МАЛЬТУЗИАНСТВО

Перейти к: навигация, поиск

МАЛЬТУЗИАНСТВО [по имени англ. священника и экономиста Мальтуса (Т. R. Malthus, 1766 — 1834)] — учение о народонаселении, согласно к-рому рост населения Земли опережает рост средств существования. Суть этого учения была изложена Мальтусом в книге «Опыт о законе народонаселения», вышедшей в свет в 1798 г. (русск. перевод 1868 г.) и выдержавшей при жизни автора шесть изданий.

Согласно М., в человеческом обществе, как и во всей живой природе, существует абсолютный закон безграничного размножения особей. При этом увеличение населения Земли идет в геометрической прогрессии, в то время как средства существования могут увеличиваться лишь в арифметической. Абсолютизируя роль биологических факторов в воспроизводстве населения, Мальтус в своем сочинении рисует жестокие последствия «естественного закона» народонаселения: «Человек, появившийся на свет, уже занятый другими людьми, если он не получил от родителей средств к существованию, на которые он вправе рассчитывать, если общество не нуждается в его труде, не имеет никакого права требовать для себя какого-нибудь пропитания, ибо он совершенно лишний на этом свете. На великом пиршестве природы для него нет прибора. Природа приказывает ему удалиться, и если он не может прибегнуть к состраданию кого-либо из пирующих, она сама принимает меры к тому, чтобы ее приказание было приведено в исполнение». Всякое вмешательство поэтому, с точки зрения Мальтуса, в «естественный порядок» не оправдано. Противоестественной он считает и врачебную деятельность, т. к. она ведет к сохранению жизни «лишних людей» и тормозит действие природных факторов регулирования численности населения.

Согласно М., причина бедствий трудящихся заключается не в социальных отношениях, а в вечных, биологических, законах природы. Безработица, нищета, голод возникают в результате неразумного размножения населения. Бедные по самой сущности вещей не имеют права требовать от богатых предоставления работы и пропитания, ибо главная и постоянная причина бедности не зависит ни от образа правления, ни от распределения имущества.

Концепция Мальтуса была с одобрением встречена идеологами буржуазии. Сторонники М. считали необходимым ознакомить всех людей, и в первую очередь «низшие классы народа», с основными положениями этого учения, чтобы искоренить «легкомысленные привычки» «неразумно» размножающихся трудящихся.

Интерес, проявленный в среде буржуазии к учению Мальтуса, был не случаен. Это был период, по чрезвычайно яркой характеристике Ф. Энгельса, первых жесточайших кризисов капитализма. Великая французская революция, континентальная блокада, нарушение свободы морских путей и, наконец, самое главное — выход на социальную арену в результате промышленного переворота и продолжающегося обезземеливания крестьян — постоянной резервной армии труда, т. е. армии безработных,— все это потребовало от буржуазии «непогрешимого» научного объяснения проблемы населения. Явившись, по словам Бебеля (A. Bebel), нужным словом, высказанным в нужный момент, М. послужило обоснованием социальной и экономической политики англ. буржуазии. Так, теоретические положения М. были положены в основу изменения закона о бедных в 1834 г. В соответствии с этим законом был регламентирован режим работных домов (домов принудительного труда) и других «благотворительных» учреждений, прозванных английскими рабочими «домами ужаса», «бастилиями нищеты». Бедняки, вынужденные пользоваться «благами» этого закона, ограничивались в политических правах и окружались презрением.

Учение Мальтуса оказало известное влияние на Ч. Дарвина. Однако для Ч. Дарвина оно явилось лишь поводом к формулированию положений, значение и содержание которых ничего общего с М. не имело. Более того, дарвинизм (см.) показал, что и в растительном, и в животном мире отсутствует закон безграничного размножения. Нормы размножения для каждого вида представляют собой обычный приспособительный признак, изменяющийся в строгом соответствии с условиями сохранения вида в процессе его эволюции.

Биологизаторский, метафизически ограниченный характер М. встретил резкую критику со стороны прогрессивных мыслителей. В России с обстоятельной критикой М. выступили Н. Г. Чернышевский, Д. И. Менделеев, К. А. Тимирязев. Однако подлинно всесторонний критический анализ М. был проведен в работах классиков марксизма-ленинизма. Называя это учение «...самым откровенным провозглашением войны буржуазии против пролетариата...» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, изд. 2-е, т. 2, с. 504). Ф. Энгельс показывал, что в человеческом обществе нет и не может быть «вечных и естественных законов народонаселения». Неверно представлять себе рост населения как чисто биологический процесс размножения людей. Существует тесная связь между ростом производства и ростом народонаселения. Каждому общественному строю, каждому историческому способу производства свойственны свои особые, имеющие исторический характер законы населения (см.). Так, открытие К. Марксом всеобщего закона капиталистического накопления показало, что перенаселение при капитализме относительно и возникает как следствие этого закона. В условиях капиталистической системы производства «... капиталистическое накопление постоянно производит, и притом пропорционально своей энергии и своим размерам, относительно избыточное, т. е. избыточное по сравнению со средней потребностью капитала в возрастании, а потому излишнее или добавочное рабочее население» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, 2-е изд., т. 23, с. 644).

Таким образом, относительное перенаселение в капиталистическом обществе, к-рое Мальтус пытался объяснить биол, законами, в действительности не имело ничего общего с естественными процессами размножения. Трудящиеся превращаются в безработных не потому, что они появились на свет лишними, а вследствие безжалостных законов развития капиталистического общества.

Уничтожающая критика классовых корней М., проведенная в работах К. Маркса и Ф. Энгельса, не означала вместе с тем отрицания объективной значимости этого учения.

Учение Мальтуса, по замечанию Ф. Энгельса, было безусловно необходимым, хотя исторически ограниченным, промежуточным этапом познания проблем народонаселения. Несомненная ценность его состояла в том, что оно привлекло внимание марксистов к вопросам производительной силы земли и размножению человечества и потребовало от них научного решения этих вопросов.

Теория Мальтуса по-прежнему находится в идеологическом арсенале буржуазных идеологов, претерпев в своей эволюции ряд этапов. С середины 19 в. развитие М. пошло в двух направлениях. С одной стороны, оно слилось с крайне реакционными биологизаторскими теориями социалдарвинизма и расизма (см.), с другой — было модифицировано известным англ. философом и экономистом Миллем (G. S. Mill) в систему социально-гигиенических мероприятий по борьбе с перенаселением. Утвердившийся в 19 в. капитализм не испытывал потребности в широком применении детского труда и большом количестве свободных рабочих рук, и потому буржуазное общество 19 в. начинает искать новые пути снижения населения: откладывание браков, безбрачие, регулирование или контроль рождаемости. Распространение неомальтузианства как системы снижения рождаемости в целях борьбы с перенаселением закрепляется в конце 19 — начале 20 в. возникновением многочисленных обществ и союзов: «Мальтузианская лига» в Англии в 1877 г., «Неомальтузианский союз» в Нидерландах в 1882 г., «Общество социальной гармонии» в Германии в 1891 г. и, наконец, «Международная федерация возрожденного человечества» в 1900 г. с многочисленными филиалами.

Не ограничиваясь медицинскими аспектами контроля деторождения, сторонники неомальтузианства преподносили практику его регулирования в качестве орудия политической борьбы трудящихся, как средство сокращения безработицы и улучшения материального положения. Именно эта социальная позиция вызвала решительную отповедь В. И. Ленина, который показал убожество «социального мальтузианства, его пессимистическую сущность». Недвусмысленно отделяя распространение среди населения определенных медицинских знаний о возможности регулирования деторождения от политической пропаганды, В. И. Ленин убедительно показал, что неомальтузианские идеи выразили психологию мелкого буржуа, стихийно протестующего против ухудшения жизни. «...Мелкий буржуа... протестует, как представитель класса, безнадежно гибнущего, отчаявшегося в своем будущем... Ничего не поделаешь, хоть детей бы поменьше было, страдающих от нашей муки..., нашей нищеты и наших унижений...» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 23, с. 256). Т. о., В.П. Ленин вскрыл классовую основу неомальтузианства начала 20 в., к-рое было элементом социальной психологии мелкого буржуа эпохи империализма, когда процесс разорения мелкой буржуазии значительно усилился.

Возрождение интереса буржуазной науки к идеям мальтузианства и «взрыв» мальтузианской пропаганды относится к новому этапу общего кризиса капитализма. Именно в 40—50-е гг. 20 в. вышли в свет сотни работ, авторы которых истолковывали реальные социально-экономические проблемы народонаселения как развитых капиталистических стран, так и стран Азии, Африки и Латинской Америки с откровенно мальтузианских позиций. Спекулируя на некоторых действительных фактах социального развития современности — возросшие темпы естественного прироста населения в мире во второй половине 20 в. (см. табл.) и отставание в ряде районов мира темпов роста сельскохозяйственного производства,— авторы этих работ пытаются применить положение Мальтуса к современным условиям. При этом современное М., включая в себя элементы предшествующих ему этапов развития, все более смыкается с футурологическими концепциями экологического пессимизма, превращается в составную часть идеологии империалистической буржуазии. Действительно, во многих развивающихся странах в наши дни есть острые социально-экономические проблемы, осложняемые быстрыми темпами естественного прироста населения. Одной из важнейших является продовольственная проблема. Так, в начале 70-х гг. в силу ряда причин продовольственная ситуация в некоторых развивающихся странах ухудшилась. В этих условиях быстрые темпы прироста населения, объясняющиеся сохранением высокой рождаемости при возрастании эффективности борьбы с эпидемиями и развитием сети медицинского обслуживания населения этих стран, ставят перед экономикой развивающихся стран ряд серьезных экономических задач. Однако использование при решении этих задач определенных мер демографической политики дает положительные результаты только в том случае, если они осуществляются на основе коренных социально-экономических и культурных преобразований. Так, абсолютизация государственной политики ограничения рождаемости в отдельных странах сторонниками неомальтузианства наших дней оказалась безуспешной. Объективная необходимость регулирования демографических процессов может быть реализована не в рамках неомальтузианских мероприятий, а в комплексе широких прогрессивных социально-экономических преобразований, способных изменить условия труда и жизни людей.

Таблица. ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ МИРА в 20 в.* (С. И. Брук, 1974)


Страны и континенты

Годы

1900

1920

1940

1950

1960

1970

1974

1974 в % к 1900

СССР

132**

158**

195

180

214

243

252

191

Европа (без СССР)

300

329

380

392

425

462

474

158

Азия (без СССР)

915

966

1244

1356

1645

2056

2240

245

Африка

120

141

191

217

270

3 44

387

323

Сев. и Центр. Америка

105

147

184

218

267

321

340

324

Юж. Америка

39

61

90

110

145

190

216

5 54

Австралия и Океания

6

9

И

13

16

19

21

3 50

Итого

1617

1811

2295

2486

2982

3635

3930

243

* Численность дана в млн. чел.

** На территории, ныне занимаемой СССР.

Постоянно ускоряющийся рост народонаселения характерен не только для развивающихся стран. Население на Земле в целом удваивается каждые 35 лет и потому его увеличение ставит серьезные социально-экономические проблемы перед всем человечеством. Эти проблемы в последнее время становятся предметом широких научных раздумий и дискуссий. При этом в западных капиталистических странах имеются определенные тенденции превращения М. в составной элемент современных буржуазных эколого-футурологических концепций. Авторы этих концепций рассчитали, что если развитие общества будет следовать тенденциям, наметившимся в последнее время, то с середины 21 в. в связи с истощением природных ресурсов и загрязнением среды население Земли начнет быстро вымирать.

Абстрактный, недифференцированный подход авторов этих концепций вызвал справедливую критику советских ученых. Как показано в работах В. В. Загладина, О. П. Щепина, И. Т. Фролова, Н. П. Федоренко и др., стихийные экономические процессы, характерные для капитализма, действительно могут привести к экологическим кризисам. Только социализм в условиях научно-технической революции обеспечит и обеспечивает наиболее благоприятные условия развития населения. Однако опыт ряда социалистических стран говорит о том, что и в социалистическом обществе темпы роста народонаселения представляют собой серьезную социальную проблему, к-рая не решается сама собой. Признание определяющей роли социально-экономических преобразований для решения проблемы народонаселения, по-видимому, должно быть дополнено признанием важности применения различных вспомогательных мероприятий, определенной политики народонаселения, направленной на сознательное регулирование этого процесса в соответствии с принципами демографии (см.). В этом огромную роль играет уровень развития культуры, пропаганды медицинских знаний, плановая система здравоохранения (см.).

Разработка эффективной демографической политики, как подчеркивалось на XXV съезде КПСС, — важная задача целого комплекса естественных и общественных наук. В новой Конституции СССР закрепляется и развивается научный и гуманный подход к демографической политике, открываются новые перспективы перед этой политикой, стимулируются новые поиски, в том числе и в теоретической области.

Не отрицая, таким образом, возможной необходимости регулирования роста народонаселения, о чем еще в 1881 г. писал Ф. Энгельс (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, 2-е изд., т. 35, с. 123), марксистско-ленинская идеология показывает ограниченность М., в том числе и современного, проявляющегося в абсолютизации биологического в человеке (см.). Являясь подтверждением реакционности буржуазной идеологии, положения М. и неомальтузианства требуют решительной и бескомпромиссной борьбы. Поэтому с позиций марксизма-ленинизма следует решительно выступать «...против попыток навязать это реакционное и трусливое учение самому передовому, самому сильному, наиболее готовому на великие преобразования классу современного общества,» рабочему классу (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 23, с. 257).



Библиография: Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., т. 2, с. 504, т. 23, с. 644; Ленин В.Н. Полное собрание сочинений, 5-е изд., т. 23, с. 255; Д e Кастро Ш. География голода, пер. с англ., М., 1954; Критика мальтузианских и неомальтузианских взглядов (Россия XIX — начала XX в.), М., 1978; Лисицын Ю. П. и Перекопская JI. Г. «Демографический взрыв» и неомальтузианство, М., 1979, библиогр.; Мальтус Т. Р. Опыт о законе народонаселения, пер. с нем., т. 1—2, Спб., 1886; С м у л e в и ч Б. Я. Критика буржуазных теорий и политики народонаселения, М., 1959; T о м и л и н С. А. Демография и социальная гигиена, с. 172, М., 1973.


Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Рекомендуемые статьи