КОРТИКОСТЕРОИДЫ

КОРТИКОСТЕРОИДЫ (син.: кортикостероидные гормоны, адренокортикостероиды, адреностероиды, кортикоиды) — специфические гормоны коркового вещества надпочечников. Корковое вещество надпочечников (см.) продуцирует большое количество стероидных соединений, являющихся производными циклопентанпергидрофенантрена, к к-рому присоединены гидроксилы. В зависимости от числа атомов углерода гормоны, выделяемые корковым веществом надпочечников, делятся на три группы соединений: C18-стероиды — женские половые гормоны — эстрогены (см.), они выделяются корковым веществом надпочечников в следовых количествах; C19-стероиды — мужские половые гормоны — андрогены (см.); C21-стероиды — собственно кортикостероиды, обладающие специфическим для гормонов коркового вещества надпочечников биол, действием.

По характеру влияния на обмен веществ специфические гормоны коркового вещества (собственно К.) делятся на две группы гормонов: глюкокортикоидные гормоны (см.), влияющие на обмен углеводов, белков, жиров, нуклеиновых к-т, и минералокортикоидные гормоны (см.), влияющие на водно-солевой обмен. При этом глюкокортикоидные гормоны обладают незначительной минералокортикоидной активностью, что необходимо учитывать при терапии препаратами этих гормонов, особенно если назначаются большие дозы. Все собственно К. состоят из 21 углеродного атома и являются производными аллопрегнана и прегнана (в зависимости от альфа- или бета- положения водорода при C5), структурная формула которых следующая:

аллопрегнан и прегнан

Из 46 соединений, выделенных из коркового вещества надпочечников, 9 являются биологически активными гормонами: это глюкокортикоидные гормоны — кортизол (см. Гидрокортизон), кортикостерон (см.), кортизон (см.), 11-дезоксикортизол, 11-дегидрокортикостерон и минералокортикоидные гормоны — альдостерон (см.), дезоксикортикостерон (см.), 18-оксидезоксикортикостерон, 18-оксикортикостерон (расположены в порядке убывания биол, активности).

Большую часть К. составляют кортизол и кортикостерон. У всех животных обнаружен кортизол или кортикостерон, или оба гормона вместе и разных соотношениях. Все животные, кроме обитателей моря и угрей, секретируют альдостерон. У человека секреция К. колеблется в следующих пределах: кортизо ла — 15—30 мг/сут, кортикостерона — 2—5 мг/сут, альдостерона — 75—300 мкг/сут. Содержание К. в крови у молодых животных значительно выше, чем у старых; у самок — выше, чем у самцов.

Обнаружен суточный ритм секреции К. У человека максимальное содержание кортизола (до 16 мкг%) и кортикостерона (до 1,5 мгк%) в периферической крови определяется между 6 и 9 часами утра; к полуночи их концентрация снижается в 3—4 раза. У животных, бодрствующих ночью, наблюдается обратный ритм. У человека выявлен эпизодический ритм секреции К.: пики секреции кортизола и кортикостерона разделены периодами покоя, когда концентрация К. в крови падает до нуля. Альдостерон также секретируется периодически, период максимальной его секреции совпадает с максимальным периодом секреции кортизола в утренние часы, в остальное время синхронность в пиках секреции этих гормонов отсутствует.

Схема образования биологически активных кортикостероидов.

К. синтезируются из холестерина (см.) через промежуточное образование прегненолона, на стадии к-рого происходит разветвление главных путей стероидогенеза на 17-оксикортикостероиды (кортизол) и 17-дезоксикортикостероиды (кортикостерон и альдостерон). Ведущее значение в биосинтезе К. в надпочечниках большинства млекопитающих животных и человека имеют гидроксилированные производные прегненолона (17-окси-, 11-окси-, 21-окси-, 18-оксипрегненолон, 17, 21-диокси- и 11, 21-диоксипрегненолон), дальнейшее превращение которых приводит к образованию биологически активных К. (схема).

Превращение холестерина в К. обеспечивается двумя разными группами ферментов. Центральное место занимают процессы гидроксилирования: все основные этапы преобразования предшественников (отщепление боковой цепи холестерина, 11бета-, 17альфа-, 21- и 18-гидроксилирование) катализируются гидроксилазами; только трансформация Δ5-3β-ол-стероидов в Δ4-3-кетостероиды катализируется дегидрогеназой и изомеразой.

Изменение активности ферментов стероидогенеза может служить причиной возникновения некоторых эндокринных заболеваний. Адрено-генитальный синдром (см.) обычно связан с недостаточностью одного из ферментов: 21-гидроксилазы (в подавляющем большинстве случаев), 11бета, 17альфа-гидроксилазы или Δ5-3бета-ол-дегидрогеназы, изомеразы. В результате снижается секреция глюкокортикоидов и увеличивается образование промежуточных продуктов, что и определяет симптоматику заболевания. Так, напр., сольтеряющая форма адреногенитального синдрома обусловлена нарушением обмена электролитов (задержка K+ и усиление экскреции Na+ и Cl-).

Синтез и секреция глюкокортикоидов в норме регулируются АКТГ, который стимулирует основной этап биосинтеза К.— превращение холестерина в прегненолон. АКТГ регулирует и образование альдостерона, определяя суточный ритм его секреции. Ведущая роль в регуляции секреции альдостерона принадлежит K+ и ренин-ангиотензинной системе (см. Ангиотензин), которые активируют ту же стадию стероидогенеза.

Синтезирующиеся К., практически не депонируясь в надпочечниках, быстро поступают в кровь.

В плазме крови кортизол и кортикостерон связываются с кортикостероид связывающим глобулином (см.). Альдостерон связывается с альбумином плазмы и кортикостероидсвязывающим глобулином, сродство к-рого к альдостерону значительно меньше, чем к глюкокортикоидам. С белками плазмы связано 90% глюкокортикоидов и 50—60% альдостерона. Образующийся макромолекулярный белково-стероидный комплекс способствует замедлению инактивации К. и является как бы резервуаром гормонов, регулируя их поступление из крови в клетки.

Основным местом метаболизма К. является печень; достаточно интенсивный обмен гормонов обнаружен в почках, кишечнике, легких. Общим в обмене К. является сохранение кольцевой структуры, кислородной группы при C11 и преобладание реакций восстановления. Ферменты печени восстанавливают двойные связи в стероидном ядре (5бета- и 5альфа-редуктазы) и переводят кетогруппы в оксигруппы (3альфа-, 3бета-, 2альфа- и 20бета-оксистероиддегидрогеназы). Главными восстановленными метаболитами являются тетра- и дигидропроизводные К. Нек-рое количество К., имеющих 17-оксигруппу, превращается в 17-кетостероиды (см.). Восстановленные метаболиты К. в печени образуют парные соединения с глюкуроновой и серной к-тами и экскретируются с желчью и мочой. В почках синтезируется альдостерон-18-глюкуронид. Период полураспада К. различен: для кортизола он равен в среднем 95 (80—110), для кортикостерона — в среднем 75 (60—90), для альдостерона — в среднем 30 мин. (24—36).

Глюкокортикоиды оказывают ингибирующее действие на секрецию АКТГ, снижение к-рой, в свою очередь, уменьшает образование К. в надпочечниках. Наличие механизма обратной связи обеспечивает необходимый уровень К. в крови. Угнетающее влияние К. направлено гл. обр. на гипоталамус. Снижение чувствительности гипоталамуса к подавляющему влиянию К. в результате нарушения механизма обратной связи приводит к гиперсекреции кортизола, обусловливающей развитие болезни Иценко — Кушинга (см. Иценко — Кушинга болезнь).

Суммарное влияние глюкокортикоидов на обмен веществ в организме выражается в виде катаболического эффекта и проявляется в уменьшении веса тела (в основном за счет скелетной мускулатуры) и повышении экскреции с мочой всех азотсодержащих фракций: аммиака, мочевины, мочевой к-ты, аминокислот. Параллельно наблюдается увеличение отложения гликогена в печени и концентрации глюкозы в крови. Действие минералокортикоидов на водно-солевой обмен выражается в усилении экскреции К+, задержке Na+, Cl- и воды. Альдостерон избирательно стимулирует транспорт К+ и Na+ в почках, слюнных, потовых железах и железах жел.-киш. тракта.

Многие эффекты кортикостероидов осуществляются через активацию генетического аппарата клеток, через индукцию процессов транскрипции.

Методы определения

Все методы определения К. в крови и моче включают экстракцию К., последующую очистку, фракционирование и количественное определение. Наиболее надежными методами являются следующие. 1. Радиоизотопные: определение скорости секреции К. по разведению радиоактивной метки введенного К. в метаболитах мочи; степень разведения удельной радиоактивности метаболитов гормонов находится в соответствии с количеством гормона, секретируемого железой. 2. Радиоиммунол. методы, основанные на вытеснении меченого гормона (связанного с антителом) немеченым гормоном, содержащимся в испытуемом образце. Имеются стандартные наборы «kit» для количественного определения некоторых К. (кортизола, альдостерона). 3. Методы конкурентного связывания с белками, разработанные Мерфи (В. Е. P. Murphy) с сотр. В этом методе меченый гормон связывается с кортикостероид-связывающим глобулином или другим специфическим белком и также вытесняется немеченым гормоном измеряемой пробы. Для определения К. этим методом можно использовать цельную плазму крови, очищенный кортикостероид связывающий глобулин или наборы «kit». Методы конкурентного связывания позволяют определять нано- и пикограммовые количества К.

При количественном определении отдельных К. мочи, экскретирующихся в виде парных соединений метаболитов К., необходимо проводить предварительный ферментативный гидролиз конъюгатов и выделять соединения в чистом виде. Для определения индивидуальных метаболитов 17-оксикортикостероидов мочи и альдостерона используют методы тонкослойной хроматографии (см.).

Существуют также групповые методы определения К., позволяющие измерять общее количество соединений, обладающих одинаковыми реактивными группами. 17-оксикортикостероиды в крови и моче определяются методом Силбера — Портера (см. Силбера-Портера методы); они образуют с фенилгидразином окрашенные хромогены, интенсивность окраски которых измеряется на спектрофотометре; для крови используется этот метод, модифицированный Н. А. Юдаевым и Ю. А. Панковым, для мочи — М. А. Креховой.

11-оксикортикостероиды плазмы крови определяются флюориметрическим методом по интенсивности флюоресценции гормонов со смесью H2SO4 с этанолом.

17-кетогенными стероидами называют К., превращающиеся в 17-кетостероиды в результате окислительного отщепления боковой цепи под воздействием хим. реагентов (перйодата натрия, окиси хрома или висмутата натрия). Впервые метод определения содержания 17-кетогенных стероидов в моче был предложен Норимберским (J. К. Norymberski) в 1953 г.; в этом методе использовано свойство К. образовывать при мягком окислении висмутатом натрия 17-кетостероиды (см. Норимберского метод). Количество 17-кетостероидов обычно определяют по методу Циммерманна (см. 17-Кетостероиды). Окисляющие агенты наряду с окислением стероидов вызывают одновременный гидролиз глюкуронидов — метаболитов К., что позволяет не прибегать к ферментативному или кислотному гидролизу парных соединений. Предварительное восстановление стероидов мочи боргидридом натрия позволяет определять еще одну группу стероидов с боковой цепью COH—CO—CH3; при этом C-20-кетогруппа восстанавливается до первичной спиртовой. Образующиеся продукты далее окисляются висмутатом натрия до 17-кетостероидов.

При обработке мочи боргидридом натрия происходит также восстановление кетогрупп при C17, содержащихся в моче 17-кетостероидов, благодаря чему в этом случае нет необходимости определять их количество в моче до обработки ее висмутатом натрия. Этим способом в моче определяются все соединения, имеющие гидроксил при С17, в т. ч. гидрокортизон, кортизон, 11-дезокси-17-оксикортикостерон и их метаболиты, а также 17-оксипрегненолон и 17-оксипрогестерон и их производные, поэтому для суммарных 17-кетогенных стероидов мочи употребляется иногда название — «общие 17-ОНКС», в отличие от 17-оксикортикостероидов («17-ОНКС»), определяемых обычно по реакции с фенилгидразином методами Силбера — Портера.

Метод определения 17-кетогенных стероидов в неочищенных экстрактах мочи лишь относительно специфичен, чем и объясняется большое число различных модификаций этого метода. Содержание 17-кетогенных стероидов в моче здоровых взрослых людей колеблется (в зависимости от метода определения) от 8 до 25 мг у мужчин и от 4,6 до 17,9 мг за 24 часа у женщин.

Определение содержания К. в крови, экскреции стероидов с мочой позволило установить основные закономерности секреции К. у людей в зависимости от возраста и пола, выявить суточные ритмы их секреции, а также установить особенности их секреции при воздействии на организм различных факторов окружающей среды и при заболеваниях.

Кортикостероидные препараты

Кортикостероидные препараты гормонов коркового вещества надпочечников и их синтетические аналоги применяют как лекарственные средства. Из природных глюкокортикоидных гормонов, выделенных в кристаллическом виде, практическое применение в качестве лекарственных средств нашли препараты гидрокортизона (см.) и кортизона (см.).

Получен ряд их синтетических аналогов, нашедших широкое применение в терапии различных заболеваний. Синтетические соединения более активны, чем препараты природных гормонов, действуют в меньших дозах; фторированные их производные более удобны для местного применения, т. к. меньше всасываются (их применяют в виде мазей); синтетические аналоги почти полностью заменили кортизон. К синтетическим аналогам глюкокортикоидных гормонов относятся преднизон (см.), преднизолон (см.), дексаметазон (см.), триамцинолон (см.), метилпреднизолон. К синтетическим аналогам, содержащим фтор, относятся синалар, локакортен, фторокорт, ультралан, бетаметазон и др.

Из минералокортикоидных гормонов применяются препараты дезоксикортикостерона (см.), флюоцинолона ацетонид, в виде синтетических аналогов — ацетата дезоксикортикостерона (ДОКСА) и триметилацетата дезоксикортикостерона; применяется также препарат кортин (см.), который не отличается постоянством минералокортикоидного действия.

Фарм. промышленность разных стран выпускает кортикостероидные препараты под фирменными названиями. Все кортикостероидные препараты хранятся по списку Б в защищенном от света месте.

Формы выпуска — см. статьи по названиям препаратов, а также таблицу к статье «Гормональные препараты».

Принципы кортикостероидной терапии

При применении с леч. целью препаратов кортикостероидных гормонов (кортикостероидная гормонотерапия) одним из важнейших принципов терапии является стремление к сохранению или восстановлению нормальной функции надпочечников. Препараты К. применяются в качестве заместительной терапии после адреналэктомии как средство неспецифической патогенетической защиты при многих болезнях. Как леч. средство применять их можно только по строгим показаниям, когда другие методы лечения не могут дать положительный эффект. Недопустимо применение кортикостероидов до установления диагноза, т. к. это может извратить клин, картину и нередко приводит к тяжелым последствиям; применение их проводится под постоянным врачебным контролем.

Тактика применения должна быть строго индивидуализирована, срок лечения и выбор дозы определяются тяжестью состояния больного и характером болезни, наличием сопутствующих заболеваний. В связи с возможными побочными реакциями и осложнениями дозы должны подбираться с учетом получения терапевтического эффекта, но в количествах, позволяющих избегнуть необратимых изменений в организме больного.

При проведении кортикостероидной терапии, особенно длительной, необходимо учитывать следующее:

1) тяжесть проявлений и активность патол, процесса; 2) функц, состояние коркового вещества надпочечников; 3) суточный ритм продукции АКТГ и различных кортикостероидов; 4) период полураспада кортикостероидов; 5) особенности фармакол, действия и фармакодинамики применяемых препаратов, возможные осложнения и побочные действия.

Нужно учитывать также возраст больного. Так, в связи с замедленной инактивацией гидрокортизона у новорожденных при необходимости назначения им заместительной терапии требуются значительно меньшие дозы, чем детям более старшего возраста, а также применение кортикостероида, имеющего более короткий период полураспада. Большое значение придается функц, состоянию печени и почек. Так, при гепатите, почечной недостаточности замедляется инактивация введенного препарата и создаются условия для усиления его побочного действия. При некоторых заболеваниях может выявляться функц, недостаточность ферментных систем печени вследствие перегрузки их патол, продуктами обмена и лекарственными средствами (салицилаты, резохин, амидопирин и др.); в этих условиях возникают конкурентные взаимоотношения между лекарственными веществами и метаболизм кортикостероидов замедляется. Особенно четко это проявляется у детей, страдающих ревматизмом с недостаточностью кровообращения, когда нарушаются функции печени, а ребенок получает гормонально-медикаментозную терапию, в связи с чем необходимо постоянно корригировать дозу препаратов К.

У детей дошкольного возраста нередко имеет место дисфункция коркового вещества надпочечников, что связано с возрастной иммунной перестройкой организма в ответ на перенесенную инфекцию или вакцинацию; дисфункция коркового вещества надпочечников может наблюдаться в период выздоровления после инф. заболевания; назначение препаратов К. в этих случаях нецелесообразно.

Синтетические К. в меньшей степени связываются кортикостероидсвязывающим глобулином, чем природные гормоны; по-разному связывается он с различными препаратами К. Так, если на концентрацию преднизолона в крови кортикостероид связывающий глобулин оказывает значительное действие, то на триамцинолон его влияние исключается.

Эффективность кортикостероидной терапии значительно повышается, если суточная доза гормональных препаратов распределяется в соответствии с физиол, ритмом секреции К. Максимальную дозу нужно назначать в утренние часы; этим возможность появления побочного действия и опасность угнетения функций коркового вещества надпочечников сводится к минимуму. Повышение концентрации К. во вторую половину дня и вечером является одной из причин развития синдрома Кушинга (см. Кушинга синдром), а также причиной угнетения секреции АКТГ; последнее влечет за собой снижение секреции К. в утренние часы и развитие гипофункции коркового вещества надпочечников.

Установлено, что после массивной и особенно длительной терапии кортикостероидными препаратами корковое вещество надпочечников сохраняет инертность в течение 6 —12 мес. В связи с возможностью развития гипокортицизма при длительном применении К. (происходит торможение эндогенной секреции гормонов корковым веществом надпочечников по закону обратной связи) прекращение лечения должно проводиться осторожно и постепенно. Иногда рекомендуется в течение 3—4 дней после отмены препарата назначать небольшие дозы кортикотропина (10—20 ЕД в сутки) для стимуляции коркового вещества надпочечников.

Быстрая и неподготовленная отмена лечения К. может вызвать осложнение — так наз. синдром отмены. Этот синдром характеризуется комплексом признаков гипокортицизма, а также рецидивом основного заболевания. Возможность такого осложнения следует особенно учитывать в хирургической практике, если проводится экстренная операция у больного, принимающего или незадолго до этого принимавшего препараты К. В этих случаях может потребоваться возобновление кортикостероидной терапии. Для предупреждения развития осложнений терапию назначают прерывистыми курсами с соблюдением суточного ритма введения препаратов; целесообразно дополнительное назначение аскорбиновой к-ты в обычных дозах.

Диапазон доз препаратов К. очень широк: от 15 мг преднизолона (при ревматизме, ревматоидном артрите и др.) до 1000 мг (!) в день при остром лимфобластном лейкозе детей, некоторых формах коллапса и других тяжелых состояниях. Также широко колеблются и сроки применения этих препаратов — от кратковременного однократного курса до многомесячной, а иногда пожизненной заместительной терапии. При этом учитываются фармакодинамические особенности препаратов; напр., у кортизона отчетливо выражены не только глюкокортикоидные, но и минералокортикоидные свойства, поэтому препараты кортизона показаны при лечении как шока, так и эксикоза.

Механизм действия глюкокортикоидов, показания, противопоказания

Кортикостероидные препараты обладают выраженным влиянием на углеводный, белковый и жировой обмен, а также разносторонним действием на клеточный метаболизм, соединительную ткань и иммунные процессы. Они усиливают включение глюкозы в энергетический обмен, превращение аминокислот в белки, синтез хрящевой матрицы. Они стимулируют синтез гликогена, мобилизацию жира из депо, повышают активность трансаминаз, подавляют воспалительные и иммунные реакции организма, образование антител, фагоцитоз и лимфопоэз, миграцию лейкоцитов в лимфоидную ткань, синтез мукополисахаридов. Согласно современным данным, глюкокортикоиды оказывают влияние на синтез белка на уровне генетического аппарата клетки, точкой приложения их действия являются рибосомы клетки и рибосомные РНК.

При применении больших доз этих препаратов резко ускоряется распад белков до уровня аминокислот и подавляется синтез белков; резко усиливаются процессы дезаминирования, повышается экскреция азота и аминокислот. Влияние на жировой обмен характеризуется повышением уровня холестерина и липидов в крови, накоплением кетоновых тел (см.), отложением жира в печени. При введении глюкокортикоидных препаратов без учета суточного ритма биосинтеза гормонов развивается торможение жиромобилизующего эффекта соматотропного гормона гипофиза, избирательно откладывается жир на лице, плечах и животе. Необходимо также учитывать их нек-рое влияние на водно-минеральный обмен (влияют как препараты природных глюкокортикоидов, так и синтетические аналоги). Поэтому при применении больших доз глюкокортикоидов может возникать задержка натрия и хлоридов, повышаться выделение с мочой калия и кальция, происходить декальцинация костей; могут появляться отеки, повышаться АД, возникать гипергликемия, вплоть до стероидного диабета (см. Диабет стероидный).

В основе механизма противовоспалительного действия глюкокортикоидных препаратов лежит понижение образования гиалуронидазы (см.), подавление процессов экссудации, продукции фибробластов, ретикулярных клеток, образования гранулем и др.

Глюкокортикоидные препараты понижают образование патол, антител; этот механизм лежит в основе их иммунодепрессивного действия (см. Иммунодепрессивные вещества). Они могут тормозить синтез метаболитов, необходимых для нормального функционирования и деления клеток. Доказана способность глюкокортикоидных препаратов угнетать развитие патол, (бластных) элементов лейкозных клеток в культуре ткани, что подтверждено клин, практикой; резко угнетается продукция клеток, вырабатывающих иммуноглобулины. Эти препараты вызывают элиминацию из костного мозга зрелых лейкоцитов (гранулоцитов), поэтому при глюкокортикоидной терапии развивается нейтрофильный лейкоцитоз (мобилизуется костномозговой резерв гранулоцитов); закономерно также появление эозинопении. Глюкокортикоидная терапия сопровождается торможением функции коры надпочечников (по закону обратной связи).

Показания к глюкокортикоидной терапии: шок разного происхождения, тяжелые распространенные ожоги, ожог пищевода, обморожение, острые аллергические состояния, некупирующийся приступ бронхиальной астмы, острый гемолиз эритроцитов (аутоиммунный, медикаментозный, при переливании несовместимой крови), тромбоцитоз, иммунный агранулоцитоз, острый миокардит, системная красная волчанка в острой фазе. Наибольшее применение эти препараты находят при коллагенозах, часто применяют их при ревматизме, ревматоидном артрите, болезни Стилла (детская форма), дерматомиозите, узелковом периартериите, некоторых формах гломерулонефрита, при нефрозе (особенно у детей), язвенном колите.

При болезнях кроветворных органов применение глюкокортикоидных средств обязательно (гемолитические цитопении, лимфопролиферативные заболевания и их осложнения); они являются важнейшими компонентами лечения острых лейкозов, лимфогранулематоза, гемодермий, терминальной стадии миелолейкоза и миелофиброза.

Глюкокортикоиды показаны при многих кожных заболеваниях, особенно аллергического происхождения, глазных болезнях местно и в сочетании с этиол, терапией (антибиотики). Их применяют с целью заместительной терапии при острой и хрон, недостаточности коркового вещества надпочечников (при аддисоновой болезни, болезни Симмондса, адреногенитальном синдроме, после операции по поводу опухолей надпочечников и др.) одновременно с ДОКСА. Иммунодепрессивное действие глюкокортикоидных препаратов позволяет использовать их при аллотрансплантации органов и тканей для подавления реакции отторжения.

Противопоказания: синдром Кушинга, тяжелые формы ожирения, сахарный диабет, диффузный остеопороз, тяжелые азотемические формы острого нефрита, гипертоническая болезнь с высокими цифрами АД, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки; эндогенные психозы, эпилепсия. Только при абсолютных жизненных показаниях можно применять эти препараты при беременности.

Все глюкокортикоидные препараты следует принимать в измельченном виде после еды; соблюдать водно-солевой режим (гипохлоридный стол). При длительной терапии целесообразно дополнительно назначать препараты анаболических гормонов (неробол, ретаболил).

Механизм действия минералокортикоидов, показания, противопоказания

Как и природные гормоны, минералокортикоиды оказывают влияние на водно-солевой обмен; обусловливают повышение реабсорбции натрия в почках, слюнных железах и жел.-киш. тракте, усиливают выведение калия, задерживают воду в организме, повышают проницаемость соединительнотканных барьеров, усиливают воспалительные реакции и иммуногенез, обладают антитоксическими свойствами по отношению к нек-рым бактериальным токсинам. Усиленное выделение ионов калия приводит к повышению гидрофильности тканей, объем плазмы при этом увеличивается, повышается АД, а также мышечный тонус. При этом необходимо учитывать, что их Глюкокортикоидная активность равна примерно 1/3 активности кортизона, что может сказываться при назначении больших доз.

Показания: ДОКСА и триметилацетат дезоксикортикостерона назначают при аддисоновой болезни (вместе с глюкокортикоидами), относительной недостаточности коркового вещества надпочечников (при инф. болезнях, интоксикациях, распространенных ожогах, травмах и пр.), конституциональной гипофункции надпочечников, астенических состояниях, гипотонии, истощении, гипохлоремии, в период реконвалесценции после оперативного вмешательства и инф. болезней; в целях профилактики и лечения шоковых состояний при операции, ожоге и отморожении; при язве желудка и двенадцатиперстной кишки, при обезвоживании организма (кишечные инфекции и интоксикации), при неукротимой рвоте беременных, при болезнях, сопровождающихся мышечной дистрофией и атрофией, болезни Симмоядса и др.

Препараты дезоксикортикостерона противопоказаны при гипертонической болезни, сердечной недостаточности с отеками, стенокардии, нефрите, нефрозе, циррозе печени.

Побочные явления и осложнения

Серьезные осложнения сопровождают только длительное применение значительных доз препаратов К. Возникновение их связано с основными механизмами гормонального действия. К тяжелым осложнениям относятся: острый кортикостероидный шок, развивающийся при внезапной отмене длительно применявшихся К., атрофия надпочечников, кровотечение из язвы желудка или двенадцатиперстной кишки, диффузный остеопороз, обострение хрон, инфекционных процессов (в связи с недостаточной продукцией антител) и туберкулеза вследствие элиминации кальция из обызвествленных очагов, развитие перитонита, холецистита и пр. Диагностика этих осложнений нередко бывает затруднительной, т. к. подавление защитной воспалительной реакции стирает клин, картину. Может наблюдаться замедление процессов регенерации, понижение сопротивляемости к инф. агентам, развитие ожирения.

При передозировке минералокортикоидных препаратов может развиваться гипокалиемия (см.), выражающаяся рядом симптомов, особенно со стороны миокарда, нарушается электролитное равновесие, развиваются отеки и артериальная гипертензия.

Реже наблюдаются тяжелые конвульсивные приступы у детей вследствие отека мозга, а также психические расстройства, которые могут возникать не только в период применения препарата, но и после прекращения терапии как одно из проявлений так наз. синдрома отмены. Четкой связи психические расстройства со сроками лечения не имеют; проявления этих расстройств весьма многообразны. В наиболее легких случаях возникает эйфория; возможно также появление гипотимии, сопровождаемой обычно чувством тревоги, чрезмерной фиксацией на болезненных ощущениях. Подобные состояния обычно сочетаются с различными симптомами астении (см. Астенический синдром). У некоторых больных на фоне пониженного настроения возникают фобии (см. Навязчивые состояния), деперсонализация (см.) и дереализация (см.). Характерна эмоциональная изменчивость, легкий переход от эйфории к тоскливости, тревожности и наоборот. Изредка возникают выраженные аффективные нарушения в виде маниакальных синдромов (см.) или депрессивных синдромов (см.) с возможным их чередованием. Возможно появление галлюцинаций (см.) — гл. обр. слуховых и зрительных и различных бредовых идей (величия — на фоне повышенного настроения, самообвинения, отношения, преследования), ипохондрического настроения на фоне депрессии (см. Бред). Могут возникать синдромы помрачения сознания, такие как делириозный синдром (см.) или сумеречное помрачение сознания (см.), реже — аменция (см. Аментивный синдром), а также судорожные припадки, единичные или в виде эпилептического статуса.

При диагностике психич. осложнений необходимо проводить дифференциальный диагноз с соматогенными психозами, возникающими в связи с основным заболеванием, а также с шизофренией и маниакально-депрессивным психозом, приступы которых могут возникнуть во время лечения препаратами К.

Прогноз осложнений при кортикостероидной терапии, как правило, благоприятный. При затянувшихся психозах применяют симптоматическую терапию антидепрессантами, нейролептиками, транквилизаторами, противосудорожными или снотворными средствами.

Профилактика осложнений заключается в постепенной отмене препарата, соблюдении принципов кортикостероидной терапии (в т. ч. учет фармакодинамики препарата, тяжести заболевания и возраста больного).

См. также Стероидные гормоны.



Библиография: Биохимия гормонов и гормональной регуляции, под ред. Н. А. Юдаева, с. 228, М., 1976, библиогр.; Гончарова В. Н. и д р. Скорость секреции кортизола при болезни Иценко—Кушинга, Пробл, эндокрин., т. 16, № 2, с. 12, 1970; Дружинина К. В. Хроматографическое разделение кортикостероидов мочи на тонком слое силикагеля КСК-2, Вопр, мед. химии, т. И, № 4, с. 81, 1965; Панкова С. С., М и н и и а Л. С. и Ф а н- ч e и к о Н. Д. Определение гидрокортизона в плазме крови методом конкурентного белками связывания, Пробл, эндокрин., т. 18, № 3, с. 85, 1972; Современные вопросы эндокринологии, под ред. Н. А. Юдаева, в. 5, с. 9 и др., М., 1975; X e ф т-м а н Э. М. Биохимия стероидов, пер. с англ., М., 1972, библиогр.; Юдаев Н. А. Химические методы определения стероидных гормонов в биологических жидкостях, с. 90, М., 1961; Baxter J. D. a. Forsham Р. Н. Tissue effects of glucocorticoids, Amer. J. Med., v. 53, p. 573, 1972; Glaz E. a. VecseiP. Aldosterone, Oxford — N. Y., 1971, bibliogr.; Hiibener H. J. a. Staib W. H. Biochemie der Nebennierenrinden-Hormone, S. 174, Stuttgart, 1965; Textbook of endocrinology, ed. by R. H. Williams, Philadelphia, 1974; Trager L. Steroidhormo-ne, Biosynthese, Stoffwechsel, Wirkung, Heidelberg, 1977, Bibliogr.

Кортикостероидные препараты — Глин Д ж. X. Кортизонотерапия, пер. с англ., М., 1960; Егорова Л. И. Лечение глюкокортикоидами и АКТГ, М., 1972, библиогр.; Кассирский И. А. и Милевская Ю. JI. Очерки современной клинической медицины, с. 250, Ташкент, 1970; Купчинскас Ю. К., Василяускас Б. И. и Кемпинс-к а с В. В. Побочное действие лекарств, М., 1972, библиогр.; Машковский М. Д. Лекарственные средства, ч. 1—2, М., 1977; Побочное действие лекарственных средств, под ред. И. А. Кассирского, с. 125, М., 1971, библиогр.; Столяров Г. В. Лекарственные психозы и психотомиметические средства, с. 81, М., 1964; В e i с k e r t A. Die Glukokorticoid-Therapie innerer Erkrankungen einschlisslich ihrer Grundlagen und Nebenwirkungen, Jena, J 964, Bibliogr.; The pharmacological basis of therapeutics, ed. by L. S. Goodman a. A. Gilman, L., 1975.




Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание