ПРИЧИННОСТЬ в медицине

ПРИЧИННОСТЬ (син. каузальность) в медицине.

Причинность — философская категория, отражающая объективно необходимую генетическую связь явлений, из которых одно явление (причина) при определенных условиях с необходимостью вызывает возникновение другого явления (следствия или действия). Развитие теоретических концепций в медицине непосредственно связано с характером и глубиной понимания П.

Традиционное понимание П. как отношения «необходимого порождения» явлений в результате материальных взаимодействий восходит к глубокой древности.

В. И. Ленин писал: «Тысячелетия прошли с тех пор, как зародилась идея «связи всего», «цепи причин» (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, с. 311). Решающее значение в формировании понятия «причинность» на заре человечества сыграла практическая деятельность. Проведенный О. В. Маслиевой сравнительный анализ этимологии слов, выражающих понятие «причинность» в древних языках (санскрите, древнегреческом, латинском, некоторых романских, славянских и других языках) , показывает связь значений этих слов с обозначением практических действий, орудий труда или каких-либо сторон производственного процесса. Это убедительно демонстрирует справедливость марксистского положения, согласно к-рому именно «...благодаря деятельности человека и обосновывается представление о причинности, представление о том, что одно движение есть причина другого» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, с. 545).

Возникнув на определенной исторической ступени развития общественной практики, категория П. наряду с другими философскими категориями выступает фундаментальным понятием научного познания, отображающим наиболее общие стороны взаимосвязей процессов и явлений реального мира. Специфика понимания П. определяет общую направленность научных исследований. Будучи самым тесным образом связана с решением основного вопроса философии, понятие П. имеет «...особенно важное значение для определения философской линии того или другого новейшего «изма» ...» (В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 18, с. 157). В зависимости от того, что выбирается исследователями в качестве источника познания причинных связей (объективная закономерность действительности или свойства нашего ума и присущая ему способность познавать окружающий нас мир) и решается извечный вопрос всякой философии об отношении мышления к бытию (см. Материализм и идеализм), что, в свою очередь, предопределяет характер и направленность научных исследований.

Материалисты, исходя из признания первичности материи, бытия и вторичности сознания (см.), мышления (см.), утверждают, что наше знание П. отражает объективно существующие связи и взаимодействие вещей, явлений реального мира. При этом сторонники материалистического понимания П., начиная с древнегреческих натурфилософов и, в первую очередь, атомистов, создавших учение о системе причинных связей в природе, исходили из представления о мире, в к-ром царит «естественная причинность». Поэтому материалистическое направление в науке (в т. ч. в биологии и медицине) было постоянно сориентировано на изучение реальных, объективно существующих причинных связей в природе.

В отличие от материалистических концепций субъективно-идеалистические философские системы различного толка рассматривали П. в качестве априорного понятия, основанного на субъективной вере в эмпирически наблюдаемую единообразную последовательность явлений. Полагая, что понятие «причинность» есть лишь удобное средство познания, субъективные идеалисты отрицают объективную природу причинно-следственных отношений, ставя тем самым под сомнение саму возможность научного познания природы. Объективные идеалисты рассматривают в качестве причин, действующих в природе, сверхматериальные сущности — душу, абсолютный дух, бога и т. п., внося тем самым существенные искажения в процесс познания реального мира.

Последовательно материалистическая детерминистская трактовка явлений природы, общества и человеческого мышления была дана К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые диалек тически увязали материалистически понимаемую идею причинной обусловленности явлений реального мира с идеей развития. Марксизм рассматривает причинность в качестве центрального ядра и основания общефилософского учения о материальных и закономерных связях явлений природы, общества и мышления. При этом следует подчеркнуть, что хотя П. и является основным элементом всех материальных взаимодействий, однако это всего лишь часть всеобщей связи явлений. Следовательно, объективным содержанием причинно-следственного анализа оказывается раскрытие того, как П. закономерно вписывается во всеобщую связь или вычленяется из нее. Поэтому, чтобы «...понять отдельные явления, мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать их изолированно, а в таком случае сменяющиеся движения выступают перед нами — одно как причина, другое как действие» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. т. 20, с. 546). Диалектическое понимание П. отличается от механистического и метафизического не отрицанием «изолированности» причинного отношения, но рассмотрением его в качестве относительного метода описания явлений в реальном мире. Объективность относительного характера П. раскрывается в ходе универсального взаимодействия, где причина и следствие меняются местами, что наглядно проявляется, напр., в системах с обратной связью.

Т. о., материалистическая диалектика (см.) утверждает, что различие между причиной и следствием носит не абсолютный, а относительный характер. Каждое следствие в определенном отношении является причиной, а каждая причина в соответствующем отношении есть следствие. В то же время сущностью метафизического подхода к пониманию П. является представление о неподвижном, застывшем характере отношений между причиной и следствием. Поэтому сторонники метафизического взгляда на П. не понимают, что «... причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю»... (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, с. 22). Материалистическая диалектика преодолевает ограниченность метафизического понимания П., доказывая что связь причины и следствия .носит характер взаимодействия: не только причина порождает следствие, но и следствие может действовать на причину и изменять ее. Поэтому, как подчеркивал Ф. Энгельс, взаимодействие является истинной causa finalis (конечной причиной) вещей.

Понятиями «причина» и «следствие» в мышлении человека отображается важнейшая закономернисть объективной реальности, знание к-рой необходимо для практической деятельности людей. Познавая причины природных явлений, человек получает возможность воздействовать на них, искусственно вызывая или предотвращая их возникновение.

Причинность в медицине. Проблемы возникновения и развития болезней тесно связаны с философскими аспектами изучения всеобщей универсальной взаимосвязи предметов и явлений объективного мира и их причинной обусловленности. Вследствие этого категория «причинности» оказывается важнейшим логико-методологическим основанием формирования научного подхода к осмыслению кардинальных понятий медицины: сущности болезни (см.), ее этиологии (см.) и патогенеза (см.), постановки диагноза (см.) и выбора методов терапии (см.). «...Знание причины... серьезнейшее дело медицины,— писал И. П. Павлов.— Во-первых, только зная причину, можно метко устремиться против нее, а во-вторых, и это еще важнее, можно не допустить ее действия до вторжения в . организм. Только познав все причины болезней, настоящая медицина превратится в медицину будущего, т. е. в гигиену в широком смысле». Поэтому медицина имеет давние и самостоятельные традиции в рассмотрении проблемы П.

Мысль о причинной обусловленности заболеваний человека оформилась в глубокой древности (см. Медицина). И в дальнейшем эволюция понятия «причинность» в медицине протекала в тесной связи со становлением и развитием общей теории патологии. Вот почему даже в современной литературе, посвященной анализу теоретических оснований развития мед. знаний, исследователи нередко отождествляют причинность и этиологию. Между 4 тем, как показано в работах В. Д. Жирнова, В. П. Петленко, А. И. Струкова, О. К. Хмельницкого и др., учение о причинах возникновения и развития болезней (этиология) и концепция П. как гносеологическое основание мед. знания и как учение о причинной обусловленности явлений, процессов и состояний не только не совпадают, но выступают в качестве разных уровней познания закономерностей здоровья и болезней человека. Изучение этиологии заболеваний человека подразумевает выявление, анализ и описание конкретных патогенных факторов и условий в возникновении и течении болезней, определении их нозологической специфичности. В свою очередь, понятие «причинность», отражая в каждый конкретный исторический период категориальный строй мед. знания, уровень развития мировоззрения в целом, детерминирует саму логику выявления объективных общих причин болезней и их связь с конкретным заболеванием отдельного человека.

Современные взгляды на П. в медицине — результат длительного исторического развития и обобщения знаний в области философии, медицины и естествознания в целом.

Зачатки научного стихийно-материалистического понимания П. в медицине ясно прослеживаются в работах древнегреческих врачей-натурфилософов, и прежде всего Гиппократа, рассматривавшего в качестве причины здоровья гармонию составляющих организм человека четырех жидкостей (крови, слизи, желтой и черной желчи) и соответственно в качестве причины заболевания — нарушение этой гармонии. Несмотря на умозрительный характер античного натурфилософского понимания П., оно вооружало врачей материалистическими принципами изучения заболеваний человека, ориентируя их на познание реальных процессов, протекающих в организме. Большое влияние на формирование концепции П. в медицине оказали взгляды Аристотеля, пытавшегося объединить материальность причины, ее активный и целесообразный характер в деятельности живых организмов. Концепция П., разработанная Аристотелем, сыграла существенную роль не только в развитии античной медицины (напр., в творчестве К. Галена), но и медицины средневековья. Правда, телеологический характер аристотелевской концепции П. в условиях господства религиозного мировоззрения в эпоху феодализма обернулся в медицине представлением о демонической природе патогенных факторов, о влиянии звезд и планет на здоровье человека.

Бурное развитие естествознания в Новое время, потребности машинного производства, распространение механистических взглядов на природу и общество оказали революционизирующее влияние на формирование концепции П. в медицине 16—18 вв., и особенно физиологии. Господствующим становится представление о человеческом организме как механизме, в к-ром все процессы взаимосвязаны и обусловлены законами классической механики. Идеалом эпохи оказывается часовой механизм, а различные проявления живого организма как в норме, так и в патологии рассматриваются с позиций механики (см. Ятромеханика). Это было время Р. Декарта, Ж. Ламетри, Г. Бурхаве — философов и медиков, введших в медицину и биологию понятия «человек-машина», «растение-машина», принцип рефлек торной деятельности организма (см. Рефлекторная теория) и т. д. В качестве причины биол, явлений рассматривались внешние силы, которые надо было приложить к телам, чтобы привести их в движение.

Механистическое истолкование П. в медицине, являясь значительным упрощением реальных причинных связей в организме, способствовало, однако, развитию опытного изучения процессов жизнедеятельности, механизмов возникновения и распространения болезней и, следовательно, оказало существенное влияние на развитие эмпирического медико-биологического знания. Так, напр., использование принципов классической механики позволило У. Гарвею верно описать систему кровообращения.

Вместе с тем углубление познания явлений органического мира, демонстрирующее их значительное своеобразие по сравнению с неживой природой, а также очевидное целесообразное строение, функционирование и развитие, показало несостоятельность механистического мировоззрения в биологии и медицине.

В противовес ему выступил витализм (см.), объясняющий специфику органической жизни наличием особых нематериальных факторов или сил. Восходящее к ятрохимическим представлениям об архее Парацелъса и Й. Ван-Гельмонта учение о жизненной силе получило новое развитие в трудах Шталя (G. Е. Stahl) и Ганеманна (S. F. Ch. Hahnemann). Выступив с решительной критикой механистических взглядов на П. в медицине, виталисты утверждали, что в живой природе якобы существуют особые формы причинных связей, не сводимые к тем, которые наблюдаются в неорганическом мире (см. Телеология).

Основы современного научного детерминизма и причинностного подхода к анализу взаимосвязи различных медико-биологических явлений начали складываться с середины 19 в. Широкое внедрение в медицину, общую патологию и физиологию экспериментальных методов выдвинуло в качестве важнейшей цели научного познания поиск объективных закономерностей в системе взаимосвязей явлений жизнедеятельности организма. Клеточная теория, созданная Т. Шванном, эволюционная теория Ч. Дарвина, целлюлярная патология Р. Вирхова, экспериментальная эмбриология Ру (W. Roux) создали естественнонаучную базу изучения причинно-следственных взаимосвязей в мед. науке.

Большое значение в упрочении и распространении естественнонаучной концепции П. в медицине имели научные взгляды основателей современной физиологии (см.) И. М. Сеченова и И. П. Павлова. Руководствуясь принципами научного детерминизма, Й. М. Сеченов обосновал свою фундаментальную концепцию о роли рефлексов в деятельности головного мозга, заложив тем самым теоретические основы всей последующей нейрофизиологии (см.), неврологии (см.) и психологии (см.). В свою очередь, И. П. Павлов неоднократно отмечал, что именно детерминизм (см.)’, всегда обращающийся к причине, ищущий причину, позволил ему установить механизм образования условного рефлекса (см.), что послужило научным фундаментом в разработке учения о высшей нервной деятельности (см.).

Ориентация на изучение устойчиво воспроизводящихся закономерностей, анализ причинных связей всего многообразия явлений, процессов и состояний жизнедеятельности организма становятся с конца 19 в. определяющей тенденцией развития медико-биологических наук. Однако возникновение и распространение детерминистских концепций в медицине и биологии в значительной степени протекало в русле господствовавшего в сознании естествоиспытателей метафизического и механистического стиля мышления, отождествлявшего П. и детерминизм и сводившего определенность причинного действия непосредственно к какому-либо неизменному внутреннему или внешнему фактору. Особенно ярко эта метафизичность проявилась в учении о причинах возникновения инфекционных болезней в форме исторической конфронтации монокаузализма (см.) и кондиционализма (см.). Сторонники монокаузализма утверждали, что достаточно воздействия на организм какого-либо одного причинного фактора для возникновения соответствующей болезни. С этой точки зрения, инфекционный агент, попадая в организм, неизбежно вызывает заболевание. В свою очередь, кондиционализм, пытаясь преодолеть ограниченность представлений об однозначной причине — необходимости, заменил ее многозначной необходимостью, где причина растворяется в совокупности условий, являющихся для каждого конкретного случая заболевания уникальным набором. Поэтому сторонники кондиционализма пришли к фактическому отрицанию П. в объективной реальности.

Материалистическая диалектика отвергает как абсолютизацию и сведение П. к одному из этиол, факторов и неучет их универсальной взаимосвязи и взаимодействия, так и отрицание объективности причинной связи и сведение ее к сумме равноценных условий. Эти односторонние подходы не в состоянии раскрыть сущности причин возникновения и развития болезней. Единственно научным основанием для решения проблемы П. в медицине выступает диалектико-материалистическое учение о причинно-следственных связях, разработанное К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным.

Для верного понимания П. в медицине нельзя упускать из виду, что, изучая причинно-следственные отношения в ходе конкретного экспериментального изучения, исследователь вынужден «вырвать» отдельные явления из их «всеобщей связи». Т. о., научное исследование имеет дело не со всем явлением в целом, а с его определенным фрагментом (см. Редукционизм). Чем сложнее явление, тем большее число наук его изучает. Различные стороны причинно-следственных отношений между явлениями в процессе жизнедеятельности человека исследуются биофизикой, биохимией, молекулярной биологией, гистологией, физиологией, психологией, педагогикой, социологией и др. Растет и число медицинских наук, выявляющих новые аспекты возникновения и развития болезней. Поэтому число этиологических факторов постоянно увеличивается, а их связь представляется все более сложной. Аналитический подход к исследованию такой сверхсложной системы, как человек, не только обособляет отдельные мед. науки друг от друга, создавая их особый предмет исследования — уровень изучения причинно-следственных связей, но также и внутри каждой науки, акцентируя отдельные подходы к изучению сложных интегративных феноменов существования человека.

В зависимости от организации экспериментального исследования одни и те же факторы могут рассматриваться в качестве как причин, так и условий и следствий. Последнее особенно часто наблюдается при детальном изучении патол, процессов, в ходе развития которых формируется так наз. порочный круг. Напр., местные нарушения гемодинамики в органах и тканях могут выступить в качестве причины изменений сердечной деятельности, которые, в свою очередь, обусловят еще большие отклонения в кровоснабжении органов и тканей. Причина и следствие при различных подходах к исследованию этих процессов как бы меняются местами. Аналогичная ситуация наблюдается при исследовании инфекционного процесса, когда при различных подходах «внешний» фактор (инфект) и «внутренний» фактор (организм, его реактивность и наследственно-конституциональные особенности) выступают то в качестве причины развития болезни, то в качестве его условия.

Зависимость определенных характеристик причинно-следственных связей, выявляемых в объективной реальности, от методического подхода к их изучению не означает их субъективности и произвольности, как считают кондиционалисты. Практика человека, в том числе врачебная деятельность, в к-рой используются достижения специальных наук для познания причин возникновения и развития болезней, доказывает объективность П. как категории научного познания. В. И. Ленин подчеркивал: «Каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи, но ... частичка не субъективной, а объективно реальной связи» (В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, с. 144). Поэтому диалектико-материалистическая концепция П. нацеливает медиков на комплексное изучение закономерностей функционирования человеческого организма в норме и патологии, раскрытие как жестко детерминированных, так и статистических причинно-следственных отношений (см. Причинность вероятностная).

Вместе с тем комплексный подход к изучению причинно-следственных связей в возникновении и развитии болезней не должен сводиться к порочным концепциям полиэтиологии и кондиционализма. Диалектический материализм, настаивая на многоаспектном изучении объективной реальности, одновременно ориентирует на выявление основного звена и познание системного единства многообразных форм причинно-следственных отношений. В любом, самом специальном исследовании нельзя упускать из виду аспект целостности. Так, организуя эксперимент, ученый постоянно сталкивается с необходимостью выбрать из многообразия реально существующих в живом организме свойств и признаков их нек-рое приемлемое количество, представляющее не случайные свойства, а сущность изучаемого явления.

Диалектическое понимание П. неразрывно связано с умением вычленить из многообразия связей в данном конкретном случае основное генетическое взаимодействие в совокупности с его необходимыми и достаточными условиями. Следовательно, предварительно сформулированная диалектическая концепция причинности, в общих чертах интерпретирующая сущность и целостность предмета исследования, должна предшествовать любому специальному исследованию, предопределяя его стратегию и тактику. Во всех случаях, как подчеркивал К. Маркс, образ целого «... должен постоянно витать перед нашим представлением как предпосылка» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 46, ч. 1, с. 38). Только в аспекте целостности раскрывается реальный смысл и значение причинно-следственных отношений, выявленных в ходе специального изучения многообразных сторон жизнедеятельности организма в норме и патологии. В современной теоретико-медицинской литературе, посвященной проблеме причинно-следственного анализа, целостный подход к пониманию П. связывается с представлением о нозологическом единстве болезней (см. Нозология).

Задача мед. исследования заключается, следовательно, не в том, чтобы найти одну единственную причину или совокупность множества разрозненных условий, а в том, чтобы, связать в единую закономерную связь многообразие найденных в ходе специальных исследований причинно-следственных отношений между различными процессами и явлениями. Причем связь эту следует понимать не только как готовую сформированную систему, но и как систему, прошедшую определенные стадии эволюционного развития. Поэтому, как справедливо считал И. В. Давыдовский, для понимания закономерностей здоровья и болезни требуется не только знать, почему возникла болезнь у данного человека, но и как возникла эта болезнь в истории человечества. Теоретически синтезируя «почему» и «как», медицина, вооруженная диалектико-материалистическим учением о причинных связях, вырабатывает новые действенные меры по предупреждению возникновения болезней (см. Профилактика, Профилактика первичная) и их лечению.



Библиография: Борзенков В. Г. Принцип детерминизма и современная биология, М., 1980; Давыдовский И. В. Проблема причинности в медицине, М., 1962; Ерохин В. Г. Гносеологические аспекты проблемы причинности в медицине, М., 1981; Жирнов В. Д. Проблема предмета медицины, М., 1978; Иванов В. Г. Причинность и детерминизм, Л., 1974; Маслиева О. В. Становление категории причинности, Л., 1980; Петленко В. П., Струков А. И. и Хмельницкий О. К. Детерминизм и теория причинности в патологии, М., 1978; РьюзМ. Философия биологии, пер. с англ., М., 1977; Ферворн М. Общая физиология, пер. с нем., М,, 1912; Фролов И. Т. О причинности и целесообразности в живой природе, М., 1961; Царегородцев Г. И. и Петров С. В. Проблема причинности в современной медицине, М., 1972: Шептулин А. Г1. Система категорий диалектики, М., 1967.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание