ЛЕКАРСТВЕННАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Перейти к: навигация, поиск

Термин «лекарственная зависимость» (англ. drug dependence) был предложен в 50-х гг. 20 в. Эдди (N. В. Eddy) с соавт, вместо термина «наркомания». Мотивируя свое предложение, авторы указывали, что в связи с появлением новых видов наркоманий, вызываемых «неклассическими» наркотиками, возникла необходимость в термине, к-рым можно было бы обозначать все формы злоупотребления лекарственными веществами. По мнению авторов, термин «лекарственная зависимость» наиболее приемлем с этой точки зрения, т. к. состояние «зависимости» организма от используемого вещества является особенностью, общей для различных форм злоупотребления лекарственными веществами.

Комитет экспертов ВОЗ но лекарственным средствам, вызывающим зависимость (до 1964 г.— Комитет экспертов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим наркомании), в своем 13-м докладе (1964) рекомендовал использовать термин "лекарственная зависимость" вместо терминов «наркомания» и «пристрастие к лекарственным средствам». Эта рекомендация была одобрена Научной группой ВОЗ по оценке препаратов, вызывающих лекарственную зависимость (1965), а также Национальной академией наук и Национальным советом научных исследовании США.

Согласно дефиниции, данной в 16-м докладе (1969) Комитета экспертов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим зависимость, под Л. з. подразумевается «психическое, а иногда также физическое состояние..., характеризующееся определенными поведенческими реакциями, которые всегда включают настоятельную потребность в постоянном или периодически возобновляемом приеме определенного средства для того, чтобы испытать его действие на психику, а иногда для того, чтобы избежать неприятных симптомов, обусловленных прекращением приема этого средства».

По предложению Эдди с соавт. (1965), следует различать психический и физический типы Л. з. Под психической зависимостью эти авторы предлагают понимать «состояние, при к-ром лекарственное средство вызывает чувство удовлетворения и психического подъема и к-рое требует периодически возобновляемого или постоянного введения лекарственного средства для того, чтобы испытать удовольствие или избежать дискомфорта», а под физической зависимостью «адаптивное состояние, к-рое проявляется интенсивными физическими расстройствами, когда прекращается введение соответствующего лекарственного средства... Эти расстройства, т. е. синдром абстиненции, представляют собой комплекс специфических симптомов и признаков психического и физического свойства, которые характерны для действия каждого вида наркотика».

Приведенные дефиниции Л. з. психического и физического типов получили одобрение и были приняты Комитетом экспертов ВОЗ по лекарственным средствам, вызывающим зависимость, в его 19-м докладе (1974). В связи с этим с конца 60-х — начала 70-х гг. термин «лекарственная зависимость», а также термины, обозначающие ее различные типы, т. е. психическую и физическую зависимость, стали использоваться в соответствующих документах ВОЗ и научной литературе.

Однако практика использования термина «лекарственная зависимость» показала, что по ряду причин им нецелесообразно заменять термин «наркомания». Так, во многих случаях к понятию «наркомания» необоснованно приравнивается понятие «физическая зависимость». Между тем известно, что само по себе наличие физ. зависимости от некоторых веществ пе обязательно сопровождается развитием наркомании. Так, напр., циклазоцин и налорфин обладают способностью вызывать признаки данного типа зависимости, но несмотря на это не становятся объектом злоупотребления и, следовательно, не ведут к наркомании. С другой стороны, наркомания может возникать вследствие злоупотребления веществами, которые приводят к развитию только психического типа зависимости (напр., кокаин) либо незначительно выраженной физ. зависимости на фоне сильной психической зависимости (напр., фенамин и некоторые другие стимуляторы ц. н. с.). В ряде случаев злоупотребление веществами, несомненно вызывающими тот или иной тип зависимости (напр., кофеином, никотином и др.), не является причиной включения этих видов злоупотребления в группу наркоманий. В связи с этим психическую и физическую зависимость можно рассматривать лишь как проявление определенного вида синдрома, в разной степени характерного для различных состояний, в т. ч. для клин, картины наркоманий и токсикоманий.

Т. о., понятие «лекарственная зависимость» нельзя признать тождественным понятию «наркомания». Кроме того, термин «лекарственная зависимость» не является адекватной заменой термина «наркомания» с юридической точки зрения, т. к. он не отражает степени социальной опасности, мер контроля и правовых аспектов, касающихся злоупотребления наркотиками. В связи с этим Комиссия ООН по наркотическим средствам, рассмотрев данный вопрос на ряде сессий (19, 20, 21, 22 и 23-й), не согласилась с предложением ВОЗ о замене термина «наркомания» термином «лекарственная зависимость». На 20-й сессии комиссия отметила, что термин «наркомания» принят во всех странах мира уже в течение долгого времени и что он также включен в национальное законодательство отдельных стран п в международные договоры, включая конвенцию 1961 г. о наркотических средствах. В связи с этим Комиссия не могла одобрить внесение изменения в существующую терминологию текстов договоров, поскольку можно ожидать, что принятие новой терминологии создаст трудности административного характера, а также повлечет за собой усложнения с юридической точки зрения. Кроме того, комиссия отметила, что «поскольку решение о подведении какого-либо вещества под международный контроль основывается на его более или менее вредных эффектах, в каких выражениях эти последние определяются, является мало существенным» (документ E/CN 7/488, стр. 31, пункт 115).

Рассматривая данный вопрос на 23-й сессии (1969), Комиссия ООН но наркотическим средствам подтвердила свое несогласие на замену термина «наркомания» (документ E/CN 7/523, пункт 211) и в своем докладе просила секретариат «использовать во всех документах для комиссии термин "наркомания" для всех случаев зависимости от наркотических средств и избегать слов "зависимость" или "зависимый" в связи с употреблением наркотических средств» (документ E/CN 7/523, пункт 212).

В соответствии с этим в СССР термин «лекарственная зависимость» не принят вместо термина «наркомания» и в наркологии и психиатрии используется только для обозначения зависимости (психической или физической) как одного из синдромов, выявляемых при наркоманиях и токсикоманиях. При этом под синдромом психической зависимости подразумевают состояние организма, характеризующееся патол, потребностью в приеме какого-либо психотропного вещества с тем, чтобы избежать нарушений психики или дискомфорта, возникающих при прекращении приема вещества, вызвавшего зависимость, но без явлений абстиненции, а под синдромом физической зависимости — состояние, характеризующееся развитием абстиненции при прекращении приема вызвавшего зависимость вещества или после введения его антагонистов.

Указанные типы синдрома зависимости развиваются в отношении веществ, обладающих влиянием на психические функции ц. н. с., причем различные вещества такого тина действия обладают неодинаковой способностью вызывать психическую или физическую зависимость либо оба вида зависимости одновременно. Поэтому при применении термина «синдром зависимости» в каждом конкретном случае целесообразно уточнять, по отношению к какому веществу данный термин используется (напр., синдром зависимости от кокаина, морфина и т. д.).

Синдром психической или физической зависимости может развиваться не только при злоупотреблении лекарственными средствами, но и веществами или продуктами (химическими, растительными и пр.), которые не отнесены к лекарственным средствам (напр., никотином, галлюциногенами, продуктами индийской конопли и т. д.). В связи с этим термин «синдром зависимости» рационально употреблять, не уточняя понятие «зависимость» определением «лекарственная», чтобы не ограничивать использование данного термина только применительно к лекарственным средствам.

Следует также иметь в виду, что в широком смысле явления «зависимости» от лекарств имеют место при лечении многих заболеваний (особенно отличающихся хроническим и прогрессирующим течением), а также практически во всех случаях заместительной терапии. Характерной чертой такого рода зависимости от лекарств является обострение или ухудшение течения какого-либо заболевания при отмене лекарственных средств, используемых для его лечения, напр. обострение коллагенозов при отмене кортикостероидов и противовоспалительных средств, учащение приступов эпилепсии и развитие эпилептического статуса при отмене противоэпилептических средств и т. д. В такого рода случаях зависимость больного от лекарств определяется прежде всего высокой эффективностью современных препаратов при различных формах патологии и не является следствием немедицинского использования лекарственных средств в целях воздействия на психику.

Механизмы развития синдрома зависимости психотропных веществ мало изучены. Развитие этого синдрома, очевидно, происходит путем формирования определенных условнорефлекторных связей. Можно также полагать, что при этом имеет значение влияние вызывающих зависимость средств на некоторые нейромедиаторные и биохим, процессы, протекающие в ц. н. с. В пользу такого предположения свидетельствуют экспериментальные данные о том, что различные психотропные вещества (фенамин, этиловый спирт, морфин) повышают обмен катехоламинов и влияют на содержание циклических нуклеотидов в ц. н. с. Не исключено также, что в развитии зависимости от анальгетиков группы морфина определенную роль играет способность этих веществ влиять на систему так наз. опиатных рецепторов и их эндогенных лигандов (эндорфинов и энкефалинов) в ц. н. с.

Потенциальная способность психотропных веществ вызывать явления зависимости может быть изучена в эксперименте на животных. С этой целью используют гл. обр. различные модификации условнорефлекторного метода исследования. В качестве подкрепления поведенческих реакций животных в такого рода экспериментах обычно используют методики самовведения испытуемых веществ, методику представления их выбора (предпочтения) и др. При экспериментальной оценке способности морфиноподобных веществ вызывать явления зависимости могут быть также использованы антагонисты этих веществ.

Установление с помощью указанных методов экспериментальной фармакологии способности новых веществ вызывать зависимость имеет большое практическое значение, т. к. еще на стадии доклинических испытаний дает информацию о возможности злоупотребления испытуемыми веществами. Получение подобной информации позволяет уже на ранних этапах внедрения таких веществ в практику установить необходимые меры контроля за их использованием.

См. также Наркомании, Токсикомании.



Библиография: Бабаян Э. А. Наркологическая служба и организация лечения больных алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями, Тезисы докл. 2-й Всесоюз. науч.-практ. конф, по вопросам клиники, профилактики и лечения алкоголизма и наркоманий, с. 3, М., 1978; Руководство по лекарственной зависимости, под ред. Д. Ф. Крамера и Д. К. Камерона, пер. с англ., М., 1976; Э д д и Н. и д р. Зависимость от наркотика — ее значение и характеристика, Бюлл. ВОЗ, т. 32, Л1» 5, с. 742, 1965.


Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Рекомендуемые статьи