ГЛЮКОКОРТИКОИДНЫЕ ГОРМОНЫ

ГЛЮКОКОРТИКОИДНЫЕ ГОРМОНЫ (син. глюкокортикоиды)— гормоны коры надпочечников, обладающие действием на углеводный и белковый обмен при относительно менее выраженном влиянии на водно-солевой обмен.

Основным Г. г., образующимся в организме человека, является гидрокортизон (см.). К Г. г. относятся также кортикостерон (см.), 11-дегидрокортикостерон и 11-дезоксикортизол; гидрокортизон и кортикостерон в совокупности составляют примерно 3/4 всех кортикостероидов, секретируемых корой надпочечников. У человека количество секретируемого гидрокортизона в 5—10 раз превышает величину секреции кортикостерона. У животных это соотношение колеблется вплоть до практического отсутствия гидрокортизона (крыса) или, наоборот, кортикостерона (морская свинка).

Как и другие кортикостероиды (см.), Г. г. синтезируются у человека из ацетата, через промежуточное образование холестерина. Этапы биосинтеза Г. г. в надпочечниках от холестерина до прегненолона идентичны с таковыми во всех железах, где синтезируются стероиды. Заключительные этапы биосинтеза Г. г. в надпочечниках сводятся к гидроксилированию прегненолона (или его непосредственного продукта — прогестерона) в 17-м, 21-м и 11-м положениях молекулы (образование гидрокортизона) или только в 21-м и 11-м положениях (образование кортикостерона).

Регуляция биосинтеза Г. г. осуществляется адренокортикотропным гормоном гипофиза, видимо, на этапе гидроксилирования холестерина непосредственно перед отщеплением его боковой цепи. Биосинтез Г. г. происходит гл. обр. в пучковой зоне; секреция Г. г. осуществляется не непрерывно, а в виде периодических выбросов, в промежутке между к-рыми она может полностью отсутствовать (см. Биологические ритмы).

Выключение секреции Г. г. приводит к быстрому исчезновению запасов гликогена в печени и мышцах и уменьшению содержания глюкозы в крови, к снижению скорости образования углеводов из белков. Введение Г. г. вызывает ускорение распада белков и угнетение их биосинтеза, особенно в мышечной и костной ткани. Однако в печени увеличивается количество и интенсивность синтеза белков. Аминокислоты, поступающие в кровь в результате распада белков на периферии, захватываются печенью, где они превращаются в белки и углеводы. Уровень сахара в крови при этом повышается. Одним из механизмов стимуляции Г. г. процесса глюконеогенеза, т. е. образования углеводов из белков, является увеличение биосинтеза и активность ферментов трансаминирования (аминотрансфераз). Глюкокортикоидная активность гидрокортизона примерно в 2 раза выше, чем кортикостерона.

Кроме воздействия на углеводный и белковый обмен, Г. г. регулируют в значительной мере обмен жиров, а также многие физиологические реакции организма. Частично эти регулирующие влияния могут быть следствием общего воздействия Г. г. на обмен веществ, но в целом ряде случаев они зависят от их прямого воздействия. Противовоспалительное действие Г. г. в значительной мере связано с тормозящим влиянием на реактивность мезенхимальной ткани. Г. г. вызывают уменьшение роста и активности фибробластов, проницаемости клеточных и внутриклеточных мембран (возможно, через подавление гиалуронидазы), синтеза коллагена. Вызывая инволюцию лимфоидной ткани (вилочковой железы, селезенки, лимф, узлов), Г. г. тормозят выработку антител; одновременно наблюдаются лимфопения, эозинопения. Угнетаются под влиянием Г. г. гиперергические проявления, а также острые реакции, связанные с высвобождением серотонина. Во многих случаях Г. г. играют пермиссивную роль, т. е., не влияя на какой-либо процесс сами, они делают возможным его регуляцию другими факторами. В силу своей многообразной регулирующей роли Г. г. обеспечивает реакцию организма на неблагоприятные воздействия (см. Стресс).

Избирательность действия Г. г. по сравнению с минералокортикоидами на обмен органических веществ носит лишь количественный характер (см. Минералокортикоидные гормоны). В больших дозах Г. г. оказывают заметное влияние на обмен воды и электролитов, при этом минералокортикоидное действие выше у кортикостерона, чем у гидрокортизона. У ряда синтетических аналогов Г. г. удалось добиться снижения их влияния на задержку натрия и выведение калия при сохранении или даже значительном усилении воздействия на белковый и углеводный обмен (преднизолон, преднизон, дексаметазон, триамцинолон). Попытки отделить противовоспалительную активность Г. г. от глюкокортикоидной пока остались неэффективными. Благодаря широкому спектру биол, активности Г. г. широко используют не только с целью заместительной терапии, но и при многочисленных неэндокринных заболеваниях. Наиболее широкое использование Г. г. нашли при лечении коллагенозов (ревматизм, ревматоидный артрит, диссеминированная красная волчанка, узелковый периартериит и т. д.). Противоаллергическое действие Г. г. является основой их применения при ряде аллергических состояний — лекарственной болезни, status asthmaticus, сенной лихорадке. Угнетающее действие Г. г. на лимфоидную ткань и антителообразование используется при применении их в качестве иммунодепрессантов (см. Иммунодепрессивные вещества) при трансплантации органов, а также при лечении тех заболеваний, при которых желательно изменить иммунореактивность организма. Широко используются Г. г. при терапии экстремальных состояний (шок, коллапс) .

Основными побочными реакциями, наблюдаемыми при использовании больших доз глюкокортикоидов, являются нарушение минерального обмена (задержка натрия, потеря калия, алкалоз), усиление распада тканевых белков (отрицательный азотистый баланс, остеопороз и т. д.), увеличение кислотности желудочного сока и образование язв желудка, стероидный диабет, синдром гиперкортизолизма, гипофункция надпочечников (как результат подавления секреции АКТГ), увеличение свертываемости крови, гипертония; психозы и другие психические нарушения, понижение резистентности организма к инфекции, нарушение заживления ран. Учитывая возможность этих реакций, Г. г. следует назначать лишь в тех случаях, где ожидаемый терапевтический эффект превышает потенциальные опасности, связанные с их применением.

См. также Гидрокортизон, Гормональные препараты, Гормоны, Дексаметазон, Кортизон.


Библиография: Биохимия гормонов и гормональная регуляция, под ред. Н. А. Юдаева, М., 1976; Гроллман А. Клиническая эндокринология и ее физиологические основы, пер. с англ., М., 1969; Нестеров А. И. Ревматизм, М., 1973, библиогр.; Соффер Л., Дорфман Р. и Георилав Л. Надпочечные железы человека, пер. с англ., М., 1966; Хефтман Э. Биохимия стероидов, пер. с англ., М., 1972, библиогр.; Эскин И. А. Основы физиологии эндокринных желез, М., 1975; Biochemical actions of hormones,ed. by G.Litwack, v. 1—3, N.Y. — L., 1970— 1975.



Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание