма являются нитевидные частицы — «фибры», обладающие тонусом — способностью сокращаться и расширяться. Ими было развито «динамическое» учение о нормальном тонусе как основе здоровья и о его нарушении как причине заболевания. Ф. Гоффманн, подобно Г. Бурхаве, допускал наряду с изменениями в твердых частях организма изменения и в его жидкостях. В лечении Ф. Гоффманн следовал традициям методической школы, советовал остерегаться лекарств и врачей, предпочитал гигиенические и естественные средства, применял диету, минеральные воды. Терапия по Ф. Гоффманну сводится либо к успокоению, опорожнению (при повышенном тонусе и усиленных движениях), либо к возбуждению, раздражению (при пониженном тонусе и ослабленных движениях). Он изучал целебные источники Германии, способствовал развитию курортного дела.

Другой ученик Г. Бурхаве — швейцарский естествоиспытатель и врач А. Галлер придал совершенно новое звучание идеям С. п., заменив механистический подход к объяснению явлений жизни физиологическим. Он впервые сформулировал основные задачи физиологии как самостоятельной науки и указал, что физиолог должен изучать законы движения и превращения материальных частиц — «фибры» (волокон) и соков в теле животных и человека. Совместно со своими учениками А. Галлер экспериментально исследовал свойства мышечных волокон — упругость, способность реагировать на раздражение соответствующего нерва и на непосредственное раздражение мышцы. В связи с этим он утверждал, что характерным свойством любого раздражителя является способность «заставлять организм переходить от покоя к движению», отмечал зависимость реакции от силы раздражителя, сформулировал учение о раздражимости и чувствительности как основных свойствах живой материи.

Идеи Г. Бурхаве и А. Галлера оказали большое влияние на теоретические обобщения Дидро (D. Diderot), П. Кабаниса, Жэ Даметри и других философов-материалистов. Англ. врач У. Куллен на основе открытий А. Галлера, Т. Виллизия и др., показавших значительную роль нервной системы в организме, и «динамического» учения Ф. Гоффманна обосновал «нервный принцип» как верховный регулятор всех жизненных процессов. Напряжение нервной системы вызывает, по У. Куллену, судорожные явления, к-рые могут выражаться различно; расслабление же нервной системы, наоборот, вызывает атонию. Терапию в соответствии с этим пониманием он делил на противосудорожную и противодействующую атонии.

Функционализм Ф. Гоффманна, учения о раздражимости и чувствительности А. Галлера, о «нервном принципе» У. Куллена получили одностороннюю трактовку в трудах Дж. Броуна и Ф. Б руссе. В своем труде «Элементы медицины» («Elementa medicinae») Дж. Броун определил возбудимость как основную сущность жизни. Здоровье им определялось как нормальное состояние возбудимости, болезнь — как повышение или понижение возбудимости, как гиперстеническое или астеническое состояние.

В России основные принципы С. п. были восприняты представителями анатомо-физиологического направления в медицине: С. Г. Зыбелиным, Ф. Г. Политковским, Е. О. Мухиным, И. Е. Дядъповским, С. П. Боткиным и многими другими. И. М. Сеченов в тезисах своей диссертации утверждал, что «при настоящем состоянии естественных наук единственный возможный принцип патологии есть молекулярный». Вместе с тем отечественные медики отказались от противопоставления этих принципов достижениям других направлений исследований и преодолели их односторонность.

В середине 19 в. солидарная и гуморальная патология прекратили свое существование как самостоятельные и противоборствующие направления развития медицины. Их рациональные моменты, принципы и положения трансформировались и вошли составными элементами в современную медицинскую науку и практику.



Библиография: Бородулин Ф. Р. Лекции по истории медицины, Лекция 4 — 5, с. 43. М., 1955; Ковнер С. История древней медицины, в. 3, с. 715, Киев, 1888; Меркулов В. Л. Альбрехт Галлер, 1708—1777, Л., 1981; М о р о х о-в е ц Л. История и соотношение медицинских знаний, М., 1903; Мультано в-с к ii й М. П. История медицины, с. 41, М., 1967; Р о ж а н с к и й И. Д. Развитие естествознания в эпоху античности, М., 1979; Geschichte der Medizin, Einfiih-rung in ihre Grundzuge, hrsg. v. A. Metteu. I. Winter, B., 1968.


Ю. А. Шилинис.


Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание