СИСТЕМА ЛЕЧЕБНО-ЭВАКУАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ Вооруженных Сил

СИСТЕМА ЛЕЧЕБНО-ЭВАКУАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ Вооруженных Сил — свойственная определенному историческому этапу и уровню развития военного дела и военной медицины совокупность взаимосвязанных принципов организации медицинской помощи, лечения, эвакуации и реабилитации пораженных и больных во время войны и предназначенных для реализации этих задач сил и средств медицинской службы. С. л.-э.о.— одна из важнейших составных частей (подсистем) медицинского обеспечения Вооруженных Сил (см. Медицинское обеспечение); ее основная цель — сохранение жизни, восстановление боеспособности и трудоспособности у возможно большего числа пораженных в боях и заболевших, что является в условиях современной войны наиболее реальным и эффективным способом восполнения массовых боевых потерь личного состава войск и флота. Необходимо вместе с тем констатировать преемственную логическую связь С. л.-э. о. с принципами и методами лечебно-профилактического обеспечения Вооруженных Сил (см.) в мирное время, ряд конкретных мероприятий к-рого, напр. мед. контроль за состоянием здоровья личного состава войск, организация целенаправленных леч.-проф. мероприятий, сохраняют свое значение и в условиях войны.

Опыт второй мировой войны 1939— 1945 гг. показал необходимость создания также особой системы мероприятий и соответствующих формирований, призванных обеспечить оказание медпомощи гражданскому населению, пострадавшему при массированных воздушных бомбардировках населенных пунктов тыла страны, эвакуацию и лечение пораженных (см. Медицинская служба гражданской обороны), что обусловливает важность установления должного взаимодействия между обеими системами, особенно на территории страны.

Опыт мед. обеспечения действующих армий в прошлых войнах свидетельствует о том, что С. л.-э. о. изменялись и совершенствовались по мере изменения факторов, оказывающих решающее влияние на становление и развитие военной медицины. К этим факторам относятся: экономические возможности страны, ее людские ресурсы; организация и численность вооруженных сил; средства вооруженной борьбы и техническое оснащение войск; уровень развития военного искусства, мед. науки и системы здравоохранения. Определяющее значение для установления руководящих принципов построения С. л.-э. о. имеет социально-экономический и политический строй государства, орудием власти к-рого являются вооруженные силы (см. Медицина военная). Весьма существенную, постоянно возрастающую роль для определения наиболее эффективных форм и методов организации лечебно-эвакуационного обеспечения в войнах конца 19 и 20 вв. стали играть характер, величина и структура сан. потерь войск (см. Санитарные потери).

Особенности той или иной С. л.-э. о., зависящие от конкретных условий ведения войны и отдельных операций, весьма многообразны и определяются двумя основными тенденциями в организации лечебно-эвакуационного обеспечения войск.

Первая характеризуется стремлением организовать лечение пораженных и больных вблизи от зоны боевых действий(«лечение на месте»), вторая — стремлением удалять (эвакуировать) из этой зоны большую часть пораженных в бою и больных возможно дальше в тыл. При этом «лечение на месте» получило широкое распространение в период становления военной медицины, когда ограниченные по численности армии, применявшие малоподвижные линейные боевые порядки, обладали весьма слабой маневренностью и исход войны решался в ходе одного или немногих генеральных сражений, проводившихся на сравнительно ограниченной территории, когда пути и средства сообщения были крайне несовершенными, а методы лечения еще довольно примитивными.

Организация лечебно-эвакуационного обеспечения по эвакуационному типу обусловливалась невозможностью осуществлять лечение большого числа пораженных в бою и больных в непосредственной близости к линии фронта, прежде всего в связи с существенно повысившейся опасностью их вторичного поражения и необходимостью обеспечения высокой подвижности средств мед. службы при маневренном характере боевых действий. Большое влияние на усиление эвакуационной тенденции оказало усовершенствование путей и средств сообщения, в особенности появление железнодорожного, затем автомобильного и авиационного транспорта. Не меньшее значение имело усложнение самого процесса лечения пораженных и больных, обусловленное развитием мед. науки и совершенствованием технического оснащения мед. службы. В связи с этим возникла (особенно при больших сан. потерях войск) необходимость эвакуации значительной части пораженных и больных в леч. учреждения, расположенные не только на театре военных действий, но и за его пределами, что позволяло создавать надлежащие условия для их полноценного лечения, соответственно требованиям мед. науки. Необходимость эвакуации была вызвана также стремлением избежать большого скопления пораженных и больных в леч. учреждениях, расположенных в непосредственной близости к войскам, что было четко сформулировано еще Н. И. Пироговым: «Как бы ни было полезно и желательно избегать транспорта тяжелораненых, но скопление их вблизи театра войны, и именно в начале военных действий, неминуемо отзовется впоследствии вредным влиянием на других раненых».

Исторический опыт свидетельствует, что обе указанные выше тенденции (лечить пораженных и больных «на месте» и эвакуировать их из зоны военных действий) проявлялись в конкретной С. л.-э. о. вооруженных сил не изолированно одна от другой, а одновременно. При этом в зависимости от условий обстановки в одних случаях преобладало лечение пораженных и больных в непосредственной близости к зоне боевых действий, в других — эвакуация в тыл. Преобладание эвакуационной тенденции в С. л.-э. о. особенно ярко проявилось во время русско-японской войны 1904—1905 гг. По данным официального отчета Главного военно-санитарного управления, число раненых и больных, эвакуированных за пределы театра военных действий, составило 83% от поступивших в леч. учреждения действующей армии. Такое же положение имело место и в японской армии, где, по данным Хорна (Horn), из 391 265 раненых и больных было эвакуировано морем в Японию, т. е. за пределы театра военных действий, ок. 316 000 чел., или 80,7%. Особенно характерно тесное переплетение элементов «лечения на месте» и эвакуации в С. л.-э. о. Советской Армии в период Великой Отечественной войны 1941 —1945 гг. Если в 1941 —1942 гг. в этой системе преобладала эвакуация, то в 1943—1945 гг. значительная часть раненых и больных (гл. обр. легкораненые и часть раненых и больных средней тяжести) оставалась на лечении в госпиталях действующей армии, тогда как тяжелораненых и тяжелобольных, нуждавшихся в длительном лечении, эвакуировали за пределы фронта. Так, по данным Е. И. Смирнова, начиная с 1 января 1943 г. из 100 раненых, возвратившихся в строй, боеспособность 85 человек была восстановлена в леч. учреждениях войскового, армейского и фронтового тыловых р-нов.

В войнах 19 и начала 20 вв., включая первую мировую войну, эвакуация пораженных в бою и больных рассматривалась военным командованием только как мероприятие, преследующее цель максимального освобождения действующей армии от утративших боеспособность военнослужащих. При этом эвакуация теряла мед. характер, не была увязана с леч. процессом, крайне неблагоприятно сказывалась на состоянии пораженных и больных, на исходах их лечения. Такой характер транспортировки пораженных и больных, в отличие от мед. эвакуации (см. Эвакуация медицинская), когда в равной мере учитываются требования военного и мед. порядка, Е. И. Смирнов назвал «системой развоза)'. В. А. Оппелъ первый пытался преодолеть противоречивые тенденции лечебно-эвакуационного обеспечения русской действующей армии в период первой мировой войны. Предложенная им в 1916 г. система этапного лечения (см.) исходила из необходимости «теснейшим образом связать эвакуацию с лечением, считать их слагаемыми одного целого». Однако выдвинутые В. А. Оппелем принципы этапного лечения не получили в то время должного организационного оформления и не были реализованы в практике лечебно-эвакуационного обеспечения дореволюционной русской армии. Частично идеи В. А. Оппеля нашли отражение в разработанной в 1917 г. Н. А. Вельяминовым «Инструкции по организации хирургической помощи раненым на фронте». Теоретическая разработка и практическая реализация С. л. -э. о., органически сочетающей процесс лечения пораженных в бою и больных с их целенаправленной эвакуацией, были осуществлены только после Великой Октябрьской социалистической революции мед. службой ВС СССР.

Система лечебно-эвакуационного обеспечения Советской Армии

С созданием Красной Армии в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны С. л.-э. о. войск получила последовательное развитие на основе общих принципов строительства советского здравоохранения (см. Здравоохранение, Коммунистическая партия Советского Союза, Медицина военная). Существенное значение для организационного оформления этой системы имела передача всего эвакуационного дела в ведение органов военно-медицинской службы, благодаря чему создавалась возможность сочетания лечебных и эвакуационных мероприятий. Однако трудности формирования внутри страны мед. учреждений, а также отправки их на фронты заставили руководство Главного военно-санитарного управления (ГВСУ) Нарком-здрава РСФСР дать указание руководителям мед. службы фронтов и армий формировать на местах нетиповые подвижные и стационарные мед. учреждения (подвижные отделения госпиталей, «летучие» сан. отряды, перевязочные «летучки» и т. д.).

В 1919 г. в связи с блокадой Советской республики и разрухой на ж.-д. транспорте, трудностями с топливом и продовольствием, особенно в центральных районах страны, широким распространением заболевания паразитарными тифами приказом Реввоенсовета республики и Наркомздрава РСФСР от 16 декабря 1919 г. № 2314 была резко ограничена эвакуация раненых и больных в тыл страны. Для выполнения этого приказа на ж.-д. путях эвакуации были организованы за счет штатных полевых подвижных и эвакуационных госпиталей (см. Госпиталь военный) и противоэпидемических учреждений распределители-заградите-ли — дивизионные, армейские и фронтовые. В их задачи входила мед. сортировка прибывающих раненых и больных, их санобработка, госпитализация для лечения в соответствующем районе и изоляция инф. больных. Однако выполнить этот приказ полностью не удалось из-за явного несоответствия развернутой на фронтах коечной сети количеству поступающих раненых и больных. Так, по данным М. И. Барсукова, сан. потери Красной Армии в 1920 г. достигли 318 807 раненых и контуженных и 3 928 894 больных, тогда как мед. служба располагала к июлю 1920 г. всего лишь 397 496 койками (из них ок. 100 000 коек во внутренних округах). Вместе с тем этот исторический опыт наглядно показал необходимость органической увязки лечебно-эвакуационного и противоэпидемического обеспечения (см. Система противоэпидемического обеспечения).

После окончания гражданской войны в основу лечебно-эвакуационного обеспечения Красной Армии были положены принципы этапного лечения, официально регламентированные в «Руководстве по санитарной эвакуации в РККА» (1929). В этом Руководстве было предусмотрено расчленение (эшелонирование) медпомощи, последовательное и преемственное ее оказание на медпунктах и в леч. учреждениях, развернутых на путях эвакуации. Большое внимание уделялось мед. сортировке раненых и больных (см. Сортировка медицинская) на всех этапах медицинской эвакуации (см.). В соответствии с Руководством 1929 г. этапное лечение в Красной Армии строилось по так наз. дренажной системе, когда эвакуируемые раненые и больные должны были последовательно проходить общим потоком через все медпункты и леч. учреждения, развернутые на путях эвакуации, вне зависимости от характера оказанного пособия и той медпомощи, в к-рой раненые и больные нуждались в последующем.

С началом технического перевооружения Красной Армии, ее механизацией и моторизацией возникли условия для дальнейшего развития С. л.-э. о. Этому способствовали также успехи в строительстве советского здравоохранения (рост мед. кадров, создание отечественной мед. промышленности, развитие специализированных отраслей клин, медицины). Принятие на оснащение мед. службы автомобильного транспорта и появление возможности использования для целей эвакуации самолетов создавали наряду с другими факторами реальные предпосылки для отказа от дренажного типа эвакуации и перехода к построению С. л.-э. о. на основе эвакуации по назначению. На необходимость такой перестройки указывал Б. К. Леонардов, хотя организационные формы для этого в то время еще не были разработаны.

Рис. 1. Схема организации лечебно-эвакуационного обеспечения согласно «Уставу военно-санитарной службы РККА» 1933 г. (в верхней части схемы показан путь эвакуации легкораненых, в нижней — остальных категорий раненых и больных, включая заразных).

В «Уставе военно-санитарной службы РККА» (1933) была предпринята первая попытка изменения порядка С. л.-э. о. на основе этапного лечения с нек-рыми элементами эвакуации по назначению (рис. 1). Но реализация провозглашенного в этом Уставе принципа эвакуации по назначению не была организационно обеспечена созданием на театре военных действий специализированных леч. учреждений, необходимость к-рых стала ощущаться еще в период первой мировой войны 1914—1918 гг. Из общего потока раненых и больных выделяли по существу только инф. больных. Оказание специализированной медпомощи остальным раненым и больным в армейском тылу Уставом не предусматривалось. В отношении их сохранялся прежний «дренажный» тип эвакуации, что неизбежно приводило к многоэтапности в оказании им медпомощи. К тому же использование для эвакуации легкораненых обратных рейсов транспорта подвоза обусловливало необходимость их перегрузки на дивизионных и корпусных обменных пунктах. Развертываемые здесь пункты сбора легкораненых и полевые эвакоприемники были способны оказывать лишь первую врачебную помощь и не обеспечивали выполнения необходимых хирургических вмешательств. Недостаточная обеспеченность мед. службы автосанитарным транспортом (по состоянию на 1 мая 1935 г. она составляла лишь 6,6% потребности) исключала возможность эвакуировать раненых и больных, минуя промежуточные этапы эвакуации, на тот этап, «где эвакуируемому может быть оказана квалифицированная медицинская помощь, которая определится характером болезни или поражения» (УВСС—33, § 9).

Необходимость создания сети специализированных леч. учреждений в качестве важнейшего условия, обеспечивающего возможность эвакуации по назначению, была особенно наглядно подтверждена во время боевых действий Красной Армии в 1939 г. против японских империалистов на р. Халхин-Гол и в ходе советско-финляндского военного конфликта 1939—1940 гг. Основываясь на этом боевом опыте мед. обеспечения войск, а также на реальной оценке развития клин, медицины по пути ее специализации, Е. И. Смирнов указывал: «... с тех пор, как выделились в самостоятельные дисциплины челюстно-лицевая хирургия, нейрохирургия, лечение поражений костей конечностей и грудной полости, перестало существовать то положение для госпиталя, когда каждый врач-хирург был врачом для всех раненых, а всякий раненый был пациентом всякого врача-хи-рурга».

Т. о., к началу Великой Отечественной войны 1941 —1945 гг. в основном сложились условия и были определены принципы, обеспечивающие дальнейшее развитие системы этапного лечения (см.) на основе эвакуации по назначению. В ее формировании и последующей практической реализации большую роль сыграл Е. И. Смирнов. Выдвинутая им военно-полевая медицинская доктрина, существо к-рой было сформулировано еще в предвоенные годы, а затем наиболее полно раскрыто на 5-м пленуме Ученого медицинского совета при начальнике Главного военно-санитарного управления Красной Армии в феврале 1942 г., явилась теоретической основой системы этапного лечения с эвакуацией по назначению. Суть этой доктрины составляют следующие положения: 1) единое понимание происхождения и развития болезни, а также принципов хирургической и терапевтической работы в военно-полевых условиях;2)наличие единой школы и единого взгляда на методы профилактики и лечения ранений и заболеваний; 3) преемственность в выполнении мед. мероприятий на различных этапах эвакуации; 4) обязательное наличие краткой, четкой мед. документации, позволяющей производить полноценную сортировку раненых и больных и обеспечивающей преемственность и последовательность выполнения лечебноэвакуационных мероприятий.

В предвоенные годы Санитарное управление Красной Армии много сделало для теоретического и организационного становления С. л.-э. о. боевых действий войск на основе этапного лечения с эвакуацией по назначению. Врачи, включенные в штат сан. взводов батальонов, в 1940 г. были заменены фельдшерами, поскольку полноценная врачебная работа на БМП оказалась невозможной. Дивизионный госпиталь был изъят из дивизии и включен в состав сил и средств мед. службы армии, в составе к-рой предусматривалось два типа полевых подвижных госпиталей — войсковые (из расчета один на корпус) и армейские, включаемые в состав головного эвакуационного пункта (ГЭП) и госпитальной базы армии (ГБА). В армии и во фронте были созданы роты мед. усиления, штат к-рых предусматривал ряд специализированных групп, предназначенных для специализации полевых подвижных госпиталей. Тем самым была заложена основа оказания специализированной медпомощи начиная с госпиталей армейского подчинения и разработаны исходные данные для специализации леч. учреждений госпитальных баз фронта и тыла страны. Однако к началу Великой Отечественной войны не был реализован ряд намеченных Санитарным управлением Красной А рмии о рганизационно-штатных преобразований, в частности не были созданы госпитали для лечения легкораненых и сортировочные госпитали.

Великая Отечественная война оказала исключительно большое влияние на развитие С. л.-э. о. Неблагоприятная обстановка в начале войны заставила сосредоточить оказание квалифицированной хирургической помощи преимущественно в армейских (фронтовых) госпиталях и свести объем ее в дивизионном медпункте к неотложным мероприятиям, обеспечивающим возможность дальнейшей эвакуации раненых и больных. По этой же причине мед. сортировка раненых и больных в интересах их эвакуации по назначению и оказание основных видов специализированной медпомощи осуществлялись в приемно-сортировочных базах центра, организованных Главным военно-санитарным управлением на важнейших операционностратегических направлениях. Отсутствие в составе армейских и фронтовых леч. учреждений госпиталей для лечения легкораненых привело в первые месяцы войны к эвакуации значительной части легкораненых и легкобольных в глубокий тыл, что препятствовало своевременности их специализированного лечения и быстрому возвращению в строй. Поэтому в разгар Смоленского сражения в июле 1941 г. на Западном фронте по инициативе Санитарного управления фронта согласно указанию ГВСУ было положено начало формированию «госпиталей-лагерей» для лечения легкораненых и легкобольных на 1000 мест каждый. Этот опыт быстро стал достоянием других армий и фронтов, а в декабре 1941 г. был закреплен созданием штатных госпиталей для легкораненых (см. Госпиталь для легкораненых).

Переход Советской Армии в контрнаступление под Москвой, а затем и в общее наступление обусловили возможность создания полноценных ГБ армий и фронтов (за счет реэвакуации леч. учреждений из тыла страны), обеспечивающих оказание всех основных видов специализированной медпомощи, в т. ч. и терапевтической. Это позволило создать терапевтические полевые подвижные госпитали (см.) в армиях. Они были введены в состав ГБ А в конце 1942 г., а ППГ преобразованы в хирургические полевые подвижные госпитали (см.). В результате проведенных мероприятий каждая общевойсковая армия стала иметь по 2 инфекционных ППГ (см. Инфекционный полевой подвижной госпиталь), 2 терапевтических ППГ, 2 госпиталя для лечения легкораненых и несколько хирургических ППГ. Последние путем придачи им специализированных групп из рот мед. усиления превращались в специализированные госпитали. Кроме указанных полевых госпиталей, ГБ армий имели в своем составе эвакуационные госпитали (см.), один-два сортировочных (см. Сортировочный госпиталь), а также ЭП (см. Эвакуационный приемник). Общая штатная коечная емкость госпиталей в общевойсковых армиях, ведущих боевые действия, колебалась в пределах от 4000 до 7000 коек и более в зависимости от задач армии, ее состава и условий обстановки.

Основная часть леч. учреждений фронтового подчинения была представлена ЭГ различной коечной емкости и профилизации (хирургические, терапевтические, специализированные), госпиталями для лечения легкораненых и сортировочноэвакуационными госпиталями. В ходе войны выявилась необходимость иметь в составе леч. учреждений фронта также ППГ, входившие в полевой эвакуационный пункт фронтового подчинения.

Рис. 2. Схема организации этапного лечения с эвакуацией по назначению к концу Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Т. о., на основе широкой специализации армейских и фронтовых леч. учреждений и значительного увеличения мощности ГБ армий и фронтов в ходе Великой Отечественной войны произошло окончательное оформление более совершенной организации лечебно-эвакуационного обеспечения действующей армии — системы этапного, лечения с эвакуацией по назначению (рис. 2). Существенную роль в ее становлении сыграло научно-методическое руководство со стороны ГВСУ, сан. управлений фронтов и сан. отделов армий, а также управлений эвакопунктов. При этом особенно важное значение для установления единства взглядов на реализацию принципов этой системы имели пленумы Ученого медицинского совета при начальнике ГВСУ.

Основополагающими принципами системы этапного лечения с эвакуацией по назначению являлись: эшелонирование медпомощи; ее приближение к раненым и больным; своевременность оказания; органическое сочетание мероприятий по оказанию медпомощи и лечению с эвакуацией; преемственность и последовательность в выполнении леч. мероприятий; осуществление эвакуации по назначению начиная с ДМП и ХППГ первой линии; специализация медпомощи в леч. учреждениях ГБ. В целях реализации указанных принципов С. л.-э. о. Советской Армии предусматривала последовательное развертывание на путях мед. эвакуации ряда медпунктов и леч. учреждений. При этом они в зависимости от места в системе этапного лечения с эвакуацией по назначению, боевой и медицинской обстановки обеспечивали оказание определенных видов медпомощи раненым и больным. Так, на полковых медицинских пунктах (см.) оказывалась первая врачебная помощь (см.), на дивизионных медпунктах и в хирургических ППГ первой линии — квалифицированная медицинская помощь (см.). Для оказания раненым и больным специализированной медпомощи (см. Специализированная медицинская помощь) предусматривались специализированные леч. учреждения ГБ армии и фронта.

Принципы этапного лечения с эвакуацией по назначению полностью себя оправдали во время Великой Отечественной войны, обеспечив высокую активность при оказании медпомощи наиболее тяжелым контингентам раненых и больных, что позволило возвратить в строй до 72,3% от общего числа раненых и 90,696 больных. Опыт Великой Отечественной войны при этом вновь подтвердил исключительно большую зависимость конкретных форм организации лечебно-эвакуационного обеспечения от боевой, тыловой и мед. обстановки. Такая зависимость в отношении содержания и объема медпомощи на этапах мед. эвакуации нашла четкое отражение в «Указаниях по военно-полевой хирургии», где было сказано, что в условиях полевой мед. службы объем работы и выбор метода хирургического вмешательства и лечения определяются гл. обр. боевой обстановкой, количеством поступающих раненых (больных) и их состоянием, числом врачей, особенно хирургов, на данном этапе, наличием автотранспортных средств, полевых леч. учреждений и мед. оснащения, временем года и состоянием погоды. Опыт минувшей войны так же отчетливо выявил решающую зависимость качества лечебно-эвакуационного обеспечения войск от степени подготовленности руководящих кадров мед. службы. Отсутствие целенаправленной подготовки таких кадров в предвоенные годы повлекло за собой ряд серьезных пробелов в лечебно-эвакуационном обеспечении войск, особенно в первом периоде войны, что обусловило необходимость реорганизации в ходе войны системы подготовки военно-медицинских кадров (см. Военно-медицинская академия).

При всех своих достоинствах С. л.-э. о. периода Великой Отечественной войны не всегда полностью претворялись в жизнь, что зависело от ряда объективных причин. В том числе нередко возникала необходимость повторного оказания хирургической помощи раненым, что было обусловлено невозможностью проведения исчерпывающих хирургических вмешательств на войсковых этапах мед. эвакуации и в ХППГ первой линии. Этому часто препятствовали обстановка и отсутствие необходимого специального оснащения в медико-санитарных батальонах (см.) дивизий и в ХППГ первой линии. В то время еще отсутствовали и эффективные средства, задерживающие развитие инфекции в ране, своевременное применение к-рых позволяет производить отсроченную хирургическую обработку в специализированных леч. учреждениях. С. л.-э. о. периода Великой Отечественной войны характеризовалось излишней многоэтапностью при эвакуации раненых (больных) и оказании им медпомощи. Большая их часть в то время проходила последовательно не только все войсковые этапы мед. эвакуации (ПМП, ДМП или ХППГ первой линии), но и ряд эшелонов ГБ армий и фронта, выполнявших примерно один и тот же объем специализированной медпомощи. Такое положение складывалось в связи с объективными условиями, но порой зависело от недостаточной подготовленности мед. руководителей.

Основным средством транспортировки раненых и больных во фронтовом тылу и в тылу страны был ж.-д. транспорт. При этом имелись различные его типы (военно-санитарные летучки, временные и постоянные военно-санитарные поезда — см. Железнодорожный санитарный транспорт), работавшие на разных участках ж. д., что, разумеется, приводило к последовательной перегрузке эвакуируемых с одного вида ж.-д. транспорта на другой и к необходимости развертывать в местах этой перегрузки соответствующие группы леч. учреждений ГБ армии или фронта. Мед. служба во время Великой Отечественной войны имела недостаточное число сан. самолетов, что ограничивало возможность массовой эвакуации тяжелопораженных непосредственно в ГБ, расположенные на большом удалении от линии фронта, минуя предшествующие им эшелоны.

Многоэтапность эвакуации отрицательно сказывалась на результатах леч. процесса, способствуя увеличению длительности лечения и ухудшению исходов, что явилось предметом обсуждения на 6-м и 7-м пленумах Ученого медицинского совета при начальнике ГВСУ. Е. И. Смирнов еще на 6-м пленуме (26—30 августа 1942 г.), отмечая дефекты работы полевой санитарной службы, указывал: «В основе лечебноэвакуационного обеспечения боевых действий войск нашей Красной Армии лежит этапное лечение с эвакуацией по назначению. Всем хорошо известно, что эта принятая нами система — самая наилучшая, самая передовая. Но не всем известно, что самая передовая система может иметь отрицательные стороны. Какие слабые стороны может иметь этапное лечение? Многоэтапность. Какой вред приносит многоэтапность? Как правило, удлиняет сроки лечения раненых, уменьшает эффективность своевременного оказания специализированной хирургической помощи раненным в череп, челюсти, грудную клетку, живот, раненым с повреждением больших трубчатых костей и крупных суставов» (Труды шестого пленума УМС при начальнике ГВСУ, М., 1942, с. 21).

Дальнейшее развитие и совершенствование С. л.-э. о. в послевоенный период было связано не только с необходимостью устранения указанных причин ее организационной незавершенности, но и с изменившимися характером боевых действий войск и условиями их мед. обеспечения. Принятие на вооружение современных армий средств массового поражения, новых видов огнестрельного оружия, зажигательных смесей типа напалма влечет за собой изменение характера и структуры сан. потерь, а также появление новых видов боевой патологии.

Особое значение для организации лечебно-эвакуационного обеспечения имеют новые условия деятельности мед. службы, порождаемые возможностью применения различных видов ядерного оружия (см.). Изучение последствий неоправданного применения США в конце второй мировой войны атомных бомб, сброшенных на японские города Хиросима и Нагасаки, и последующие научные изыскания позволили установить основные факторы, оказывающие определяющее влияние на организацию лечебно-эвакуационного обеспечения. К этим факторам относятся: возможность одномоментного возникновения многочисленных очагов массовых сан. потерь как на театре военных действий, так и в тылу страны (см. Очаг массовых поражений); неравномерность сан. потерь и существенное изменение их структуры (возрастание удельного веса обожженных, появление радиационных поражений, увеличение тяжести поражений, их комбинированный характер); заражение радиоактивными веществами обширных территорий; возможность возникновения эпидемий в результате резкого ухудшения сан.-гиг. состояния районов расположения или боевых действий войск и снижения иммунол. резистентности организма у лиц, подвергшихся воздействию ионизирующего излучения; резкое несоответствие имеющихся сил и средств мед. службы объему предстоящей работы по оказанию медпомощи, эвакуации и лечению пораженных и больных, усложнение мед. сортировки, обусловленное трудностями прогнозирования тяжести радиационных поражений и их исходов; существенное увеличение возможных потерь личного состава мед. службы во всех ее звеньях. В этих условиях в еще большей степени, чем в период Великой Отечественной войны, возрастает значение рационального сочетания лечебно-эвакуационных, санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

Наряду с указанными усложнениями условий деятельности мед. службы большое влияние на организацию лечебно-эвакуационного обеспечения оказывают успехи мед. науки, достигнутые в послевоенный период, особенно в таких ее разделах, как мед. радиология, иммунология, анестезиология и реаниматология, токсикология. Применение антибиотиков позволит при необходимости (напр., при массовых потерях или при невозможности по условиям боевой обстановки быстро оказать хирургическую помощь) производить хирургические вмешательства в более поздние сроки, чем это допускалось в период Великой Отечественной войны, т. е. решать задачу оказания одномоментной исчерпывающей хирургической помощи пораженным в специализированных хирургических госпиталях. Комбинированный характер значительной части поражений в результате возможного применения новых видов оружия и трудность определения ведущего синдрома поражения (заболевания) обусловит необходимость привлекать к оказанию специализированной медпомощи и последующему лечению пораженных представителей различных мед. специальностей. Повысится потребность в терапевтической помощи (в т. ч. в хирургических госпиталях), поскольку значительное место среди боевых поражений могут занять радиационные поражения (лучевая болезнь) и поражения отравляющими веществами, сочетающиеся с различными травмами. Весьма перспективным для совершенствования эвакуации по назначению, и в частности для устранения многоэтапности эвакуации, следует считать широкое применение авиационного транспорта. Это позволит также значительно шире рассредоточивать потоки эвакуируемых пораженных и больных по леч. учреждениям, развернутым на театре военных действий.

Рис. 3. Принципиальная схема организации лечебно-эвакуационного обеспечения войск в воине с применением средств массового поражения.

Новые условия деятельности медицинской службы привели к необходимости перестройки С. л.-э. о. войск, которая предусматривает следующие основные этапы медицинской эвакуации (рис. 3): ПМП, МБ дивизии или отдельный мед. отряд, леч. учреждения ГБ, госпитали тыла страны. К числу этапов мед. эвакуации может быть отнесен также БМП в случаях, когда он развертывается и работает на месте (напр., в обороне). Всем этапам мед. эвакуации присущи определенные особенности в организации работы, зависящие от их задач и места в общей С. л.-э. о. войск, а также от боевой и мед. обстановки. В основе этой системы лежат принципы этапного лечения с эвакуацией по назначению периода Великой Отечественной войны. Но она содержит и ряд новых положений, таких как максимальное ограничение многоэтапности в лечебно-эвакуационном процессе; стремление к оказанию одномоментной исчерпывающей медпомощи; выдвижение медпунктов и леч. учреждений к рубежам (районам) массовых сан. потерь (если это позволяет обстановка) с последующей организацией здесь лечения тех контингентов пораженных и больных, к-рые не подлежат эвакуации за пределы фронта; широкий маневр не только объемом, но и видами медпомощи; возможно раннее рассредоточение эвакуационных потоков между ГБ; необходимость постоянного сочетания лечебно-эвакуационных мероприятий с мероприятиями по защите пораженных и больных, а также сил и средств мед. службы от оружия массового поражения.

В военной медицине существуют два понятия, определяющие содержание леч.-проф. мероприятий, проводимых в С. л.-э. о. при оказании медпомощи пораженным и больным,— вид медпомощи и объем медпомощи. Под видом медпомощи понимают определенный перечень (комплекс) леч.-проф. мероприятий, проводимых личным составом войск и мед. службы на поле боя (в очагах массовых сан. потерь) и этапах мед. эвакуации. Вид медпомощи определяется местом ее оказания, уровнем подготовки лиц, ее оказывающих, и наличием соответствующего оснащения. Объем медпомощи — это совокупность леч.-проф. мероприятий в границах конкретного вида медпомощи, выполняемых на этапах мед. эвакуации в отношении определенных категорий пораженных и больных по мед. показаниям и в соответствии с боевой и мед. обстановкой.

С. л.-э. о. войск в настоящее время предусматривает следующие виды медпомощи: первая помощь (см.), доврачебная помощь (см.), первая врачебная помощь (см.), квалифицированная медицинская помощь (см.), специализированная медицинская помощь (см.). Каждому этапу мед. эвакуации присущ определенный (типовой) вид медпомощи. Однако при мед. обеспечении боевых действий часто будут складываться условия, при к-рых число пораженных, нуждающихся в том или ином виде медпомощи, присущем определенному этапу мед. эвакуации, существенно превысит возможности ее оказания. Поэтому существующая С. л.-э. о. предусматривает группировку мероприятий первой врачебной и квалифицированной медпомощи по срочности ее оказания и соответствующие изменения объема медпомощи. Эти изменения определяются конкретными условиями боевой обстановки; величиной и структурой сан. потерь; обеспеченностью подразделений, частей и учреждений мед. службы силами и средствами, позволяющими оказывать тот или иной вид медпомощи; возможностью своевременной доставки пораженных и больных на последующие этапы мед. эвакуации и др. Изменение объема медпомощи в сторону его сокращения на данном этапе мед. эвакуации приводит к изменению на последующем этапе не только объема, но и вида мед. помощи. Так, напр., сокращение объема медпомощи на ПМП будет нередко приводить к тому, что в МБ и ОМО придется оказывать ряду поступающих пораженных не только квалифицированную медпомощь, но и первую врачебную помощь.

В системе лечебно-эвакуационного обеспечения особое значение имеют преемственность в проведении леч. мероприятий, т. е. соблюдение единых методов лечения пораженных и больных и последовательное наращивание леч.-проф. мероприятий на этапах мед. эвакуации. Отсутствие единой системы таких мероприятий (единой военно-полевой мед. доктрины) приведет к серьезному нарушению всего процесса лечения пораженных и больных. Характерной чертой

С. л.-э. о. на современном этапе ее развития будет являться оказание основных видов специализированной медпомощи начиная с леч. учреждений ГБ. Специализация медпомощи обеспечивается наличием леч. учреждений, имеющих соответствующих специалистов и необходимое оснащение для оказания этой помощи определенным группам пораженных и больных. Решение указанной задачи достигается путем создания постоянных штатных специализированных госпиталей, напр. неврологического полевого подвижного госпиталя (см.), госпиталя для легкораненых, или путем временного усиления полевых госпиталей соответствующими специализированными группами.

Дифференциация специализированной медпомощи, оказываемой в ГБ, развернутых на театре военных действий, во многом будет зависеть от наличия необходимых для этого сил и средств. В случае возникновения войны в первое время, особенно при применении средств массового поражения, возможности организации специализированной медпомощи будут резко ограничены, а перечень ее видов будет минимальным. Однако и в этот период предусматривается развертывание специализированных госпиталей или специализированных отделений в многопрофильных госпиталях для следующих контингентов: раненных в голову, шею и позвоночник; нек-рых категорий обожженных, в частности с тяжелыми ожогами органа зрения; легкораненых и легкобольных, а также инф. больных. По мере прибытия в состав мед. службы действующей армии основной части положенных ей леч. учреждений перечень видов специализированной медпомощи расширится. При этом в зависимости от количества пораженных и больных, нуждающихся в том или ином виде специализированной медпомощи, и имеющегося в данный момент в наличии числа леч. учреждений могут быть созданы госпитали, целиком специализированные по одному профилю или специализированные отделения в составе многопрофильных специализированных госпиталей.

В случае применения противником оружия массового поражения мед. службе предстоит осуществлять в крайне сжатые сроки лечебно-эвакуационные мероприятия, часть к-рых будет проводиться непосредственно в очаге массовых поражений. В связи с этим необходимы своевременная информация мед. службы о возникших очагах, постоянная готовность к проведению мероприятий по ликвидации последствий применения противником оружия массового поражения, наличие специального резерва сил и средств. Важнейшим условием, определяющим деятельность мед. службы при применении противником средств массового поражения, явится характер боевой обстановки, и в первую очередь наличие или отсутствие угрозы выхода противника в район очага массовых поражений. При наличии такой угрозы основной задачей лечебно-эвакуационного обеспечения войск будет быстрейшая эвакуация пораженных из района очага. Объем медпомощи на этапах мед. эвакуации в этих условиях максимально сократится. При отсутствии угрозы и благоприятной радиационной и химической обстановке медпункты и лечебные учреждения могут быть приближены непосредственно к очагу поражения; медицинская помощь при этом будет оказываться в более широком объеме. Важной задачей явится сбор пораженных, эвакуированных из очага или выходящих из него самостоятельно, и оказание им доврачебной и первой врачебной помощи. С этой целью на основных путях выхода или вывоза пораженных из очага массовых поражений будут развертываться медпункты (чаще всего ПМП), к-рые в прошлом в военномедицинской литературе нередко именовались пунктами сбора пораженных или временными пунктами сбора пораженных. При массовом поступлении пораженных и больных на этапы мед. эвакуации особенно возрастет значение мед. сортировки (см. Сортировка медицинская), от четкости и оперативности к-рой будет зависеть успех деятельности любого медпункта и леч. учреждения.

Органической составной частью С. л.-э. о. Советской Армии является мед. эвакуация. Для эвакуации пораженных и больных в Советской Армии имеются различные санитарно-транспортные средства. Наибольшие сложности представляет эвакуация пораженных с поля боя, осуществляемая с помощью различных транспортных средств или вручную (см. Вынос и вывоз пораженных). Вынос пораженных возлагается на личный состав подразделений сбора и эвакуации мед. службы, а также солдат, выделяемых для этой цели распоряжением командиров частей и подразделений. Вывоз пораженных с поля боя возлагается на штатный сан. транспорт БМП, подразделения сбора и эвакуации ПМП и МБ, а также общевойсковой транспорт; применение с этой целью бронетранспортеров значительно облегчит организацию вывоза пораженных под огнем противника. Дальнейшая транспортировка пораженных и больных планируется на автомобильном сан. транспорте, к-рый в настоящее время является основным средством мед. эвакуации на участке между войсковыми этапами и госпитальной базой. В современных условиях возрастают возможности использования легких сан. самолетов и вертолетов для эвакуации пораженных и больных, начиная с МБ и ОМО. Железнодорожный и водный сан. транспорт будет применяться для мед. эвакуации на театре военных действий и на территории страны. Совмещение путей мед. эвакуации с путями подвоза позволит использовать обратные рейсы транспорта общего назначения (автомобильного и авиационного) для эвакуации пораженных и больных. Автомобильный транспорт общего назначения должен служить преимущественно для эвакуации легкопораженных и легкобольных. Обратные рейсы военнотранспортной авиации могут использоваться при эвакуации всех категорий пораженных и больных. Применение обратных рейсов транспорта общего назначения для целей мед. эвакуации организационно будет обеспечено размещением медпунктов и леч. учреждений вблизи путей подвоза (эвакуации) и заблаговременным планированием его использования. Эвакуация пораженных и больных из медпунктов и леч. учреждений организуется вышестоящим начальником мед. службы и осуществляется подчиненными ему транспортными средствами. Путь, по к-рому производится вынос и транспортировка пораженных и больных в тыл, получил наименование «путь медицинской эвакуации». Совокупность путей эвакуации, расположенных на них этапов мед. эвакуации и работающих санитарно-транспортных средств, обеспечивающих определенную, как правило крупную, группировку войск, называется эвакуационным направлением.

См. также Госпитальная база, Медицина военная, Медицинская служба Вооруженных Сил СССР, Система санитарно-гигиенического обеспечения, Система противоэпидемического обеспечения, Сортировка медицинская, Эвакуация медицинская, Этапное лечение.

Лечебно-эвакуационное обеспечение Военно-Морского Флота

Лечебно-эвакуационное обеспечение Военно-Морского Флота организуется на основе единых для всех видов ВС СССР принципов. Однако формам и методам лечебно-эвакуационного обеспечения боевых действий сил флота присущи специфические особенности, определяющиеся своеобразными условиями их боевой деятельности. Решающее влияние на организацию лечебно-эвакуационного обеспечения оказывают состав флота и его техническая оснащенность, формы и способы ведения боевых действий, система базирования и тылового обеспечения, своеобразие медико-географических условий р-нов плавания и военных действий. Значительная удаленность р-нов плавания корабельных сил от пунктов базирования, разобщенность кораблей и соединений, действующих в различных р-нах морей и океанов, сложность осуществления маневра по передаче пораженных и больных с корабля на корабль в море препятствуют быстрой и систематической их эвакуации для своевременного оказания необходимой медпомощи и лечения. Пораженные и больные вынужденно в течение более или менее длительного времени остаются на кораблях на попечении штатной мед. службы, располагающей ограниченными возможностями.

Опыт лечебно-эвакуационного обеспечения сил флота в прошлых войнах свидетельствует о том, что в системе мероприятий по оказанию раненым и больным медпомощи, их эвакуации и лечения всегда преобладал эвакуационный принцип. На перевязочных пунктах кораблей раненым оказывалась медпомощь штатным составом, а по возвращении кораблей в базу они эвакуировались в морской госпиталь или лазарет, где лечились, чаще всего до окончательного исхода. В ходе русско-японской войны 1904—1905 гг. и первой мировой войны 1914—1918 гг. лечебно-эвакуационное обеспечение флота получило дальнейшее развитие. Для приема, оказания медпомощи и лечения в базах наряду с береговыми леч. учреждениями использовались плавучие лазареты и госпитальные суда (см.), служившие промежуточными, а в ряде случаев окончательными этапами мед. эвакуации для раненых и больных, эвакуируемых с кораблей, действовавших в небольшом удалении от берега. Для эвакуации раненых с крупных кораблей на берег создавались отряды плавучих средств малого тоннажа.

Во время Великой Отечественной войны лечебно-эвакуационное обеспечение флота осуществлялось на основе единой для ВС СССР системы этапного лечения с эвакуацией по назначению. На кораблях ив береговых частях медпомощь раненым и больным оказывалась в соответствии с квалификацией мед. состава и оснащением постов (пунктов) медпомощи: на кораблях IV ранга — первая медпомощь, на кораблях II и III рангов — доврачебная; на лидерах, крупных канонерских лодках, береговых и плавучих базах соединения кораблей, в дивизионах береговой артиллерии, батальонных медпунктах морской пехоты — первая врачебная; на кораблях I ранга, в лазаретах авиационно-технических баз, бригадных медпунктах морской пехоты — квалифицированная медпомощь. С кораблей и соединений, действовавших, как правило, в незначительном удалении от побережья, раненые и больные эвакуировались в многопрофильные стационарные госпитали военно-морских баз, где им оказывались квалифицированная и отдельные виды специализированной медпомощи и осуществлялось лечение в пределах 1—2 мес. Тяжелораненые эвакуировались в тыловые госпитали страны или ГБ Советской Армии. Важную роль в системе лечебно-эвакуационного обеспечения флота играли мед.-сан. отряды, имевшие в своем составе хирургические, санитарно-эпидемиологические, корабельные, рентгенологические и другие маневренные группы, а также санитарный автомобильный транспорт. Для эвакуации раненых и больных на флотах были созданы подразделения морских, воздушных и наземных средств эвакуации. Благодаря принятой С. л.-э. о. в строй из военно-морских госпиталей было возвращено 86% раненых и 95% больных (без учета исходов лечения тяжелораненых, эвакуированных в тыл страны и ГБ Советской Армии). Вместе с тем существенные трудности для реализации системы создавали: недостаточно развитая сеть учреждений для оказания специализированной медпомощи и лечения раненых; маломощность средств специализации учреждений (отделений); ограниченные возможности маневренного использования сил и средств мед. службы флота (флотилии).

Коренные изменения форм и способов вооруженной борьбы на море в условиях возможного применения противником средств массового поражения, вероятность возникновения массовых сан. потерь и появления новых видов поражения, достижения мед. науки обусловили в послевоенный период необходимость дальнейшего развития и совершенствования С. л.-э. о. флота. В ее основе лежат принципы этапного лечения с эвакуацией по назначению, содержащие ряд новых важных положений: приближение медпомощи к очагам сан. потерь путем выдвижения подвижных сил и средств мед. службы, создание условий для оказания одномоментной исчерпывающей медпомощи, оказание квалифицированной и отдельных видов специализированной медпомощи на корабельных силах в удаленных районах морей и океанов, сочетание лечебно-эвакуационных мероприятий с мероприятиями по защите от оружия массового поражения.

В системе лечебно-эвакуационного обеспечения флота основными этапами медицинской эвакуации являются: посты медицинской помощи надводных кораблей и подводных лодок, пункты медицинской помощи береговых частей и береговых баз, лечебные учреждения военно-морских баз, госпитальные суда и ГБ флота. '

На указанных этапах медицинской эвакуации оказываются следующие виды медицинской помощи: доврачебная — на постах медпомощи кораблей III ранга; первая врачебная — на пунктах медпомощи береговых частей; квалифицированная — на постах медпомощи кораблей I —II ранга и пунктах медпомощи береговых баз. В лечебных учреждениях военно-морских баз (военно-морские госпитали, базовые лазареты) и на госпитальных судах оказывается квалифицированная и некоторые виды специализированной медицинской помощи, а в ГБ флота — специализированная медицинская помощь.

В организационном отношении лечебно-эвакуационное обеспечение состоит из мероприятий, проводимых мед. службой на кораблях в море, и мероприятий, проводимых на берегу. На корабельных силах, действующих в море (океане), своевременное оказание квалифицированной и нек-рых видов специализированной медпомощи может быть обеспечено, наряду с использованием штатной мед. службы кораблей и соединений, в зависимости от конкретных условий обстановки следующими способами: заблаговременным усилением соединений группами квалифицированной (специализированной) медпомощи; направлением этих групп на корабли после боя быстроходными морскими и воздушными видами транспортных средств; путем эвакуации пораженных и больных в береговые леч. учреждения или на суда мед. обеспечения, находящиеся вблизи от района действий корабельных сил. Для эвакуации пораженных и больных будут использованы суда мед. обеспечения аварийно-спасательной службы и суда тыла, боевые корабли, базовые плавучие средства, гидросамолеты и вертолеты (см. Водный санитарный транспорт, Санитарная авиация). Авиационный транспорт планируется использовать прежде всего для эвакуации тяжелопораженных.

На побережье для приема пораженных и больных с кораблей будут развернуты ЭП. Нуждающиеся в неотложной квалифицированной медпомощи моряки из ЭП будут направляться в леч. учреждения военно-морской базы, а все остальные — в ГБ флота. Эвакуацию пораженных и больных из ЭП, пунктов медпомощи береговых частей, соединений в лечебные учреждения военно-морской базы и ГБ флота предполагается осуществлять санитарнотранспортными частями медицинской службы, автомобильным транспортом лечебных учреждений ГБ, автомобильным и авиационным транспортом, выделяемым командованием.

При применении противником оружия массового поражения важнейшей особенностью, определяющей деятельность мед. службы в очагах массовых сан. потерь, возникающих в районах базирования сил флота, явится относительно малая вероятность выхода противника в очаги, что позволит приблизить к ним силы и средства мед. службы и обеспечить оказание медпомощи в необходимом объеме. Лечебно-эвакуационные мероприятия в очагах массовых сан. потерь предусматривают розыск, оказание первой медпомощи, эвакуацию пораженных и

больных на пункты медпомощи для оказания первой врачебной помощи, а затем в мед. формирования и леч. учреждения, выдвинутые к очагам массовых сан. потерь для оказания квалифицированной медпомощи. При этом предполагается осуществлять маневр не только объемом, но и видом медпомощи. В последующем пораженные будут доставляться в ГБ (ее отделение) для оказания специализированной медпомощи и лечения. Пораженных и больных со сроками лечения, превышающими установленные для ГБ флота, планируется эвакуировать железнодорожным, морским и воздушным транспортом в ГБ тыла страны.



Библиогр.: Абрамов П. В. Инструкция по организации хирургической помощи раненым на фронте, Воен.-мед. шурн., № 2, с. 49, 1947; Андреев Ф. Ф. Некоторые вопросы лечебноэвакуационного обеспечения Военно-морского флота СССР, Воен.-мор. врач, № 1-2, с. 8, 1942; Ах ути н М. Н. Хирургический опыт двух боевых операций, Куйбышев, 1940; Беляев М. А. Материалы по организации лечебно-эвакуационного обеспечения Балтийского флота в первую мировую войну, Воен.-мед. журн., № 8, с. 84, 1953; Бурденко H. Н. Характеристика хирургической работы в войсковом районе, М.— JI., 1939; о н ж е, Современная фаза военной хирургии, Госпит. дело, № 1-2, с. 7, 1942; Вельяминов Н. А. Задачи врачебно-санитарного дела на фронте в настоящее время, Рус. врач, т. 15, № 46, с. 1081, № 47, с. 1108, 1916; Георгиевский А. С. Основы организации лечебно-эвакуационного обеспечения боевых действий войск, Л.,1950; он же, Исторический очерк развития медицинской службы армейских объединений, JI., 1955; он же, Развитие организационных основ хирургической помощи раненым в Советской Армии за 50 лет, Вестн. хир., т. 99, № 9, с. 3, 1967; Георгиевский А. С., Иванов Н. Г. и Лобастов О. С. Великая Отечественная война 1941—1945 гг. и развитие организационных основ советской военной медицины, Воен.-мед. журн., № 5, с. 22, 1965; Груздев В. Ф. Материалы по организации медицинской службы на русском флоте в первой четверти XVIII века, Л., 1954; Завали- щ и н Н. И. Н. И. Пирогов и его принципы организации медицинской помощи на войне, Воен.-мед. журн., № 2, с. 14, 1959; Завалишин Н. И., Л и-д о в И. П. и др. Основы организации медицинского обеспечения войск, М., 1961; Заг л ух и некий В. В. Основы санитарной тактики, М., 1914; Иванов Е.М. и др. Становление и развитие отечественной военно-морской медицины, Л., 1975; Леонардов Б. К. Санитарная служба в войсковом районе, М., 1937; Наставление по санитарной службе Красной Армии, М.— Л., 1941; О п-п е л ь В. А. Организационные вопросы передового хирургического пояса действующей армии, Пг., 1917; он же, Очерки хирургии войны, Л., 1940; Очерки истории советской военной медицины, под ред. Д. Д. Кувшинского и А. С. Георгиевского, Л., 1968; Пирогов Н. И. Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877—1878 гг., ч. 1—2, Спб., 1879; Потирало в-с к и й П. П. Эвакуация в современную войну, Воен.-мед. журн., т. 221, № 4, с. 698, № 5, с. 47, 1908; он же, Краткий курс санитарной тактики, М., 1911; Руководство по санитарной эвакуации в РККА, М., 1929; С е м е к а С. А. Медицина военная, Энциклопед. словарь воен. мед., т. 3, ст. 713, М., 1948; С м и р-нов Е. И. Вопросы организации и тактики санитарной службы, М., 1942; о н ж е, Война и военная медицина 1939— 1945 гг., М., 1979; Тимофеевский П. И. Санитарная тактика, Л., 1927; Указания по военно-полевой хирургии, М., 1970; 60 лет советского здравоохранения, главн. ред. Б. В. Петровский, М., 1977; Энциклопедический словарь военной медицины, т. 3, ст. 1114, М., 1948.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: