МЕДИЦИНСКАЯ СЛУЖБА Вооруженных Сил СССР

Перейти к: навигация, поиск

МЕДИЦИНСКАЯ СЛУЖБА Вооруженных Сил СССР — специальная организация в составе Вооруженных Сил, предназначенная для их медицинского обеспечения.

На М. с. возлагаются следующие основные задачи: организация и проведение эффективных мероприятий по оказанию медпомощи раненым и больным для сохранения их жизни и быстрейшего восстановления боеспособности и трудоспособности; предупреждение возникновения и распространения заболеваний среди личного состава войск; систематический мед. контроль за всеми сторонами жизни, быта, учебы и боевой деятельности войск с целью сохранения и укрепления здоровья военнослужащих; изучение особенностей возникновения и течения боевых поражений, а также изучение и обобщение опыта мед. обеспечения войск в различных условиях их деятельности в мирное и военное время.

Содержанием деятельности М. с. является медицинское обеспечение Вооруженных Сил. Задачи по мед. обеспечению М. с. решает под руководством командования, в тесном взаимодействии с политическими, тыловыми органами, а также другими службами, что предусматривается соответствующими уставами ВС СССР.

Возникновение и развитие М. с. диктовалось потребностями практики и тесно связано с экономической и социальной структурой об-ва, прогрессом экономики, медицины и военного дела. Зарождение М. с. в России обусловлено, так же как и в других странах, созданием регулярных войск. Значительным событием в развитии военно-мед. организации было учреждение временных военных госпиталей во время войны с Турцией (1676—1681), а также организация карантинных мер для борьбы с частыми в то время эпидемиями.

Крупный этап развития отечественной М. с. представляют реформы Петра I в начале 18 в. в связи с реорганизацией вооруженных сил и созданием регулярной русской армии. В соответствии с росписями (по существу штатными расписаниями) полков (1702—1706) и Уставом воинским (1716) М. с. получила достаточно четкое организационное оформление.

В ее составе были предусмотрены лекари, цирюльники, аптекари и другие мед. работники. Они занимали соответствующие должности либо при главном штабе, либо прикомандировывались к дивизиям; лекари несли службу в армейских пехотных и драгунских полках, цирюльники— в ротах. Мед. чины включались в состав и других войсковых формирований.

В 1706 г. согласно указу Петра I в Москве был учрежден Генеральный госпиталь (см. Главный клинический военный госпиталь), который с первых лет своего существования играл активную роль в развитии не только леч. дела, но и военно-мед. образования. Для обеспечения комплектования армии мед. кадрами здесь организуется первая в России госпитальная школа (см. Госпитальные школы). Вслед за московским Генеральным госпиталем организуются еще два госпиталя (сухопутный и морской) в Петербурге и госпитали в Кронштадте, Ревеле, Казани, Астрахани и др.

В период русско-турецкой войны 1768—1774 гг. впервые в истории отечественной военной медицины были учреждены штатные полевые госпитали на 1500 коек для каждой армии, развертываемые на театре военных действий (см. Госпиталь военный). Возглавлял мед. службу в армии генерал-штаб-доктор. Эпидемия чумы потребовала проведения противоэпид. мер, ив 1770 г. был учрежден особый лазарет для больных «моровой язвой».

В начале 19 в. в стране были проведены реформы органов государственного и хозяйственного управления, коснувшиеся и структуры руководства здравоохранением. Однако эти скромные реформы не ликвидировали недостатков в организации М. с.: сохранилась многоведомственность, отсутствовало единое руководство мед. обеспечением войск, практически почти полностью отсутствовали полевые леч. учреждения, специальных санитарно-транспортных средств не было. Все эти недостатки проявились в период Отечественной войны 1812 года. На основании опыта этой войны в состав корпуса и армии в 1829 г. были введены получившие штатное оформление подвижные госпитали. В корпусные подвижные госпитали был включен штатный конный сан. транспорт. Высокая заболеваемость личного состава, особенно инф. болезнями (дизентерией, малярией, тифами, чумой), носившая часто характер эпидемий, требовала создания соответствующих противоэпидемических учреждений в составе М. с. армии. К периоду русско-турецкой войны 1828—1829 гг. относится формирование так наз. подвижного карантина.

Впервые в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. были образованы нештатные сан.-гиг. группы и противоэпид. учреждения («ассенизационные отряды» общества попечения о раненых и больных воинах, комиссия по оздоровлению местностей, занятых Дунайской армией), в организации которых принимал участие Ф. Ф. Эрисман. Штатных гиг. и противоэпидемических сил и средств в составе М. с. действующей армии практически не было до конца 19 в.

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. впервые была широко применена эвакуация раненых и больных ж.-д. транспортом, руководство к-рой осуществлялось так наз. эвакуационными комиссиями. Комиссии включали в себя представителей ж.-д. комендатуры, управления инспектора госпиталей армии и Об-ва Красного Креста. В тех случаях, когда эвакуационным комиссиям придавались госпитали, эта сводная организация получала наименование эвакуационного пункта (см.).

Опыт войн, которые вела Россия в 19 в., развитие экономики и военного дела, равно как и прогресс медицины в целом требовали реформ в области военной медицины. В конце 19 и начале 20 в. в состав учреждений военно-мед. службы был введен ряд новых формирований. Военно-врачебные учреждения стали подразделяться на войсковые (лазареты частей, дивизионные лазареты и полевые госпитали, придаваемые дивизиям) и подчиненные непосредственно органам полевого управления армии (полевые подвижные госпитали, полевые запасные госпитали, эвакуационные комиссии, военно-сан. транспорты и др.)- Все военнослужащие были снабжены индивидуальными перевязочными пакетами (см. Пакет перевязочный индивидуальный). Для выноса раненых были введены санитары-носильшики (см. Вынос и вывоз пораженных).

Леч. учреждения, подчиненные нолевому управлению армии, в начале 20 в. включали полевые подвижные госпитали (по два на дивизию) и полевые запасные (резервные) госпитали (по четыре на дивизию). На каждые 100 чел. личного состава приходилось 6,25 койки. Кроме того, функционировали леч. учреждения Красного Креста и других общественных организаций.

В период русско-японской войны (1904 -1905) впервые наметилась некоторая специализация госпиталей. На последнем этапе войны в Харбине и Чите выделялись госпитали для лечения хирургических и инф. больных, а в Харбине — также госпитали для больных психическими, венерическими, офтальмологическими и оториноларингологическими болезнями.

В связи с развитием эвакуации раненых ж.-д. транспортом большое значение приобретали эвакуационные комиссии. Появились новые противоэпид. формирования (сан. отряды с походными бактериол, лабораториями и средствами дезинфекции, дезинфекционные отряды и др.).

В период первой мировой войны 1914 —1918 гг. мед. служба русской армии располагала: в полку — лазаретом на 8—16 (в кавалерийском — 6) мест; в дивизии — перевязочным отрядом и двумя лазаретами на 210 мест каждый (в ходе войны норма составляла 1,5 лазарета на дивизию), дезинфекционным отрядом; в корпусе — сан.-гиг. отрядом, полевыми госпиталями (по 210 коек) из расчета по два на дивизию и один на бригаду. Кроме того, имелись полевые запасные госпитали такой же емкости из расчета по четыре на дивизию и по два на бригаду; военно-сан. транспорт (один на дивизию), военно-сан. поезда и полевые аптеки. Однако в целом развертываемых на военное время коек, военно-сан. транспортов, военно-сан. поездов явно не хватало. В ходе военных действий потребовалось проведение ряда дополнительных мер для ликвидации огромного дефицита леч. учреждений. При этом значительное число госпиталей было сформировано не военным ведомством, а Красным Крестом и другими общественными и благотворительными организациями.

Одной из основных причин недостатков в организации М. с. и мед. обеспечения действующей армии оставалась порочная система руководства М. с. Различная принадлежность и подчиненность мед. учреждений (военному ведомству. Российскому Красному Кресту, Союзам городов и земств) не только не обеспечивала объединения их усилий и единства методов работы, но нередко приводила к конфликтам. Многоведомственность, а отсюда неразбериха имели место и в руководстве эвакуацией и леч. деятельностью. Некомпетентность органов руководства эвакуационным делом влекла за собой преобладание огульной эвакуации раненых в глубокий тыл без учета состояния их здоровья, особенностей течения и прогноза. Развитию лечебной и профилактической медицины мешала также слабость материально-технической базы.

Наряду с отмеченными недостатками в деятельности М. с. в период первой мировой войны имели место и положительные начинания. К их числу следует отнести формирование, хотя и запоздалое, сан. отделов армий; появление специального автотранспорта для мед. эвакуации, дальнейшее развитие ж.-д. сан. транспорта, введение предохранительных прививок против брюшного тифа и холеры, создание системы изоляционно-пропускных пунктов и инф. госпиталей, зарождение и развитие средств защиты от воздействия ОВ и медпомощи при поражениях ими.

В целом в русской армии в дореволюционный период был накоплен большой опыт мед. обеспечения войск. История сохранила имена целой плеяды военных врачей, внесших неоценимый вклад в развитие М. с. русской армии. И все же в тот период организационные основы военно-мед. службы отставали от общего уровня развития как военного дела, так и медицинской науки.

25 октября (7 ноября) 1917 г. в результате вооруженного восстания рабочих и крестьян, солдат и матросов под руководством большевистской партии во главе с В. И. Лениным в России победила социалистическая революция. В мировой истории не было события, которое оказало бы такое громадное влияние на судьбу всего человечества, как Великая Октябрьская социалистическая революция. Она возвестила конец эксплуатации человека человеком, невиданно ускорила общественный прогресс, ознаменовала глубочайший переворот в жизни сотен миллионов людей, открыла перед ними столбовую дорогу к коммунизму. Революция также проложила путь для Советского государственного строительства. Под руководством Коммунистической партии создавалась на новых началах вся система государственного управления, в том числе и в области народного здравоохранения и здравоохранения Вооруженных Сил СССР. Преследуя гуманнейшую цель — построение общества подлинного равноправия и справедливости, Коммунистическая партия связывала судьбу революции и рожденного ею нового общественного строя с борьбой за жизнь и здоровье широких народных масс. Это ставило дело охраны здоровья народа в ранг важнейших вопросов внутренней политики партии (см. Коммунистическая партия Советского Союза). 26 октября (8 ноября) 1917 г. в Петрограде при Военно-революционном комитете создается Медико-санитарный отдел во главе с М. И. Барсуковым. В оказании медпомощи раненым во время Октябрьского восстания и в последующие месяцы активно участвуют сан. отряды Пролетарского Красного Креста (в Москве — Рабочий Красный Крест), созданного в дни революции для оказания медпомощи отрядам Красной Армии. Мед. снабжение сан. подразделений во время боев в Петрограде, Москве, а затем и под Псковом производилось гл. обр. через Пролетарский Красный Крест, а также через военно-сан. учреждения (см. Здравоохранение).

В период гражданской войны Совет народных комиссаров и Совет обороны решали важнейшие вопросы военного здравоохранения (организация медпомощи раненым, борьба с эпидемиями, улучшение сан. состояния населения и армии). Большое внимание вопросам здравоохранения уделял председатель Совета народных комиссаров В. И. Ленин. 4 декабря (17 декабря) 1917 г. издается декрет, подписанный В. И. Лениным, о назначении коллегии «для заведования Главным военно-санитарным управлением». 11 июля 1918 г. вышло постановление Совнаркома об образовании Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, в состав к-рого на правах отдела вошло Глав-гое военно-санитарное управление (см. Ленин и здравоохранение). Проводится ряд мер с целью объединить руководство военно-мед. службой: средства сан. эвакуации передаются в ведение органов М. с.; определяется роль общественных организаций, в частности Российского об-ва Красного Креста, на фронте и в тылу; создаются органы, обеспечивающие мобилизационную работу; в основном устанавливаются формы взаимодействия военно-мед. службы с врачебно-санитарными отделами Совета рабочих и крестьянских депутатов.

При участии В. И. Ленина организуются новые сан. и мед. органы и учреждения, в частности Всероссийская и местные комиссии по улучшению сан. состояния (с участием представителей ВЧК, Политуправления революционного военного совета, профсоюзных органов, Наркомздрава). Регламентируются противоэпид. мероприятия, создаются многочисленные изоляционно-пропускные пункты на железных дорогах и тыловых районах фронтов.

Рис. 1. Схема организации войсковой медицинской службы и этапов эвакуации войскового тылового района согласно приказам РВСР и НКЗ Л» 220 —1918 г. и № 2314 — 1919 г. (на схеме внизу армейские госпитали выдвинуты в район дивизионного заградителя-распределителя).
Рис. 1. Схема организации войсковой медицинской службы и этапов эвакуации войскового тылового района согласно приказам РВСР и НКЗ Л» 220 —1918 г. и № 2314 — 1919 г. (на схеме внизу армейские госпитали выдвинуты в район дивизионного заградителя-распределителя).

Так, в постановлении Совета рабочей и крестьянской обороны от 5 ноября 1919 г. Народному комиссариату путей сообщения предписывалось оказать содействие в организации, оборудовании и содержании изоляционно-пропускных и врачебно-питательных пунктов по линиям железных дорог. Только в 1920 г. с помощью этих учреждений проверено более 21 тыс. поездов, подвергнуто сан. обработке свыше полумиллиона человек, госпитализировано 67 тыс. больных. Несмотря на огромные трудности и лишения, которые испытывала страна, правительство принимает ряд мер для увеличения коечного фонда. К июлю 1920 г. емкость леч. учреждений в стране только за год возросла в 3 раза и достигла 400 тыс. коек. Издается большое количество сан.-просвет, литературы. К участию в мед. обеспечении армии широко привлекаются местные Советы, партийные, общественные организации. С переходом войск на типовые штаты (приказы РВСР № 220 1918 г. и № 2314 1919 г.) была установлена и типовая структура М. с. (рис. 1). Несмотря на большие экономические трудности, разруху, а нередко и саботаж реакционной части врачей, уже в первые годы Советской власти были заложены принципиальные основы военной медицины и строительства М. с.

Партийные, государственные органы и лично В. И. Ленин проявляли постоянную заботу об охране и восстановлении здоровья личного состава вооруженных сил социалистического государства. Важное значение имеет установленное с первых лет Советской власти тесное взаимодействие М. с. и гражданских мед. учреждений, основанное на единстве гражданского и военного здравоохранения. В первые годы после ВелиКой Октябрьской социалистической революции в М. с. получило большое развитие профилактическое направление, к-рое с тех пор является основой медицинского обеспечения (см.). Важную роль в формировании системы мед. обеспечения войск сыграло объединение леч. дела и эвакуации под единым руководством Главного военно-санитарного управления. В период гражданской войны выросли крупные советские теоретики и организаторы здравоохранения, заложившие принципиальные основы строительства советского военного здравоохранения (Н. А. Семашко, 3. П. Соловьев, М. И. Барсуков, М. И. Баранов, С. Е. Бурштын и др.).

Широкий круг новых задач встал перед М. с. после окончания гражданской войны. Основной задачей военного здравоохранения было, с одной стороны, обеспечение войск в условиях мирного строительства молодого социалистического государства, с другой — подготовка М. с. к работе в условиях возможной войны. Особое значение приобрели разработка мер профилактики болезней и системы мероприятий по укреплению здоровья военнослужащих. Решение этих задач требовало пересмотра не только методов работы М. с., но и ее организационно-штатной структуры. Все более широко в системе предупредительных мероприятий используется диспансерное наблюдение за физ. состоянием и здоровьем военнослужащих. Это потребовало усиления как войсковых подразделений, так и госпиталей, повышения квалификации врачебного и другого мед. состава.

Организуется ряд новых профилактических учреждений. Уже в 1922 г. открываются первые санатории Красной Армин в Крыму и на Кавказе (Гурзуф, Евпатория, Саки, Ессентуки, Кисловодск, Пятигорск). В последующие годы сеть санаториев и домов отдыха значительно расширяется. Приобретают большую актуальность и активно разрабатываются проблемы гигиены и физиологии труда военнослужащих в новых родах войск — механизированных и танковых, военно-воздушных силах. Создаются психофизиол. лаборатории в центре, при учебных заведениях и в военных округах (см. Авиационная медицина), центральная и окружные сан.-гиг. лаборатории, а также другие профилактические учреждения. Из года в год возрастает количество средств, отпускаемых мед. службе Вооруженных Сил, что способствует созданию все более благоприятных условий для укрепления организационной структуры и улучшения ее деятельности. Так, бюджет Военно-санитарного управления РККА в 1928 г. возрос в два с лишним раза по сравнению с 1924—1925 гг. Значительно улучшилось снабжение военно-лечебных учреждений медицинским и санитарно-хозяйственным имуществом. В конце 20-х гг. М. с. вошла в состав Наркомата обороны, что способствовало более целенаправленной научной и практической связи ее с вооруженными силами страны.

Однако экономические трудности в стране в первые годы восстановительного периода, необходимость выделять огромные средства для ликвидации последствий войны и разрухи затрудняли строительство и оснащение М. с. Не способствовали планомерному строительству М. с. и частые изменения ее организационно-штатной структуры.

В 1929 г. вышло в свет «Руководство по санитарной эвакуации в РККА», к-рое формулировало принятые в то время принципы лечебноэвакуационно го обеспечения (см. Система лечебно-эвакуационного обеспечения) и структуру М. с. на военное время. Это руководство, хотя еще и не вполне последовательно, устанавливало этапное лечение как основу лечебно-эвакуационного обеспечения войск в боевых условиях. Раненые и больные в процессе эвакуации от места ранения (или заболевания) в тыл должны были последовательно пройти через все развернутые на эвакуационном пути медпункты и леч. учреждения (см. Этапы медицинской эвакуации). При этом расстояние между этапами эвакуации определялось прежде всего возможностями конно-санитарного транспорта (см. Гужевой санитарный транспорт).

Организация полевой М. с. в то время представлялась в следующем виде. Рота располагала сан. отделением в составе сан. инструктора и б санитаров. В стрелковом полку предусматривалось развертывание передового пункта медпомощи. Сан. часть полка располагала сан. двуколками для эвакуации раненых и банно-дезинфекционным отрядом. В дивизионном звене предусматривались перевязочный, эвакуационный, сан.-эпид., банно-прачечно-дезинфекционный отряды и дивизионный госпиталь. Силами перевязочного отряда развертывался главный (дивизионный) пункт медпомощи (с лазаретом на 60 коек) для оказания неотложной хирургической помощи. Дивизионный госпиталь (200 коек) располагался за главным пунктом медпомощи и предназначался для оказания квалифицированной помощи и кратковременного лечения раненых и больных. Эвакуационный отряд дивизии располагал командой санитаров, предназначенной для усиления подразделений полков санитарами-носильщиками, а также сан. транспортом (двуколки) для эвакуации раненых и больных и перевязочнопитательным пунктом. В корпусе предусматривалось два полевых подвижных госпиталя (см. Полевой подвижной госпиталь) на 200 коек каждый, которые должны были выполнять те же задачи, что и дивизионные госпитали. Армия располагала полевым эвакуационным пунктом (ПЭП) с двумя головными отделениями (ГОПЭП). Каждый ГОПЭП имел 2—3 полевых подвижных госпиталя и эвакоприемник (ЭП), предназначенные для развертывания в р-не станции снабжения. Коечная емкость госпиталей ПЭП не превышала 1200 коек, что ограничивало его возможности по госпитализации раненых и больных. Во фронте предусматривались фронтовой и вспомогательный эвакопункты, в состав которых должны были входить госпиталь-эвакоприемник, эвакуационные госпитали, конно-санитарный транспорт, сан. поезда, дезотряд, а также военно-врачебная комиссия.

Т. о., «Руководством по санитарной эвакуации в РККА» узаконивался так наз. дренажный тип системы этапного лечения (см.), что отражало существовавший в то время уровень развития военного дела, состояние материально-технической базы военного здравоохранения, в том числе средств транспортировки раненых. Изданный в 1933 г. «Устав военносанитарной службы» содержал ряд новых положений, представляющих собой значительный шаг вперед на пути развития системы этапного лечения. Однако реализация многих из этих положений еще не обеспечивалась реальными возможностями М. с.

Успешное развитие социалистической экономики нашей страны в 30-е годы позволило значительно повысить боевые возможности войск. Развиваются новые рода войск — авиация, танковые и механизированные войска. Возросла моторизация и механизация армии. В свою очередь бурно развивалось советское здравоохранение. Количество врачей в 1940 г. по сравнению с 1913 г. увеличилось с 28,1 до 155,9 тыс. (в 5,53 раза), количество среднего медперсонала соответственно с 46 до 472 тыс. (в 10,26 раза), число больничных коек с 207,6 до 790,9 тыс. (в 3,8 раза). Развивалась сеть специализированных леч.-проф, учреждений. Здравоохранение оснащается современным для того времени оборудованием и лечебно-диагностическими средствами. Все это позволило создать материально-техническую основу М.с. и укомплектовать ее кадрами.

Определенный боевой положительный опыт М.с. приобретает в период боевых столкновений на КВЖД, оз. Хасан и р. Халхин-Гол. Этот опыт подвергается тщательному анализу в интересах совершенствования структуры и материально-технической базы М. с. Значительное участие в развитии М. с. в этот период оказывают Военно-медицинская академия (см.), Куйбышевская ВМА и Военно-Морская медицинская академия в Ленинграде. С участием профессорско-преподавательского состава этих учреждений на военных маневрах изучаются опытные варианты учреждений и частей М. с., разрабатывается проект наставления по мед. службе и т. п. Кадровые военные врачи, закончившие военно-мед. академии, составляют все более значительную часть военно-врачебных кадров армии н флота. Ученые указанных академий (М. Н. Ахутин, С. И. Банайтис, М. П. Бресткин, В. И. Воячек, С. С. Гирголав, П. И. Егоров, Н. И. Завалишин, Ф. Г. Кротков, П. А. Куприянов, Б. К. Леонардов, Л. А. Орбели, Е.Н. Павловский и др.) выполняют ряд актуальных для военного здравоохранения научных исследований, сотрудники и выпускники академий принимают активное участие в мед. обеспечении войск в периоды боевых действий, а также в обобщении полученного опыта.

В научно-исследовательских работах и особенно в практическом руководстве службой видное место занимают вопросы боеготовности, проблема подготовки руководящих мед. кадров. Все более значительное место в творческой работе по совершенствованию М. с. занимает анализ и обобщение опыта ее боевой подготовки, в т. ч. опыта учений войск с участием М. с. Следует упомянуть в этой связи опыт маневров 1929 г., военную мед. игру 1935 г., экспериментальную полевую проверку опытного медико-санитарного батальона стрелковой дивизии в 1936 г. и др. В 30-е гг. много было сделано для совершенствования системы медицинского снабжения (см.): осуществляется переход на комплектование имущества по принципу функц, предназначения, создается перечень комплектов имущества боевого обеспечения, разрабатываются и принимаются укрупненные показатели и нормы расхода имущества, определяются принципы эшелонирования запасов мед. имущества и др.

В результате указанных мероприятий, а также обобщения опыта советско-финляндского конфликта руководством Санитарного управления РККА в сравнительно короткий срок были созданы основы принципиально новой передовой системы мед. обеспечения боевой деятельности войск.

Новая система базировалась на единой полевой военно-мед. доктрине. Основные ее положения были сформулированы начальником ГВСУ Е. И. Смирновым. Указанная доктрина основывалась на следующих положениях: единое понимание происхождения и развития болезни, единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в полевой санитарной службе; преемственность в обслуживании раненых и больных на различных этапах эвакуации; обязательное наличие краткой, четкой и последовательной мед. документации, позволяющей производить полноценную сортировку раненых и больных и обеспечивающей единую систему лечения и последовательность ее на различных этапах эвакуации; наличие единой школы, единого взгляда на методы профилактики и лечения раненых и больных на разных этапах мед. эвакуации определенного эвакуационного направления.

Применительно к военно-полевой хирургии эта доктрина основывалась на следующих положениях: все огнестрельные раны являются первично инфицированными; единственно надежным методом борьбы с инфекционным осложнением ран является своевременная первичная обработка ран; большинство ран нуждается в ранней хирургической обработке; произведенная в первые часы после ранения хирургическая обработка раны (см.) обеспечивает наиболее благоприятный прогноз; в условиях полевой санитарной службы объем работы и выбор методов хирургического вмешательства и лечения чаще определяются не столько мед. показаниями, сколько положением дел на фронте, количеством поступающих больных и раненых и их состоянием, количеством врачей, особенно хирургов, на данном этапе, а также наличием автотранспортных средств, полевых сан. учреждений и мед. оснащения, временем года и состоянием погоды.

Рис. 2. Схема организации медицинской службы общевойсковой армии к началу Великой Отечественной войны: МСБ — медико-санитарный батальон; АХО — авто-хирургический отряд; АСР — автосанитарная рота; ВПГ — военно-полевой госпиталь; ОРМУ — отдельная рота медицинского усиления; ППГ — полевой подвижной госпиталь; ЭП — эвакоприемник; ВВСП — временный военно-санитарный поезд; ЭГ — эвакуационный госпиталь; СЭО — санитарно-эпидемиологический отряд; ИГ — инфекционный госпиталь; ОДР — обмывочно-дезинфекционная рота; ПАСС — полевой армейский санитарный склад; ГЭП — головной эвакуационный пункт: УПЭП — управление полевого эвакуационного пункта; ГБА — госпитальная база армии.
Рис. 2. Схема организации медицинской службы общевойсковой армии к началу Великой Отечественной войны: МСБ — медико-санитарный батальон; АХО — авто-хирургический отряд; АСР — автосанитарная рота; ВПГ — военно-полевой госпиталь; ОРМУ — отдельная рота медицинского усиления; ППГ — полевой подвижной госпиталь; ЭП — эвакоприемник; ВВСП — временный военно-санитарный поезд; ЭГ — эвакуационный госпиталь; СЭО — санитарно-эпидемиологический отряд; ИГ — инфекционный госпиталь; ОДР — обмывочно-дезинфекционная рота; ПАСС — полевой армейский санитарный склад; ГЭП — головной эвакуационный пункт: УПЭП — управление полевого эвакуационного пункта; ГБА — госпитальная база армии.

В соответствии с принципами военно-медицинской доктрины была разработана и в значительной степени реализована организационноштатная структура М. с. (рис. 2), в к-рой предусматривалось: четкое разделение функций по объему оказания медпомощи между различными этапами мед. эвакуации; обеспечение войсковых соединений силами и средствами для оказания квалифицированной медицинской помощи (см.); внесение необходимых корректив в организацию специализированной медицинской помощи (см.); централизация сил и средств М. с. в армейском и фронтовом звеньях, обеспечивающая маневр этими силами и средствами в соответствии с оперативной и боевой обстановкой. Конкретные организационно-штатные изменения заключались в изъятии врачей из батальонов и замене их фельдшерами, что позволило увеличить кол-во врачей в других мед. частях и подразделениях, в реорганизации медико-санитарного батальона (см.) в направлении усиления его хирургами и введения в штат госпитальных взводов; создании подвижных госпиталей армейского подчинения; создании отдельной роты медицинского усиления (ОРМУ); создании обмывочно-дезинфекционной роты (ОДР) и лабораторного отделения в санитарно-эпидемиологическом отряде армии. Одновременно подверглись пересмотру имущество и оснащение мед. подразделений и учреждений.

Агрессия фашистской Германии против Советского Союза, начавшаяся 22 июня 1941 г., не позволила завершить ряд оборонительных мер в нашей стране, в том числе реорганизацию М. с. Продвижение немецко-фашистских войск на восток и захват ими ряда важнейших экономических районов нашей Родины поставили Советское государство в тяжелое положение. Определенные трудности испытывались в комплектовании Красной Армии личным составом и техникой. М. с. в этот период приходилось не только обеспечивать в мед. отношении сражения, развернувшиеся на огромном фронте, но и одновременно проводить мобилизационное развертывание. Временный отход наших войск вызвал необходимость эвакуации, а с переходом к наступлению — реэвакуации большого числа леч. учреждений. Необходимо было также восполнять значительные потери в силах и средствах, которые понесла М. с. в этот период.

Деятельность М. с. в первом периоде Великой Отечественной войны представляет важный этап в развитии системы и методов мед. обеспечения. Были выявлены основные особенности и трудности в работе М. с. и намечены пути совершенствования организационных форм и методов мед. обеспечения. Особенно это коснулось вопросов решения задач по маневру леч. учреждениями, тесного взаимодействия армейских и фронтовых средств М. с., создания в составе госпитальной базы армии полевых лечебных учреждений, предназначенных для оказания специализированной медпомощи и осуществления эвакуации по назначению с дивизионных медпунктов, а также создания системы лечебно-эвакуационного обеспечения легкораненых и терапевтических больных.

В ходе Великой Отечественной войны, постоянно совершенствуясь, сложилась стройная система лечебно-эвакуационного обеспечения, сущность к-рой состояла во всемерном приближении во времени квалифицированной медпомощи к раненым, эвакуации раненых и больных в лечебные учреждения по назначению в соответствии с мед. показаниями, рациональном размещении раненых для окончательного излечения в зависимости от продолжительности сроков лечения и вероятного исхода поражения в армейском, фронтовом и внутреннем районе страны. Т. о., была четко разработана и внедрена специализированная мед. помощь, к-рая начиналась уже в полевых подвижных госпиталях армии, создана стройная организация лечения легкораненых и больных. В ходе войны потребовалось внести и определенные коррективы в организационно -штатную структуру М. с., с тем чтобы она в большей мере обеспечивала возможность реализовать положения единой военно-мед. доктрины с учетом сложившихся во время войны конкретных материально-технических возможностей.

В период Великой Отечественной войны были усовершенствованы и прошли всестороннюю практическую проверку противоэпид, подразделения, части и учреждения. Разработаны и внедрены в практику методы применения противоэпид, и сан.-гиг. мероприятий в соответствии с различными условиями оперативной, боевой и эпид, обстановки в различных географических условиях. Это позволило максимально снизить инфекционную заболеваемость в войсках. Война оказалась серьезной проверкой системы медицинского снабжения (см.) действующей армии и потребовала ее корректив. На основе опыта мед. обеспечения войск был сокращен перечень и состав комплектов имущества боевого обеспечения; создана подвижная база снабжения в виде полевого армейского сан. склада и его отделений; определились и были реализованы методы планирования мед. снабжения боевой операции и др. Создана и успешно функционировала служба крови, позволившая практически бесперебойно получать и применять консервированную кровь и ее препараты, стали широко применяться кровезамещающие и противошоковые жидкости. Огромный опыт руководства М. с. в различных условиях позволил сократить и определить необходимый состав органов управления (см. Управление медицинской службой, Вооруженных Сил) и разработать методы их работы.

М. с. добилась во время войны высоких результатов. Было возвращено в строй 72,3% всех раненых и 90,6% больных. За героизм и выдающиеся подвиги, проявленные при спасении жизни раненых воинов, многим медработникам присвоено звание Героя Советского Союза (см. Медики — Герои Советского Союза). Свыше 115 тыс. военных медиков были награждены орденами и медалями. За заслуги в организации помощи раненым и больным и их лечения во время Великой Отечественной войны главному хирургу Красной Армии генерал-полковнику мед. службы академику H. Н. Бурденко, главному хирургу Военно-Морского Флота генерал-лейтенанту мед. службы профессору Ю. Ю. Джанелидзе, начальнику ВМА генерал-полковнику мед. службы академику Л. А. Орбели присвоено звание Героя Социалистического Труда. В послевоенные годы этой высшей награды удостоены также А. А. Вишневский, В. И. Воячек, H. Н. Еланский, Ф. Г. Кротков, Куприянов, Н. С. Молчанов, E. Н. Павловский.

За заслуги в развитии советской военной медицины, большой вклад в дело мед. обеспечения войск в годы Великой Отечественной войны почетное звание Героя Социалистического Труда присвоено академику АМН СССР генерал-полковнику мед. службы Е. И. Смирнову, который в качестве начальника Главного военно-санитарного управления Красной Армии возглавлял М. с. в течение всей войны.

Переход к мирному времени сопровождался изменением задач и организационной структуры М. с. Основные из них были близки задачам советского здравоохранения в целом. Это ликвидация сан. последствий войны, леч.-проф., сан.-гиг. и противоэпид, обеспечение личного состава вооруженных сил. контроль за здоровьем, физическим состоянием личного состава и меры по его укреплению, боевая и специальная подготовка военно-мед. службы, а также военно-мед. подготовка личного состава войск. Одной из важных задач являлось восстановление и дальнейшее развитие материально-технической базы военного здравоохранения. Благодаря прогрессу советской экономики, мед. науки и здравоохранения эти задачи были успешно решены в первые послевоенные годы. Другое основное направление деятельности М. с. в послевоенные десятилетия — решение научных и практических проблем, связанных с техническим перевооружением армии и флота, механизацией и моторизацией войск, возрастанием их технической и оперативной подвижности, появлением новых видов оружия в армиях ведущих стран мира.

Рис. 3. Схема организации медицинской службы Вооруженных Сил СССР в мирное время.
Рис. 3. Схема организации медицинской службы Вооруженных Сил СССР в мирное время.

История военного здравоохранения свидетельствует о том, что техническое переоснащение армии и внедрение в войска оружия, обладающего новым поражающим действием, оказывает существенное влияние на структуру сан. потерь, способы мед. обеспечения войск и организацию М. с. Возникла необходимость изучения не встречавшихся ранее боевых поражений, способов и необходимых средств защиты от новых поражающих факторов. Потребовались разносторонние исследования с целью разработки соответствующих способов мед. обеспечения в новых условиях и внесения корректив в состав средств М. с. Современная организационно-штатная структура М. с. соответствует сложившимся принципам советской военной медицины и организации вооруженных сил. В соответствии с организацией Вооруженных Сил в мирное время М. с. включает подразделения и части, входящие в состав войсковых частей и соединений, мед. части и учреждения окружного (флотского) подчинения, мед. учреждения, имеющиеся в различных видах вооруженных сил, и формирования центрального подчинения (рис. 3).

Военно-мед. служба военного округа (флота) располагает лечебными (гарнизонные и окружные госпитали, поликлиники, военные санатории), сан.-гиг. и противоэпид, учреждениями (см. Система противоэпидемического обеспечения, Система санитарно-гигиенического обеспечения), военно-мед. складами (см. Медицинское снабжение) и др. Руководство мед. частями и учреждениями, расположенными на территории военного округа, осуществляет начальник военно-мед. службы округа. В гарнизоне назначается гарнизонный врач, на к-рого возлагается руководство работой мед. подразделений, частей и учреждений гарнизона. К числу мед. учреждений центрального подчинения относятся центральные и главные госпитали Министерства обороны СССР, центральные поликлиники, ряд военных санаториев и домов отдыха, военно-медицинские учебные заведения и др.

М. с. различных видов вооруженных сил располагает подразделениями, частями, учреждениями, предназначенными для выполнения не только общих задач мед. службы, но также для разработки и реализации специальных леч.-проф, мероприятий, связанных с особенностями труда и быта личного состава этих войск. Руководство М. с. Вооруженных Сил СССР осуществляет Центральное военно-медицинское управление Министерства обороны СССР (см.).

См. также Медицина военная.



Библиография: Очерки истории советской военной медицины, под ред. Д. Д. Кувшинского и А. С. Георгиевского, Л., 1968; Потулов Б. М., В. И, Ленин и охрана здоровья советского народа, Л., 1969, библиогр.; Смирнов Е. И. Война и военная медицина, 1939—1945 годы, М., 1979; 60 лет советского здравоохранения, главн. ред. Б. В. Петровский, М., '1977; Энциклопедический словарь военной медицины, т. 3, ст. 713, 946, М., 1948.


Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Рекомендуемые статьи