ЭМОЦИИ

ЭМОЦИИ (французский emotion, волнение, возбуждение) — субъективные состояния человека и животных, возникающие в ответ на воздействие внешних или внутренних раздражителей и проявляющиеся в форме непосредственных переживании (удовольствия или неудовольствия,, радости, страха, гнева и т. д.). Как правило, эмоции возникают за счет первичной активации специализированных (эмоциогенных) структур мозга. Возбуждение одних структур (естественным путем или с помощью прямого электрического раздражения) вызывает появление положительного эмоционального состояния (положительные эмоции) которые организм стремится усилить продлить или повторить. Активация других структур сопровождается появлением отрицательного эмоционального состояния (отрицательные эмоции), которое организм стремится устранить или ослабить. Биологическое значение эмоций определяется их оценочной функцией, вследствие которой организм стремится заблаговременно и быстро реагировать на изменение окружающей среды, мобилизовать энергетические ресурсы необходимые для действий, направленных на удовлетворение непосредственных потребностей.

Эмоции лежат в основе процесса приобретения индивидуального жизненного опыта (обучения). Выполняя функции отрицательного или положительного подкрепления, эмоции способствуют выработке, закреплению и сохранению биологически целесообразных форм поведения или же устранению реакций, утративших свое биологическое значение (см. Условные рефлексы). Таким образом, эмоции служат средством повышения надежности и расширения приспособительных возможностей организма, а также одним из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и поведения, направленных на удовлетворение потребностей организма (см. Мотивации).

Эмоции человека в основном социально детерминированы. Они, так же как и поступки человека, обусловливаются нормами морали и права, присущими каждой общественно-экономической формации. Поэтому высшие формы эмоций возникают на основе социальных (нравственных) и духовных (эстетических, интеллектуальных) потребностей.

Согласно теории функциональных систем П. К. Анохина, эмоции являются компонентом различных стадий системной организации целенаправленных поведенческих актов различной степени сложности (см. Функциональные системы). Выраженность эмоций на различных стадиях целенаправленных поведенческих актов индивидуальна у различных субъектов и зависит от биологической и социальной значимости поведенческого акта, степени его автоматизации, наличия препятствий к достижению цели и т. д.

Возникновению любой потребности человека всегда сопутствует чувство неудовлетворенности, которое усиливается при всякой неудачной попытке удовлетворения потребности, то есть когда результат совершенного действия не соответствует поставленной цели. Биологический смысл отрицательных эмоций, сопровождающих любые неудовлетворенные потребности, состоит в том, что они побуждают организм к преодолению препятствий, мешающих удовлетворению существующих потребностей. Удовлетворение потребности приводит к возникновению другого крайнего состояния организма — положительной эмоции. Субъективно оно сопровождается ощущениями удовлетворенности, наслаждения, радости. Положительные эмоции несут элемент «награды» за успехи деятельности, направленной на удовлетворение жизненно важных потребностей человека. Положительные эмоции также позволяют организму быстро оценить удовлетворение потребности. Они связаны с механизмами сенсорного насыщения, широко представленного в процессах удовлетворения половых, питьевых, пищевых и других потребностей. При этом по мере обучения и неоднократного удовлетворения однотипных потребностей человек приобретает способность руководствоваться для достижения цели не только отрицательными эмоции, но и представлениями о тех положительных эмоциях, которые его ожидают при удовлетворении потребностей, то есть опыт позволяет предвидеть положительные эмоции.

В эволюционном аспекте истоком эмоций можно считать первичные формы раздражимости (см.) и таксисов (см.). Однако истинные эмоции связаны с развитием специальных структур мозга, в первую очередь лимбических образований (см. Лимбическая система), благодаря которым произошел переход активного характера поведения животных на качественно новый уровень. Мозг приобрел способность использовать субъективные переживания собственного состояния в качестве побудительной и движущей силы поведения.

Теории возникновения эмоций.

Первой физиологической теорией возникновения эмоций считается периферическая теория, предложенная Джеймсом и Ланге (W. James, С. Lange, 1884— 1885). Согласно их представлениям, эмоции являются следствием изменений в деятельности внутренних органов и скелетной мускулатуры, вызываемых соответствующими стимулами. Эта теория может быть применена для объяснения эмоций соматовегетативного генеза, однако не может объяснить происхождение эмоций высшего, особенно социального, уровня. В 1927—1928 годы была выдвинута центральная, или таламическая, теория У. Кеннона и Барда (Ph. Bard), основанная на том, что именно в таламусе (см.) под влиянием приходящей туда афферентной импульсации формируются эмоциональные возбуждения, следствием чего являются эффекторные реакции на периферии, характерные для той или иной эмоции. В соответствии с теорией Пейпса (J. W. Ра-pez, 1937), главная роль в формировании эмоций принадлежит лимбическим структурам мозга. Эмоциональные возбуждения, возникающие в гиппокампе, распространяются к мамиллярным телам, затем через таламус в поясную извилину (рецептивное поле эмоциональных переживаний, так наз. «круг Пейпса»). Распространение эмоционального возбуждения с поясной извилины на кору больших полушарий создает, по мнению Пейпса, эмоциональную окраску психических процессов. Обозначая лимбические структуры мозга как висцеральный мозг, П. МакЛейн (1958) связал формирование эмоций с регуляцией работы внутренних органов. По его мнению, для выражения эмоций участие неокортекса не является обязательным. Основываясь на функциях ретикулярной формации (см.), Д. Линдсли (1951) сформулировал так наз. активационную теорию. Он считает, что внешние и внутренние сенсорные стимулы активируют ретикулярную формацию (см.) ствола мозга, которая посылает импульсы в гипоталамус (см.), таламус и кору головного мозга, вызывая активацию этих структур и появление эмоций того или другого знака. Предложенная в 1949 году П. К. Анохиным биологическая теория эмоций основана на том, что эмоции возникли в процессе эволюции как средство более успешной адаптации живых существ к условиям существования. Это свойство живой материи оказалось полезным для выживаемости и позволяет живым существам быстро и наиболее экономно реагировать на внешние воздействия, на возникающие внутренние потребности и их удовлетворение. Кроме того, эмоции позволяют животным и человеку оценивать влияние на организм различных, в первую очередь повреждающих, факторов. Эмоции производят почти мгновенную интеграцию всех функций организма, в результате чего определяется полезность или вредность воздействующего фактора. Играя роль своеобразного пеленга, эмоции позволяют организму выработать ответную реакцию, часто даже прежде, чем определена локализация воздействия. Согласно информационной теории П. В. Симонова (1966), эмоциональное состояние организма обусловливается, с одной стороны, отрицательными эмоциями, сопровождающими исходные потребности организма, с другой стороны — вероятностным прогнозированием положительных эмоций при удовлетворении этих потребностей; интегральная оценка мозгом двух факторов — потребности и вероятности ее удовлетворения — может служить необходимым и достаточным условием активации аппарата эмоций.

Физиологические механизмы эмоций. Метод самораздражения (см.) позволил объективизировать эмоциональные ощущения у животных. Он продемонстрировал возможность формирования влечений к повторению электрической стимуляции лимбических структур у животных различного вида: рептилий, птиц, млекопитающих. Такое влечение часто обладает большой силой, заставляя животных преодолевать значительные препятствия к получению эффекта самораздражения. Зоны само-стимуляции рассматриваются как центры положительных эмоций. Они широко представлены в области латерального гипоталамуса, ретикулярной формации среднего мозга (см.), в области перегородки (см. Септальная область), миндалине, гиппокампе и других лимбических образованиях. В коре мозга таких зон оказалось значительно меньше.

Раздражение некоторых структур мозга вызывает у животных выраженные реакции избегания. Эти зоны мозга рассматривают как отрицательные эмоциогенные зоны. Их стимуляция вызывает также негативное отношение животных к обстановке, в к-рой осуществлялось раздражение. Зоны, раздражение которых вызывает отчетливые отрицательные эмоциональные реакции у животных, располагаются также в гипоталамической области (преимущественно вентромедиальный гипоталамус), в вентральной части ретикулярной формации среднего мозга и перегородки, в миндалине.

Реакции при отсутствии объективных критериев, характеризующих субъективные ощущения животных, У. Кеннон назвал ложными эмоциональными реакциями. Такие реакции наблюдаются при удалении миндалевидного комплекса, гиппокампа и грушевидной коры. Отчетливые признаки ложной ярости проявляются при повреждении вентро-медиальных ядер гипоталамуса или при патологических изменениях в этих ядрах, а также при удалении коры больших полушарий головного мозга. Гольтц (F. L. Goltz) в 1892 году после удаления коры больших полушарий у собак наблюдал возникновение реакции ярости на любые внешние раздражения. Животные при этом теряли адекватную оценку раздражающих объектов: собаки, ранее дружелюбные, нападали на хозяина и детей. Клювер (H. Kluver) и Бьюси (Р. С. Вису) показали, что после удаления височных областей коры у обезьян развивается характерный синдром (синдром Клювера — Бьюси): животные перестают оценивать биол. значимость действующих на них раздражителей. Они начинают проявлять навязчивую исследовательскую деятельность, берут в рот и даже проглатывают несъедобные предметы. Обезьяны становятся ручными, утрачивают страх: многократно хватают предлагаемую им зажженную спичку, несмотря на выраженную болевую реакцию. У таких животных проявляется гиперсексуальность, они теряют иерархическое положение в стаде. Во всех случаях повреждения коры больших полушарий головного мозга эмоциональные реакции животных приобретают извращенный характер.

Представления о механизмах эмоций получили новую интерпретацию в связи с открытием восходящих активирующих влияний подкорковых образований на кору головного мозга (см. Подкорковые функции). Установлено, что гипоталамические центры, так же как и ретикулярная формация ствола мозга, обладают свойством оказывать на кору восходящие активирующие влияния, приводящие к генерализованной десинхронизации электроэнцефалографической активности. Эти влияния реализуются через обширную систему связей гипоталамуса со структурами лимбической системы, через медиальный пучок переднего мозга, а также через связи с ретикулярной формацией среднего мозга. Поэтому при формировании эмоций происходит функциональное объединение корково-подкорковых структур, в котором благодаря циклическим взаимосвязям возбуждение способно циркулировать по различным структурам. Это приводит к значительному усилению эмоций, а также может придавать эмоциям затяжной или даже патологически хронический характер. Морфологическую основу таких циклических взаимодействий могут составить два круга лимбической системы. Один из них — так называемый амигдалярный круг — через медиальный пучок переднего мозга связан с амигдалоидной областью, где происходит конвергенция с волокнами, идущими от латерального обонятельного тракта. От миндалины волокна распространяются к коре передней височной области. Другой круг — септальный — распространяется медиально к области перегородки, где происходит конвергенция с волокнами, идущими от медиального обонятельного тракта. Отсюда волокна через свод направляются в гиппокамп и цингулярную область. По мнению П. Мак-Лейна, структуры амигдалярного круга обеспечивают эмоциональное сопровождение таких жизненно важных реакций, как пищевые и защитные (боль, страх), в то время как структуры септаль-ного круга связаны преимущественно с половыми реакциями. Лимбическая система функционально связана с центральным серым веществом и ретикулярной формацией среднего мозга (среднемозговое лимбическое поле). В формировании эмоций принимают участие филогенетически старая кора, повреждение или удаление которой резко меняет эмоциональную реактивность, снижая или усиливая ее, а также новая кора — неокортекс (см. Кора головного мозга). Подкорковые эмоциогенные центры оказывают на кору больших полушарий восходящие активирующие влияния. Корковые нейроны, в свою очередь, на основе обработки информации, поступающей к ним из внутренней и окружающей среды, определяют включение эмоций в целостные поведенческие акты. В экспериментах показан генерализованный характер распространения возбуждений, вызванных электрической стимуляцией положительных и отрицательных эмоциогенных зон гипоталамической области, на кору мозга. Эти изменения проявляются в генерализованной реакции активации ЭЭГ (см. Электроэнцефалография) и в различных изменениях импульсной активности нейронов различных отделов мозга. Оказалось, что отрицательные и положительные эмоциональные состояния могут отражаться на активности одних и тех же отдельных нейронов коры мозга, поэтому можно определить участие клеток в цикле «потребность и ее удовлетворение».

Данные о морфофизиологической организации эмоций у человека получены с помощью хронически вживленных в мозг электродов для диагностики и лечения нервно-психических заболеваний. Стимуляция перегородки мозга у человека вызывает ярко выраженные положительные эмоции, которые проявляются в эйфории, чувствах удовольствия и наслаждения с элементами полового возбуждения. Раздражение миндалины вызывает реакции страха и ярости. Стимуляция среднего мозга приводит к возникновению состояния дискомфорта, гнева, полового возбуждения с элементами эмоционального напряжения. Похожие состояния возникают и при раздражении переднего и заднего отделов гипоталамуса. Как правило, пациенты адекватно воспринимают изменения своего эмоционального состояния, возникающие при раздражении мозговых структур.

Эмоции могут возникнуть как на основе внутренних потребностей (эндогенный путь), так и в результате внешних раздражений или узнавания субъектом определенных раздражений окружающей среды (экзогенный путь), то есть на основе механизмов памяти (см.). Внешние воздействия могут существенно изменить эндогенно возникшие эмоции. X. Дельгадо приводит наблюдения, показывающие изменение характера эмоциональной реакции обезьян на электрическую телестимуляцию мотивациогенных зон мозга. Если в лабораторных условиях такое раздражение вызывает, например, пищевую реакцию животного, то в естественных условиях пребывания животного в стаде телеметрическая стимуляция этого же центра прежними параметрами электрического тока в зависимости от доминирующей зоосоциальной деятельности животных может вызывать совсем другие эмоциональные реакции (например, защитные, агрессивные или оборонительные).

Эмоциональные возбуждения строятся на основе специфических нейрохимических механизмов. Соотношение нейромедиаторов в структурах мозга в значительной степени определяет эмоциональную реактивность и выраженность при различных биологических и социальных потребностях организма. Установлено участие отдельных олигопептидов — ангиотензина II (см. Ангиотензин), брадикинина (см. Медиаторы аллергических реакций) и др.— в механизмах формирования эмоциональных возбуждений.

По электроэнцефалограмме и по характеру импульсной активности отдельных нейронов мозга положительные и отрицательные эмоции различить трудно. Однако они имеют качественные особенности. Отрицательные эмоциональные возбуждения характеризуются длительными последствиями и могут суммироваться. Положительные эмоции кратковременны; они полностью элиминируют отрицательные эмоции, приходя им на смену.

Возникший в центральной нервной системе комплекс эмоционального возбуждения через соматическую и вегетативную нервную систему и эндокринный аппарат распространяется генерализованно в нисходящем направлении на периферические органы, избирательно вовлекая их в эмоциональные реакции. Вовлечение периферических органов в эмоциональные реакции всегда индивидуально и специфично, составляя так называемый соматовегетативный портрет эмоциональных реакций.

Степень участия отделов высшей нервной системы в возникновении различных эмоций и у разных субъектов варьирует. Так, при гневе и страхе преобладают симпатические реакции, в то время как приятные эмоции сопровождаются парасимпатической активностью. Однако склонные к невротическим реакциям люди и в состоянии страха обнаруживают преимущественно парасимпатические реакции. Участие тех или иных отделов высшей нервной системы в эмоциональном возбуждении определяется различным исходным нейро-гуморальным состоянием организма.

Периферические компоненты эмоций подразделяют на произвольно управляемые (движение, деятельность мимической мускулатуры, речевая функция, дыхание) и неуправляемые (деятельность сердца, гладкой мускулатуры сосудов, кишечника, бронхов, желез внутренней секреции).

Произвольными усилиями человек может заблокировать выход эмоционального возбуждения. Такие эмоции были названы задержанными. Однако в подобных случаях эмоциональное возбуждение остается в центральной нервной системе и распространяется на гладкомышечные органы. При длительно существующих эмоциях или при повторных эмоциональных воздействиях отрицательного характера возбуждение мозговых структур может перейти в устойчивую стационарную форму. Особенно усиливаются эмоциональные переживания в так называемых конфликтных ситуациях при наличии выраженных и длительных препятствий к удовлетворению ведущих потребностей.

Как правило, в стационарную форму переходят эмоции негативного характера, обладающие способностью к суммации. С целью профилактики нежелательных последствий устойчивых эмоциональных возбуждений негативного характера возникает необходимость «воспитания» отрицательных эмоций. «Воспитание» должно быть направлено на умение перевести уже сложившиеся обиду, гнев или неудовлетворенность на другое, полезное дело. Достижение необходимого результата вызывает положительные эмоции, которые нивелируют отрицательные эмоциональные переживания с их нежелательными последствиями.

Патология эмоций проявляется их подавлением (гипотимия), усилением (гипертимия), а также в различных формах их утраты или извращения.

Гипотимия (депрессивный синдром, депрессивный аффект) — пониженное настроение, сопровождающееся уменьшением двигательной и психической активности. Резко выраженное пониженное настроение проявляется тоской с тягостными и мучительными ощущениями в области груди, реже — живота (так называемая предсердечная тоска). При этом характерно снижение самооценки, достигающее степени бреда самоуничижения или самообвинения. Будущее теряет для больных смысл. Мыслительные процессы замедлены и затруднены. Часто в сознании доминируют лишь отдельные мысли о своей неполноценности, бесперспективности жизни, о совершенных ошибках — депрессивный моно-идеизм. При нерезко выраженном пониженном настроении (субдепрессии) преобладают жалобы на слабость, вялость, лень, угнетенность. Больной не верит в свои возможности, сомневается в правильности поступков, с трудом принимает решения, часто испытывает чувство тревоги и страха.

Особыми формами гипотимии являются тревога, страх, патологический аффект (см. Исключительные состояния), дисфория, а также апатия — сочетание безразличия к себе, окружающим людям и событиям с отсутствием желаний, побуждений и бездеятельностью (см. Апатический синдром); эмоциональная слабость (эмоционально-гиперестетическая слабость) — сочетание изменчивого (то пониженно-слезливого, то повышенно-сентиментального) настроения с выраженной утомляемостью, раздражительностью, гиперестезией (повышенной чувствительностью к внешним, например, акустическим, раздражителям). Резко выраженная эмоциональная слабость называется аффективным недержанием или аффективной инконтиненцией. При гипотимии всегда наблюдается ухудшение физического состояния — снижение или потеря аппетита и вкусовых ощущений, запоры, расстройства сна, похудание; больные выглядят старше своего возраста.

Гипертимия (мания, маниакальный аффект, маниакальный синдром) — повышенное настроение, сопровождающееся усилением двигательной и психической активности. Повышенное настроение проявляется радостью и оптимизмом. Все переживания больных окрашены только в приятные тона. Больные беззаботны, у них нет проблем, превосходное состояние, постоянный избыток энергии. Возможности неограниченны, препятствий для их осуществления нет. Повышенная самооценка может достигать степени бреда величия. Говорят много, быстро, громко. Содержание высказываний непоследовательно. Легко переходят от одной темы к другой. Суждения поверхностны. Внимание отвлекаемо. В беседах больные всегда овладевают инициативой. Мимика живая, движения быстры и порывисты, жесты и позы подчеркнуто выразительны. Выглядят моложе своих лет. Спят мало, но короткий сон обычно крепок. Легкую степень гипертимии называют гипоманией.

Выделяют особые формы гипертимии: эйфория, рауш-мания, мория, экстаз.

Эйфория — повышенно-беспечное настроение, сочетающееся с пассивностью, отсутствием или слабостью речевого возбуждения. Всегда снижены уровень суждений и критика. Рауш-мания — повышенное настроение, сочетающееся с обнубиляцией сознания (см. Оглушение). Больные внешне напоминают лиц, находящихся в состоянии опьянения. Мория — веселое возбуждение, сочетающееся с дурашливостью, паясничаньем, склонностью к неуместным и грубым шуткам; часто сопровождается интеллектуальной слабостью. Экстаз — состояние восторга, исступленного восхищения с ощущением прозрения и проникновения в смысл всего происходящего; часто сочетается с состояниями помраченного сознания — сумеречным или онейроидным.

Разновидностями патологии эмоций могут служить их утрата и извращение: так называемое скорбное бесчувствие (anaesthesia psychica dolorosa) — утрата эмоциональных реакций на все окружающее с мучительным переживанием своей душевной опустошенности; эмоциональное обеднение — слабость эмоциональных реакций, сопровождаемая недостаточностью аффективной откликаемости, оскудением чувств, эмоциональной холодностью; при возникновении полного равнодушия и безразличия говорят об аффективной (эмоциональной) тупости; неадекватный аффект (паратимия) — аффект, не соответствующий или противоречащий содержанию переживания (ситуации), напр, смех в ответ на сообщение больному о постигшем его несчастье.


Библиогр.: Анохин П. К. Системные механизмы высшей нервной деятельности, Избранные труды, М., 1979; Вайн

штейн И. И. и Симонов П. В. Эмоциогенные структуры мозга и сердце, М., 1979; Вальдман А. В., 3 в а р-тау Э. Э. и Козловская М. М. Психофармакология эмоций, М., 1976;Гельгорн Э. и Луфборроу Дж. Эмоции и эмоциональные расстройства, Нейрофизиологическое исследование, пер. с англ., М., 1966; Дерябин В. С. Чувства, влечения, эмоции, Л., 1974; К и-колов А. И. Умственный труд и эмоции, М., 1978; Макаренко Ю. А. Системная организация эмоционального поведения, М., 1980, библиогр.; Механизмы целого мозга, Природа электрических явлений в коре головного мозга, пер. с англ., под ред. П. К. Анохина, с. 199, М., 1963; Руководство по психиатрии, под ред. А. В. Снежневского, т. 1, М., 1983; Симонов П. В. Теория отражения и психофизиология эмоций, М., 1970; о н ж е, Эмоциональный мозг, М., 1981; Смирнов В. М. Стереотаксическая неврология, Л., 1976; Судаков К. В. Биологические мотивации, М., 1971; он ж е, Системные механизмы эмоционального стресса, М., 1981; Ф е д о р о в Б. М. Эмоции и сердечная деятельность, М., 1977; Физиологические особенности положительных и отрицательных эмоциональных состояний, под ред. П. В. Симонова, М., 1972; Экспериментальная нейрофизиология эмоций, под ред. В. Вальдмана, Л., 1972; Emotions, their parameters and measurement, ed. by L. Levi, N. Y., 1975; Ey H., Bernard P. et Bris-s e t Ch. Manuel de psychiatrie, P., 1967; Izard С. E. The face of emotion, N. Y., 1971; Me Geer P. L. a. McGeer Ё. G. Chemistry of mood and emotion, Ann. Rev. Psychol., v. 31, p. 273, 1980; Physiological correlates of emotions, ed. by P. Black, N. Y., 1970. К. В. Судаков; H. Г. Шумский (психиат.).


Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: