ЛАМАРКИЗМ

Перейти к: навигация, поиск

ЛАМАРКИЗМ — концепция эволюционного развития живой природы, основанная на представлении о передаче по наследству признаков, приобретаемых отдельными особями в процессе индивидуальных приспособлений к изменениям среды.

Ламаркизмом иногда неправильно называют эволюционное учение Ж. Ламарка. Однако термин «ламаркизм» возник лишь в 60—70-х гг. 19 в. как антитеза дарвинизму (см.) и обозначал лишь те воззрения Ж. Ламарка, которые противоречили эволюционному учению Ч. Дарвина. Отождествляя изменение организмов и эволюционный процесс, сторонники Л. полагали, что видообразование определяется непосредственными изменениями среды, а не естественным отбором (см.).

Невыясненность закономерностей изменчивости и наследственности в биологии того периода явилась источником определенной привлекательности идей Л. Так, нек-рую дань ламаркистским представлениям о наследовании приобретенных признаков отдал Ч. Дарвин в своей «временной гипотезе пангенезиса». В ходе последующих дискуссий между дарвинистами и ламаркистами эти взгляды Ч. Дарвина подчеркивались и преувеличивались последними и в ряде случаев искаженно выдавались за краеугольный камень дарвинизма.

К Л. склонялись также некоторые крупные палеонтологи. Это объяснялось тем, что хотя ископаемый материал хорошо демонстрирует приспособительный характер изменчивости, тем не менее нелегко выявить ее причины: вызвана она действием естественного отбора или же представляет собой результат наследования приобретенных в процессе индивидуального приспособления признаков.

Были предприняты попытки экспериментально проверить возможность эволюции организмов путем их прямого приспособления на основе наследования приобретенных признаков. Однако полученные данные о морфогенной роли факторов среды свидетельствовали лишь о модификационной природе изменчивости организмов. Доказательств наличия прямого приспособления наследственного характера они не дали.

В конце 19 в. сторонники Л. разделились на различные школы, хотя и разнородные, но объединяемые признанием наследования приобретенных признаков и недооценкой или отрицанием эволюционной роли естественного отбора. Среди этих школ, получивших общее название «неоламаркизм», предложенное Паккардом (A. Packard, 1901), выделялись три основные: механоламаркистов, ортоламаркистов и психоламаркистов.

Согласно представлениям механоламаркистов [Спенсер (Н. Spencer), Боннье (G. Bonnier) и др.], тело (сома) влияет на половые клетки, вызывая в них изменения, аналогичные изменениям тела, что ведет к передаче по наследству «благоприобретенных признаков» (так наз. соматическая индукция). Ортоламаркисты [Негели (К. W. Nageli), Осборн (H. F. Osborn), Л. С. Берг и др.], пытаясь объяснить факт направленности эволюционного процесса, рассматривали в качестве причины развития свойств организмов «внутреннее стремление к прогрессу». Так, крупнейший амер. палеонтолог конца 19 в. Коп (E. D. Соре) придавал большое значение в эволюции организмов «силе роста», или батмизму, т. е. желанию или нежеланию животного иметь более развитой ту или иную часть тела. Он объяснял наследование приобретенных признаков запечатлением их в памяти (так наз. мнемогенезис). Дальнейшим развитием этих воззрений стал психоламаркизм, который, используя идеи витализма (см.), пытался объяснять адекватность изменчивости и приспособительный характер эволюции органических форм влиянием психических факторов. Согласно взглядам психоламаркистов [А. Паули (A. Pauli), А. Вагнер (A. Wagner) и др.], животные, их органы и части органов, «знают», как реагировать на изменения условий среды; эти изменения целесообразны и передаются по наследству.

Выдвинутая А. Вейсманом в 1883 г. теория непрерывности зародышевой плазмы и утверждение им невозможности наследования благоприобретенных признаков (см. Вейсмана теория) резко обострили противоречия между сторонниками Л.— неоламаркистами и дарвинизма — неодарвинистами. С этого момента начался многолетний спор ламаркистов — сторонников поисков причины развития вне организма (концепция эктогенеза)— с неодарвинистами, развивавшими идеи, согласно к-рым причина развития находится внутри организма и не зависима от внешней среды (концепция автогенеза). До переоткрытия законов Менделя (см. Менделя законы) и разделения понятия изменчивости (см.) на наследственную и ненаследственную подобное противоборство концепций экто- и автогенеза исторически было понятно и оправдано. Согласно совр, представлениям, сформировавшимся в начале 20 в., индивидуальное и историческое развитие определяется взаимодействием внешних и внутренних факторов онто- и филогенеза. Т. о., концепции Л. как чисто эктогенетической теории, равно как и чисто автогенетические концепции, фактически изжили себя к концу первой четверти 20 в. Синтез генетики и классического дарвинизма привел к тому, что концепции Л. окончательно лишились какой бы то ни было фактической и теоретической основы. Однако невыясненность генетических механизмов взаимодействия внешних и внутренних факторов в процессах онто- и филогенеза организмов привела в первой четверти 20 в. к нек-рому возрождению интереса естествоиспытателей к идеям Л.

В 20-х гг. 20 в. австр. биолог П. Каммерер (P. Kammerer) предпринял попытку экспериментально подтвердить наследование приобретенных признаков. Его первые эксперименты, казалось, подтверждали истинность основной догмы Л. Однако их перепроверка не повторила полученных им результатов. В начале 20-х гг. 20 в. И. П. Павлов поручил своему сотруднику проверить возможность наследования условных рефлексов. Полученные им данные как будто бы вновь говорили о возможности ламаркистской трактовки исследуемой проблемы. Н. К. Кольцов обратил внимание И. П. Павлова на то, что повторное проведение опытов с различными поколениями крыс неосознанно для экспериментатора вело к совершенствованию его методических приемов: в результате условные рефлексы у крыс последующих поколений вырабатывались быстрее, чем у предыдущих, что и привело в конечном итоге к неверным теоретическим выводам. При перепроверке результаты опытов действительно не подтвердились, и И. П. Павлов в открытом письме, опубликованном в «Правде», просил не причислять его к сторонникам Л.

Синтез генетики и дарвинизма в конце 20-х— начале 30-х гг. 20 в. привел к тому, что Л. окончательно потерял свое влияние, а его немногочисленные сторонники фактически выступали с позиций открытого антидарвинизма. Под видом критики автогенеза отдельные ученые [Т. Д. Лысенко, И. И. Презент, Главинич (R. Glavinic) и др.] продолжали отстаивать ошибочные, механистические взгляды на природу наследственности, видообразования, естественного отбора и т. д. В частности, Т. Д. Лысенко и его последователи под видом развития научного наследия И. В. Мичурина активно возрождали идеи Л., использовав при этом понятия «мичуринская биология» и «советский творческий дарвинизм»; в качестве примеров наследования приобретенных признаков широко пропагандировались «вегетативная гибридизация», «переделка» генетически различных озимых сортов зерновых в яровые и наоборот и др. Перепроверка результатов опытов Т. Д. Лысенко и его сторонников показала их полную научную несостоятельность. Однако в результате сессии ВАСХНИЛ в августе 1948 г., приведшей к монополизации взглядов сторонников Т. Д. Лысенко, ламаркистское влияние затронуло в конце 40— начале 50-х гг. некоторые разделы биологии, в частности микробиологию. Ламаркистскими идеями были насыщены также публиковавшиеся в нашей стране с 1948 по 1964 г. учебники для вузов, в т. ч. и для мед. ин-тов, по биол, дисциплинам.

Между тем исследованиями в области молекулярной биологии (см.) и молекулярной генетики (см.) было убедительно доказано, что поток генетической информации однонаправлен (ДНК->РНК->белок->признак). Эти исследования на молекулярном уровне вновь продемонстрировали ненаследственный характер модификационных изменений, возникающих как индивидуальные приспособления организма к среде.

Развернувшиеся исследования генетических механизмов развития организма, открывшиеся возможности практического использования достижений молекулярной биологии с особой отчетливостью показали тот вред, который нанесла советской биологической науке монополизация взглядов Т. Д. Лысенко и его последователей. В этой связи принципиальное значение имел Октябрьский (1964) Пленум ЦК КПСС, положивший начало решительной перестройке положения в биол, науках в СССР, после к-рого были предприняты меры по восстановлению и развитию совр, генетических и других направлений в познании закономерностей развития органических форм.

Открытие амер. биологами Балтимором (D. Baltimore) и Темином (H. Temin) явления обратной транскрипции (см.), т. е. возможности переноса информации не только от ДНК к РНК, но и от РНК к ДНК, возродило у некоторых ламаркистов надежду на подтверждение возможности наследования приобретенных признаков. Однако, как показали дальнейшие исследования, обнаружение явления обратной транскрипции не свидетельствует еще о наличии такого потока генетической информации, который мог бы обеспечить наследование приобретенных признаков.


См. также Эволюционное учение.


Библиография: Бляхер Л. Я. Проблема наследования приобретенных признаков, М., 1971; Давиташвили Л. Ш. Современное состояние эволюционного учения на Западе, М., 1966; История биологии с древнейших времен до начала 20-го века, под ред. Л. Я. Бляхера и др., с. 117 и др., М., 1972; История биологии с начала 20-го века до наших дней, под ред. Л. Я. Бляхера и др., М., 1975; Каммерер П. Общая биология, пер. с нем., М.— Л., 1925; он же, Загадка наследственности, пер. с нем., Л., 1926; Смирно в Е. С., Вермель Ю. М. и Кузин Б. С. Очерки по теории эволюции, М.,,1924.


Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Рекомендуемые статьи