ПСИХОПАТИИ

ПСИХОПАТИИ (psychopathia; греч. psyche душа + pathos страдание, болезнь; син.: психопатические конституции, конституциональные психопатии, психопатические личности, патологические личности, патологические характеры, аномалии характера, расстройства личности)— состояние стойкой дисгармонии личности при достаточной сохранности интеллекта.

П. как самостоятельные клин, формы наиболее полно и всесторонне описаны П. Б. Ганнушкиным. Дисгармония личности при П. такова, что препятствует безболезненной социальной и профессиональной адаптации больного. Психопатический склад личности, хотя и может подвергаться известному изменению, т. е. усиливаться или развиваться в определенном направлении в течение жизни, представляет собой постоянное врожденное свойство индивидуума. Патол, свойства психопата тотальны, определяют структуру личности (см.).

Описания неправильного поведения, не сопровождающегося признаками психоза, содержатся в трудах Ф. Пинеля (1809). В 1835 г. Причард (J. С. Prichard) выделил вариант патохарактерологических изменений — моральное помешательство, в 1838 г. Ж. Эскироль — инстинктивную мономанию. Отечественный психиатр Ф. И. Герцог в 1846 г. сообщил о лицах, к-рым свойственны странности и превратности характера (гневливость, раздражительность, необузданность влечений). Представления о конституционально-генетической обусловленности П. исходят из учения Б. Мореля (1857) о дегенерации, получившего широкое распространение во второй половине 19 в. Значительный прогресс в этой области наметился благодаря работам В. Гризингера, 1886, Г. Модели (1871), Краффт-Эбинга (R. Krafft-Ebing. 1897), способствовавшим выделению психопатических состояний из группы так наз. дегенеративных психозов.

Классификация

Термин «психопатии» в зарубежной мед. литературе был введен Кохом (Y. Koch), который в монографиях «О состояниях психопатической неполноценности» (1891 —1893) и «Патологические характеры» (1900) дал типологическое описание пограничных состояний, включающее и конституциональные варианты психопатических личностей. Развитие учения о П. в отечественной психиатрии связано с именами С. С. Корсакова, В. X. Кандинского, И. М. Балийского, С. А. Суханова, О. А. Чечотта, В. М. Бехтерева. Стимулом к изучению П., как показали исследования О. В. Кербикова (1971) в области истории отечественной психиатрии, служили насущные потребности судебно-психиатрической экспертизы. Взгляды В. X. Кандинского на проблему П. впервые были изложены в 1883 г. в работе «Случай сомнительного душевного состояния перед судом присяжных». Основой П. он считал неправильную организацию нервной системы, приводящую к непостоянству, изменчивости, неустойчивости, дисгармонии всей душевной жизни. Формирование психопатий В. X. Кандинский, так же как И. М. Балинский, связывал с врожденными аномалиями психики.

В. М. Бехтерев в 1886 г. в монографии «Психопатия (психонервная раздражительность) и ее отношение к вопросу о вменении» определил П. как патол, состояния, характеризующиеся выраженными отклонениями в психической сфере (лабильность эмоций, импульсивность, недостаточность нравственного чувства). В основе П. лежат изменения в структуре головного мозга, причиной которых могут быть пороки развития и перенесенные заболевания.

В конце 19— начале 20 в. в отечественной и зарубежной психиатрии в общем виде было сформулировано понятие «психопатия» как врожденная или приобретенная на ранних этапах жизни аномалия личности. Заслуга выделения П. в самостоятельные формы в психиатрической систематике принадлежит С. С. Корсакову, который в «Курсе психиатрии» (1893) посвятил специальную главу психопатическим конституциям. В ней психопатия, как врожденная, обусловленная генетически, так и связанная с происходящим во внутриутробном периоде нарушением развития мозга, рассматривается как аномалия характера, проявляющаяся неуравновешенностью и дисгармонией душевного строя. В 1904 г. в руководстве по психиатрии Э. Крепелина появился раздел «Психопатические личности». В основе психопатии, по Э. Крепелину, лежат нарушения, обусловленные наследственным вырождением, повреждением на стадии зародыша или в пренатальной стадии.

В дальнейших исследованиях обнаружились существенные расхождения в клинической и патогенетической оценке П., что нашло отражение в их классификациях. Классификация Э. Крепелина (1915), включающая 7 групп (возбудимые, безудержные — неустойчивые, импульсивные — люди влечений, чудаки, лжецы и обманщики — псевдологи, враги об-ва — антисоциальные, патол, спорщики), не последовательна, т. к. одни группы выделены по клинико-описательному принципу, другие — по социально-психологическому или просто социальному.

Систематика К. Шнейдера (1923), так же как и близкая к ней классификация аномальных личностей Н. Петриловича (1960), построена по описательно-психологическому принципу: на основе преобладающих характерологических черт выделено 10 психопатических типов — гипертимики, депрессивные, неуверенные в себе, фанатичные, ищущие признания. эмоционально лабильные, эксплозивные, бездушные, безвольные, астенические.

Э. Кречмер создал классификацию П. по принципу «движение от болезни к здоровью». За исходный пункт он принял две полярные группы эндогенных психозов (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз) и соответственно все аномалии личности объединил в два типа — шизоиды и циклоиды. Для интерпретации разнообразия патол, характеров, которые рассматривались в рамках двух конституциональных типов, Э. Кречмер выдвинул концепцию пропорций, т. е. «столкновения» в различных сочетаниях внутри каждого конституционального типа полярных свойств соответствующего темперамента. Циклоидам свойственна диатетическая пропорция (различные соотношения между повышенным и депрессивным аффектом). Для шизоидов характерна психэстетическая пропорция (различные соотношения между гиперестезией и анестезией). Один из основных недостатков концепции Э. Кречмера — игнорирование качественных различий между складом личности как вариантом нормы, выраженной аномалией личности (психопатией) и болезненными расстройствами, в т. ч. обнаруживающими тенденцию к прогредиентности (шизофрения).

В отечественной психиатрии начиная с 30-х гг. 20 в. наибольшее распространение получила классификация психопатий П. Б. Ганнушкина. В монографии «Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика» П. Б. Ганнушкин выделяет следующие группы: циклоиды, астеники, шизоиды, параноики, эпилептоиды, истерические характеры, неустойчивые психопаты, антисоциальные психопаты, конституционально-глупые. Значительное место в этой классификации занимает группа конституциональных П. (шизоиды, циклоиды, эпилептоиды), непосредственно противостоящих определенным психозам. В отличие от классификации Э. Кречмера, психопатические типы в ней получили уже известную клин, определенность. Напр.. П. Б. Ганнушкин выступал против оценки аномалий личности и психозов как состояний, различающихся лишь по степени интенсивности болезненных проявлений. По Ганнушкину, непроцессуальное усиление шизоидных черт может развиться до состояния, находящегося уже на рубеже между душевным здоровьем и болезнью (патол, характер, пограничный тип), т. е. лишь до уровня П. Наличие такой психической конституции еще не предопределяет возникновения психоза. Сходную позицию занимал Т. И. Юдин (1926).

Этиология

Ведущая роль в этиологии П., по мнению ряда исследователей, принадлежит конституциональному предрасположению, генетическим факторам. Значение генетических факторов выявлено Шилдсом (J. Shields, 1972), О’Коннором (М. O’Connor) с сотр. (1980) при близнецовых исследованиях, показавших, что среди монозиготных партнеров конкордантность по аномалиям личности в несколько раз выше, чем среди дизиготных. Об этом же свидетельствует сходство аномальных личностных характеристик у монозиготных близнецов, воспитанных раздельно. Придается также значение негрубым органическим экзогенным повреждениям головного мозга во внутриутробном, раннем постнатальном и перинатальном периодах развития, связанным с различными заболеваниями головного мозга (инфекции, травмы, интоксикации). Эти патохарактерологические изменения определяются как органические П.

В соответствии с представлениями О. В. Кербикова формирование П. возможно не только при конституциональном предрасположении и аномалиях развития, но и при неблагоприятных средовых и ситуационных влияниях. В. П. Осипов (1936) такие приобретенные П. описывал как псевдопсихопатии, Е. К. Краснушкин (1940) — как реактивные психопатии, А. К. Ленц (1927) — как социопатии. Ряд зарубежных психиатров к социопатиям относит изменения личности, связанные с пагубными социальными условиями (неблагоприятная семейная ситуация, безнадзорность и др.).

Исследования В. А. Гурьевой и В. Я. Гиндикина (1980) показали, что возникновение и фиксация психопатических проявлений могут быть обусловлены подражанием психопатическому поведению окружающих (фиксация реакции подражания, имитация) или культивированием окружающими психопатических реакций подростка, закреплением повторяющихся в силу особенностей ситуации негативистических реакций (реакции протеста, оппозиции). Объединение приобретенных психопатических состояний с конституциональными аномалиями не является общепризнанным. С точки зрения клин, практики оно чревато опасностью расширенной диагностики психопатий. В. В. Ковалев (1979) рассматривает приобретенные психопатические состояния в рамках психогенных патохарактерологических формирований личности, А. Е. Личко (1977) — в рамках психопатических или патохарактерологических развитий. Отклонения в. н. д. в случаях патол, развития личности при благоприятных изменениях социальной среды легче (по сравнению с конституциональными П.) поддаются обратному развитию. По данным Г. Е. Сухаревой (1959), эмоциональная жизнь таких личностей богаче, интересы более устойчивы, у них развиты высшие формы волевой деятельности, отсутствует инфантилизм.

Патогенез

Патогенез изучен недостаточно. Э. Крепелин (1915) к основным механизмам формирования П. относил нарушения в ходе развития, проявляющиеся парциальным инфантилизмом. Психопатам, однако, свойственна не только частичная задержка формирования тех или иных свойств личности. Как показали исследования Г. Е. Сухаревой, среди типов дизонтогенеза, лежащих в основе аномалий личности, наряду с задержанным наблюдается также искаженное (диспропорциональное) и поврежденное развитие (см. Психический дизонтогенез).

С позиций нейрофизиол. учения И. П. Павлова формирование П. связано с нарушениями в соотношении основных свойств в. н. д. и во взаимодействии второй и первой сигнальных систем. О. В. Кербиков, Н. И. Фелинская (1977), Г. К. Ушаков (1978) на основании корреляции патол, черт личности с преобладающими типами, в. н. д. выделяют возбудимые и тормозимые П. Возбудимые психопаты относятся к представителям крайних вариантов безудержного типа. Разновидности тормозимых психопатов соответствуют слабым типам в. н. д. Среди истерических психопатов преобладают лица художественного типа с превалированием первой сигнальной системы. Патол, подвижность и инертность основных нервных процессов являются соответственно основой неустойчивой и параноической П.

Н. А. Краснушкина (1971), исследуя электрическую активность головного мозга, обнаружила у психопатических личностей нарушения взаимодействия между корой головного мозга, структурами межуточного мозга и ретикулярной формацией. Основу нарушений при П., как показал А. М. Иваницкий (1976), составляют изменения регуляции афферентных потоков в мозге, что обусловлено изменением общего тонуса подкорковых центров.

Эпидемиология

Исследования Вейлланта и Перри (G. Е. Vaillant, J. Ch. Perry, 1980) показали, что в зависимости от критериев диагностики П. у взрослого населения составляют 5—15%. По данным Е. Д. »Соколовой (1980) и других исследователей, среди состоящих на учете в психоневрологических диспансерах и поступающих в психиатрические б-цы психопатические личности составляют 4,3—5%. По данным Горвая (I. Horvai, 1968), 10,04% госпитализированных в психиатрические стационары составляют психопатические личности. Ряд исследователей указывает, что среди психопатических личностей превалируют лица мужского пола.

Клиническая картина

Выделение типов П. является условным, т. к. в основном наблюдаются смешанные типы. По данным Бройтигама (W. Bräutigam, 1978), 66,2% психопатических личностей невозможно отнести ни к одному чистому типу. В основе клин, классификации П. лежит принцип выделения основных, облигатных для данной личности свойств.

Клин, картина П. рассматривается в статике и динамике. При описании ее в статике выделяют следующие типы психопатических личностей: шизоидные (шизоиды), параноические, психастенические, астенические, аффективные (циклоиды), истерические, возбудимые (эпилептоиды), неустойчивые (безвольные). Шизоидные психопатические личности — замкнутые, необщительные, сдержанные, лишенные гибкости люди. Их контакты с окружающими носят формальный характер; привязанности ограничиваются узким кругом родных или друзей, в выборе которых они очень разборчивы. Выделяют крайние (при наличии широкой шкалы переходных типов) типы шизоидных психопатических личностей: сенситивный и экспансивный. Сенситивные шизоиды ранимы, чувствительны (мимозоподобны), гиперестетичны, мечтательны; они легко утомляются, избегают бурных проявлений чувств, болезненно самолюбивы. Для них характерны глубокие и длительные реакции, сопровождающиеся сенситивными идеями отношения в ответ на те или иные этические конфликты (служебные или домашние неудачи, сексуальные комплексы). Экспансивные шизоиды — холодные, решительные, волевые натуры, равнодушные к нуждам других; иногда они бессердечны и даже жестоки, но при этом легко уязвимы, с глубоко скрываемой неудовлетворенностью и неуверенностью в себе.

Параноические психопатические личности склонны к образованию сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются. Это люди односторонних, но стойких аффектов, берущих верх над логикой. Их отличает недоверчивость, настороженность по отношению к окружающим, сочетающиеся с повышенным самомнением, обидчивостью, узостью кругозора и ограниченностью интересов. К этому типу П. относят патологических ревнивцев, ханжей, сутяг, лиц, склонных к конфликтам и реформаторству, а также фанатиков, т. е. лиц со слепой, не требующей логического обоснования уверенностью (напр., религиозный фанатизм), степень к-рой бывает такова, что фанатики способны увлечь своей идеей других.

Психастенические психопатические личности отличаются склонностью к сомнениям, отсутствием внутренней уверенности в правильности своих суждений и поступков, в оценке людей, наконец, нерешительностью в поступках. С. А. Суханов (1905) к этому типу относил лиц с тревожно-мнительным характером, а Шнейдер (K. Schneider, 1923) — ананкастов, которых В ей л л ант и Перри (1980) определяют в рамках компульсивной психопатии. Ананкастические психопатические личности тревожно-мнительны, щепетильны, совестливы, подчас чрезмерно заботливы, постоянно находят повод для беспокойства, панически боятся грядущих неприятностей, тревожатся не только о себе, но и о других. Они отличаются ригидностью, приверженностью к порядку и всякого рода условностям, сочетающейся с опасениями совершить ложный шаг, сверхскрупулезностью; им свойственна склонность к фиксации некоторых невротических расстройств (фобии, тики и др.).

Для астенических психопатических личностей характерна общая нервная слабость, недостаточная активность, повышенная робость, впечатлительность, утомляемость, а также вегетативная стигматизация (конституциональная невропатия), обнаруживающаяся с детских лет. У таких лиц в процессе работы, требующей напряжения сил, быстро нарушается концентрация внимания, снижается продуктивность. При необычных, выходящих за пределы повседневных ситуациях наряду с общим недомоганием, головной болью, усиливающейся истощаемостью, возникает гиперестезия, раздражительность, иногда вспышки гнева. Я. Б. Ганнушкин (1933) к астеническим психопатическим личностям относил ипохондриков, Шнейдер (1923) и Е. К. Краснушкин (1960) — соматопатов, у которых на первый план выступает озабоченность состоянием своего здоровья. Они концентрируют свое внимание на деятельности организма, причем незначительные функциональные расстройства фиксируются, психогенно усиливаются и закрепляются.

Аффективные психопатические личности (циклоиды) — уживчивые, мягкосердечные, приветливые, добродушные люди. Их отличительные особенности — эмоциональная лабильность, неустойчивость аффекта. Изменения настроения, возникающие в связи с психогенным влиянием или беспричинно, могут достигать глубины выраженных аффективных фаз (см. ниже). Среди аффективных психопатических личностей выделяют дистимиков и гипертимиков. Дистимики — прирожденные пессимисты, тихие, грустные, большую часть времени пребывающие в мрачном расположении духа. Гипертимики — оптимисты, предприимчивые, нередко разносторонне одаренные, подвижные, легковозбудимые люди. Их неуемная деятельность может явиться причиной многочисленных конфликтов.

Психопатическим личностям истерического типа свойственны «жажда признания», стремление привлечь к себе внимание и предстать перед окружающими более значительными личностями, наделенными достоинствами и возможностями, которых у них нет. Истерические психопаты внушаемы, их суждениям недостает зрелости и серьезности, эмоциям — глубины и устойчивости; поведение диктуется не внутренними мотивами, а рассчитано на внешний эффект. Чтобы привлечь внимание, достичь желаемого или, наоборот, избегнуть неприятностей, они используют все возможное — эксцентричность в одежде, театральность, позерство, необычные поступки, взгляды, контрастирующие с общепринятыми, таинственные симптомы никому не известной болезни, внезапно появившиеся у них обмороки, а также оговоры и самооговоры. Как отметил Дельбрюк (A. Delbrück, 1891), особое место среди истерических психопатов занимают псевдологи, обнаруживающие склонность к фантастическим вымыслам. Искажение действительного смысла, ложь, преувеличение реальных событий характеризует их поведение. Дюпре (Е. Dupre, 1933) выделил таких психопатов в самостоятельную группу — мифоманов, Э. Крепелин (1915) — лгунов и мошенников, П. Б. Ганнушкин (1960 — патол, лгунов. Фантастические. построения и ложь псевдологов не всегда невинны. Чаще преследуются определенные корыстные цели, приводящие к правонарушениям .

Возбудимые психопатические личности отличаются вспыльчивостью, раздражительностью, злопамятностью, иногда жестокостью, сочетающейся с садистскими наклонностями. Подобные личности образуют группу эпилептоидов, психопатические проявления у которых сходны с изменениями личности больных эпилепсией. Некоторые исследователи выделяют эпилептоидов в самостоятельный тип П. В жизни они активны, настойчивы, упрямы, претендуют на лидерство, нетерпимы к мнению других, в связи с чем у них нередко возникают конфликты с окружающими. Рано обнаруживающаяся склонность к мрачному настроению сочетается у них с периодически возникающими непродолжительными дисфориями. Наиболее характерные формы реагирования у возбудимых психопатических личностей — приступы гнева, ярости, возникающие по любому поводу аффективные разряды. Неспособность сдерживать влечения, а также усиливающаяся в связи с алкогольными эксцессами склонность к необдуманным, а порой и опасным действиям приводят их нередко к насильственным актам.

Неустойчивым (безвольным) психопатическим личностям свойственна слабость высших форм волевой деятельности, внушаемость, беззащитность по отношению ко всякого рода внешним влияниям, непостоянство, сочетающееся с неспособностью к целеустремленной деятельности. Без колебаний они меняют решения и установки, место работы и профессию, не доводят до конца начатое дело, живут одним днем, не имея серьезных планов, не задумываясь о будущем. Основной движущий механизм их жизни — жажда новых впечатлений и удовольствий. Они легко перенимают отрицательные формы поведения, предаются пьянству, принимают наркотики, подчиняются дурному влиянию, нередко совершают правонарушения, ограничивающиеся чаще всего мелкими кражами, хулиганскими поступками.

Независимо от типа П. психопатических личностей отличает повышенная чувствительность к действию внутренних (напр., критических возрастных периодов) и внешних соматогенных и психогенных влияний. При неглубоких аномалиях те или иные психопатические отклонения могут длительное время оставаться латентными (латентные психопатии, по Ганнушкину), не нарушая процессов социальной адаптации. При акцентуациях личности происходит усиление не всех особенностей личности, а отдельных ее черт, что не приводит к заметной дезадаптации и приобретает значительную выраженность лишь в периоды биол, пертурбаций (пубертатный период, инволюция), а также под влиянием ситуационных и психотравмирующих факторов. В таких случаях клинически выраженные аномалии характера выявляются лишь в динамике. Схематично в динамике П. можно выделить два основных состояния: компенсацию и декомпенсацию, которые определяются взаимодействием ряда факторов (тяжестью и типом П., возрастом, социальными условиями). По материалам катамнестического исследования, проведенного в 1966 г. Тюлле (R. Tülle), достаточно полная компенсация возможна у 2/3 психопатических личностей, ранее нуждавшихся в леч. помощи и даже госпитализации. Нарушения компенсации, обусловленные эндогенными особенностями динамики или связанные с влиянием средовых факторов, обозначаются как декомпенсация. Отчетливо выступает связь декомпенсации с возрастом. По результатам клинико-статистического анализа, проведенного в 1973 г.

В. Я. Гиндикиным, наибольшая частота психопатических проявлений приходится на следующие возрастные периоды: 3—4 года, 7—8, 13—14, 18—20 лет, 30—31 год, 42—43 года, 48—50 лет. При этом наиболее опасными периодами для наступления декомпенсации являются возрастные кризы. Среди проявлений декомпенсации, возникшей в переходные возрастные периоды, особенно в пубертатном, чаще всего наблюдаются реакции протеста (оппозиции), нередко имеющие характер сверхценных образований (см. Сверхценные идеи),— обида на родителей в связи с недостаточным вниманием с их стороны, ущемленное самолюбие, желание отомстить. Проявляются они непослушанием, отказом от еды, грубостыо, агрессивным поведением, побегами из дома, суицидальными попытками.

Проявления динамики П. разделяют на спонтанные фазы и патологические (психогенные) реакции. Спонтанные фазы могут возникать у психопатических личностей беспричинно или под воздействием внешних или соматогенных факторов, играющих роль пусковых механизмов. После завершения фаз устанавливается состояние, имевшее место до их начала. Клин, картина фаз включает широкий диапазон психопато л. расстройств — от самых легких беспричинных изменений настроения, преходящих колебаний аффекта, свойственных большинству психопатических личностей, эндореактивной дистимии Вайтбрехта (см. Депрессивные синдромы), дисфорий до относительно редко встречающихся тяжелых длительных депрессий. Наряду с фазами, протекающими с преобладанием аффективных расстройств, в динамике П. наблюдаются астенические, астеноипохондрические, невротические состояния, которые в соответствии с существующей систематикой могут быть отнесены к неврозам (см.).

Патол, реакции — психопатические, невротические или психотические симптомокомплексы. которые возникают в ответ на внешние раздражения, как соматические (соматогенные реакции), так и психические (психогенные реакции). К патологическим (психогенным) реакциям относят реактивные психозы (см.), а также конституциональные реакции. Клин, проявлением конституциональных реакций может быть значительное утяжеление основных аномальных черт личности (напр., шизоидные реакции у шизоидных психопатов), в более тяжелых случаях — усиление всех психопатических свойств личности. К таким универсальным формам психопатического реагирования относят ипохондрические, истерические, параноические и некоторые другие реакции. Психопатические реакции, приобретающие затяжной характер и приводящие к постепенному углублению патол, проявлений, определяются как патологическое развитие личности (см.).

Диагноз

Существование в психике того или иного субъекта вообще каких-либо отдельных характерологических отклонений еще не дает оснований для диагностики П. Диагноз устанавливают на основании анамнеза, клин, картины.

При дифференциальной диагностике учитывают особенности состояния и закономерности динамики клин, картины. П. дифференцируют с психогенией, для к-рой характерны острое возникновение психопатической симптоматики, выраженная динамичность болезненных проявлений, сопровождающаяся расширением их круга и формированием при воздействии внешних факторов синдромов реактивного заболевания, значительный удельный вес невротической симптоматики и сенестопатий. При эпилептических пароксизмах и других явлениях нарушенного сознания, при рудиментарных проявлениях психоза или признаков деменции, связанной с ранее перенесенным болезненным процессом, диагноз П. исключается. Наибольшие трудности возникают при дифференциации П. и псевдопсихопатий, приобретенных чаще всего в результате перенесенной психической болезни. Псевдопсихопатиям свойственна одноплановость структуры, монотонность и мономорфность психопатических черт; динамика псевдопсихопатий имеет ряд особенностей, заключающихся в отражении свойств заболевания, обусловившего их формирование. Если в динамике П. обнаруживается реактивная лабильность. то для псевдопсихопатий, возникших в результате, напр., перенесенной шизофрении, характерно однообразие психических реакций, мало связанных с влиянием внешних факторов и носящих подчас парадоксальный характер.

Лечение и профилактика

Решение проблемы компенсации аномалий личности требует целенаправленных социально-средовых, педагогических и медицинских воздействий.

Назначение лекарственных средств при П. показано гл. обр. в периоды острых и затяжных реакций и фаз, при выраженных аномалиях личности, в случаях, обнаруживающих тенденцию к частым декомпенсациям. Наряду с лекарственной терапией проводится психотерапия (см.), основные цели к-рой — компенсация характерологических отклонений и стимуляция социально полезной активности.

Профилактика П. — предупреждение пренатальных, ранних постнатальных и перинатальных повреждений нервной системы. Большое значение для формирования полноценной личности имеет нормальная внутрисемейная обстановка, способствующая гармоническому развитию личности. В связи с этим существенным представляется возможно раннее выявление родителей с психопатическим поведением и асоциальными наклонностями и применение к ним мер медицинского и социального характера. В наиболее тяжелых случаях возможно изъятие ребенка из неблагополучной семьи.

При сформировавшихся П. профилактические мероприятия направлены на стабилизацию состояния наиболее полной компенсации и предотвращения декомпенсации — оздоровление окружающей среды, изоляция психопата от лиц с наклонностями к криминальным поступкам, злоупотребляющих алкоголем, наркоманов, а также формирование стойких трудовых установок и навыков, обеспечивающих успешную профессиональную деятельность.

При совершении правонарушения психопаты (за исключением случаев с глубокими психопатическими изменениями) признаются вменяемыми и подлежат уголовной ответственности.


Библиография: Ганнушкин П. Б. Избранные труды, с. 116, М., 1964; Гурьева В. А. и Г и н д и к и и В. Я. Юношеские психопатии и алкоголизм, М., 1980, библиогр.; Керби-к о в О. В. Избранные труды, с. 37, М., 1971; Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков, Л., 1977; Сухарева Г. Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста, т. 2, М., 1959; Юдин Т. И. Психопатические конституции, М., 1926; Bräutigam W. Reaktionen, Neurosen, Abnorme Persönlichkeiten, Stuttgart, 1978; Leonhard K. Akzentuierte Persönlichkeiten, B., 1976; Petrilowisch N. Abnorme Persönlichkeiten, Basel — N. Y., 1960; Schneider K. Die psychopathischen Persönlichkeiten, Lpz.— Wien, 1923; Tülle R. Katam-nestische Untersuchungen zur Biographie abnormer Persönlichkeiten, B., 1966; V a i 1 1 a n t G. E. а. P e г г у J. С h. Personality disorders, в кн.: Comprehens. textbook of psychiat., ed. by H. J. Kaplan а. o., v. 2, p. 1562, Baltimore — L., 1980, bibliogr.


Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание