СЕРОТОНИН

СЕРОТОНИН (Serotoninum, син.: 5-окситриптамин, 5-OT, энтерамин) — биологически активное вещество из группы индолилалкиламинов. В хим. отношении представляет собой 3-(бета-аминоэтил)-5-гидроксииндол; C10H12N2O:

С. широко распространен в природе. Он обнаружен во многих съедобных и несъедобных растениях, в т. ч. в ядовитых для человека, а также в ряде моллюсков и других беспозвоночных, в яде нек-рых насекомых, в тканях всех позвоночных. У млекопитающих и человека до 90% серотонина содержится в энтерохромаффинных клетках кишечника (0,9—8,6 мкг на 1 г свежей ткани), в связи с чем С. вначале был назван энтерамином. Много С. содержится также в тромбоцитах человека и теплокровных животных (2,4 ± 0,5 мкмоль на 1 г белка). Концентрация С. в цельной крови колеблется от 0,05 до 0,2 мг/л. В значительных количествах С. накапливается в тучных клетках кожи,в ткани легких, селезенки, почек, печена. Содержание С. в разных отделах ц. н. с. неодинаково. В наибольших количествах он обнаруживается в области гипоталамуса и среднего мозга. Относительно меньше С. содержится в таламусе, гиппокампе, мозжечке и сером веществе спинного мозга. Большие количества С. обнаружены в эпифизе (у человека до 22,8 мкг/г), причем максимальное содержание С. в этой железе отмечается в дневное время, минимальное — в ночное. Клетки, способные синтезировать и накапливать С., относят к АПУД-системе, или системе APUD (Amine precursor uptake and decarboxylation), т. e. к системе клеток, осуществляющих захват предшественников аминов и декар-боксилирование последних (см. АПУД-система).

Физико-химические свойства и методы определения. В виде свободного основания С. представляет собой белый порошок без запаха, мало растворимый в метиловом и 95% этиловом спирте. Нерастворим в абсолютном этиловом спирте, пиридине, хлороформе, этилацетоне, эфире, бензине; t°пл 209—212°; мол. вес (масса) 176,2. При pH 5,4 водный р-р серотонина имеет максимумы поглощения при 275 и 293 мкм. При pH 4,0 облучение р-ров серотонина ультрафиолетовым светом с длиной волны 295 мкм вызывает флуоресценцию с максимумом в области 550 мкм.

В связи с тем, что в форме свободного основания С. нестабилен, его выделяют в виде различных солей (напр., пикриновой, адипиновой, салициловой и др.) или в виде креатинин-сульфатного комплекса. Последний представляет собой кристаллический порошок светло-желтого цвета без запаха. Растворим в воде, бутаноле, гептане, ацетоне, ледяной уксусной к-те; t°пл 207 — 216°; мол. вес (масса) 405.

Для определения С. в тканях используют гл. обр. гистохимические методы исследования (см.), основанные на восстановлении аммиачного серебра, реакции с солями диазония или хромаффинной реакции, а также на возбуждении флюоресценции (см.): голубоватой в нефиксированных срезах или золотистожелтой в фиксированных формалином срезах. В биол. жидкостях С. определяют с помощью биологических, химических, хроматографических и флюориметрических методов (см. Флюориметрия, Хроматография). В клин, практике, напр, при диагностике карциноидного синдрома (см. Карциноид), уровень биосинтеза С. в организме оценивают обычно путем определения суммы 5-оксииндолов или содержания 5-оксииндолил уксусной к-ты в моче.

Обмен серотонина. В организме С. образуется из триптофана (см.), к-рый вначале гидроксилируется под влиянием триптофангидроксила-зы с образованием 5-окситриптофана (лимитирующий этап). Затем под влиянием декарбоксилазы 5-окситриптофан декарбоксилируется и превращается в С. В норме на образование С. расходуется ок. 1 — 3% поступающего в организм с пищей триптофана, при карциноиде — до 60%, что вызывает гиперсеро-тонинемию и признаки карциноидного синдрома. Синтезированный С. накапливается в клеточных депо в форме гранул (до 75%) и в свободной форме (до 25%).

Основной путь разрушения С.— окислительное дезаминирование под влиянием МАО (см. Моноаминоксидазы). Образующийся при этом 5-оксииндолилацетальдегид окисляется под влиянием альдегид-дегидрогеназы в 5-оксипндолилуксусную к-ту, к-рая выводится почками (в норме в среднем 5,0 ± 0,65 мг в сутки). Активность МАО наиболее высока в клетках, содержащих С. Небольшая часть С. подвергается N-ацетилированию. В эпифизе из С. сначала образуется N-ацетилсеротонин, превращающийся под влиянием оксииндол-0-метил-трансферазы гл. обр. в N-ацетил -5-метокси-триптамин — мелатонин (см.), к-рый рассматривается как гормон эпифиза. Кроме того, в эпифизе образуются и другие индолы, напр. 5-окситриптофол, 5-метокситрипто-фол. Активация N-ацетилирующе-го фермента опосредуется Р-адрено-рецепторами.

Этанол и резерпин могут усиливать протекающий с участием альдегидредуктазы процесс восстановления 5-оксииндолилацетальдегида в 5-окситриптофол. Однако восстановлению подвергается лишь ок. 1 % 5-оксииндолилацетальдегида. В нек-рых тканях С. в небольших количествах может метаболизиро-ваться путем N-метилирования с участием фермента индоламин-N-метилтрансферазы, обнаруженного в ткани легких и мозга человека, в результате чего в организме образуется буфотенин (N, N-диметилтриптамин), обладающий галлюционогенными свойствами. Кроме того, метаболиты С. из числа 5-оксииндолов могут подвергаться дальнейшим превращениям под влиянием дециклизирующего фермента и переаминированию (см. Трансаминирование), в результате чего образуются окрашенные продукты обмена С.

Одним из биол. механизмов поддержания в организме оптимального уровня физиологически активного С. является серотонинопексия (см.).

Взаимодействие серотонина с серотонинергическими рецепторами

Согласно современным представлениям С. оказывает влияние на функции различных органов и тканей путем взаимодействия со специфическими чувствительными к нему се-ротонинергическими рецепторами, к-рые, по-видимому, относятся к числу хеморецепторов мембранного типа. С помощью фармакол. методов исследования (применение антагонистов С.) выделено три типа клеточных чувствительных к С. рецепторов. Они получили обозначение D-, М-, и Т-серотонинергических рецепторов.

D-серотонинергические рецепторы, к-рые блокируются диэтиламидом лизергиновой кислоты (см.) и дибензилином, локализуются в основном в гладкой мускулатуре внутренних органов. Взаимодействие С. с этими рецепторами сопровождается сокращениями гладких мышц. М-серотонинергические рецепторы блокируются морфином и нек-рыми другими веществами. Они расположены гл. обр. в вегетативных ганглиях. Влияя на эти рецепторы, С. вызывает ганглиостимулирующий эффект. Т-серотонинергические рецепторы (блокируются типиндолом) обнаружены в сердечно-легочной рефлексогенной зоне. Действуя на них, С. вызывает коронарный и легочный хеморефлексы. В головном мозге обнаружены как D-, так М-серото-нинергические рецепторы. Предполагают, что в ц. н. с. имеются также и Т-серотонинергические рецепторы. Взаимодействие С. со специфическими рецепторами сопровождается активацией аденилатциклазы, что приводит к повышению внутриклеточного образования циклического аденозинмонофосфата. В нек-рых органах (напр., в гладких мышцах кишечника) под влиянием С. повышается образование циклического гуанозинмонофосфата.

Роль серотонина в деятельности нервной системы. В ц. н. с. серотонин играет роль медиатора синаптической передачи нервных импульсов (см. Медиаторы). Представление о медиаторной функции С. впервые высказали Броди и Шор (В. В. Brodie, P. A. Shore, 1957) на основании данных о наличии в мозге животных и человека специфической системы нейронов, синтезирующих С. Образующийся в этих нейронах С. продвигается по аксонам, достигает их термина лей и, высвобождаясь из последних, взаимодействует с серотонинергическими рецепторами других нейронов.

Основное количество синтезирующих С. нейронов находится в ядрах шва (nuclei raphe), расположенных в центральной части среднего и продолговатого мозга. Наличие в этих ядрах С., их локализацию и связи с другими отделами ц. н. с. установили шведские ученые Дальстрем и Фуксе (A. Dahlstrom, К. Fuxe, 1964) с помощью гистохимических методов исследования. Они предложили также классификацию ядер, содержащих серотонинсинтезирую-щие нейроны, согласно к-рой в мозге имеется 9 таких ядер. Указанные ядра обозначают латинской буквой В с соответствующими цифровыми индексами. Наиболее каудаль-но расположенные бледное (В1) и темное (В2) ядра находятся в продолговатом мозге. Они дают начало нисходящим к спинному мозгу аксонам, окончания к-рых распределяются сегментарно на всем его протяжении. Наиболее рострально расположенные дорсальное (В7) и медианное (В8) ядра шва находятся в среднем мозге и дают начало восходящим серотонинергическим путям, идущим к промежуточному и конечному мозгу. Нейроны остальных ядер имеют короткие аксоны, оканчивающиеся в структурах ствола мозга и мозжечка. Нейроны перечисленных ядер, отходящие от них аксоны и их терминали рассматриваются как специфическая серотонинергическая система мозга, анатомически связанная с другими его отделами.

Описаны два основных серотонин-ергических пути: мезолимбический (от ядра В8 к гиппокампу, гипоталамусу, перегородке и лимбической коре) и мезостриатный (от ядра В7 к стриатуму, таламусу, гипоталамусу и неокортексу). Терминали этих путей в указанных структурах распределены неравномерно. Так, в неокортексе наблюдается возрастание их плотности от нижних слоев к верхним и преобладание аксоден-дритических контактов над аксосома-тическими, что характерно для неспецифических структур мозга.

С помощью электронно-микроско-пического метода установлено, что эти контакты представлены варикозными расширениями безмиелиновых волокон, содержащими гранулы С. В связи с этим предполагают, что высвобождающийся из них С. может оказывать дистантное влияние на соседние образования. Такая организация контактов серотонинерги-ческих терминалей создает возможность модулирующего влияния серотонинергических структур мозга на активность корковых нейронов и характер их ответов на сигналы, поступающие по специфическим афферентным путям, идущим сгг органов чувств, чем и определяется участие этих структур в процессах восприятия, переработки и фиксации информации. Наличие указанных влияний подтверждено с помощью электрофизиол. методов исследования. Установлено, напр., что С. оказывает влияние на вызванные сенсорными стимулами потенциалы мозга. Особенности организации се-ротонинергической системы мозга и ее широкие связи с другими отделами ц. н. с. обусловливают участие этой системы в регуляции многих функций организма и сложных форм поведения. При этом большую роль играет взаимосвязь серотонинерги-ческой системы мозга с нейросекреторными ядрами гипоталамуса (см.), имеющими ближайшее анатомо-функ-циональное отношение к гипофизарно-адреналовой системе.

Серотонинергическая система мозга участвует в регуляции общего уровня активности ц. н. с., циклов сна — бодрствования, общей двигательной активности, разных форм эмоционального поведения, процессов памяти и обучения. При этом весьма важным является взаимодействие серотонинергической системы мозга с другими нейромедиа-торными его системами, в т. ч. с нора дренергической. Так, модулирующие влияния серотонинергической и норадренергической систем мозга, усиливающиеся при повышении эмоционального напряжения, имеют существенное значение для обработки информации. Выделение С. из терминалей усиливает циркуляцию возбуждения в нейронных системах, связанных с восприятием и фиксацией информации, и способствует переходу нейродинамической фазы фиксации следов памяти в фазу структурно-метаболических изменений, т. е. преобразованию кратковременной памяти в долговременную, Принимая участие в регуляции эмоционального состояния, С. играет большую роль в формировании эмоциональной памяти (см.).

Сопряженные влияния серотонинергической и норадренергической систем мозга в значительной мере определяют фазовую структуру сна (см.), т. е. соотношение медленноволновой и парадоксальной фаз сна. При этом серотонинергическая система имеет преимущественное отношение к организации медленноволновой фазы сна. У животных повышение в физиол. пределах активности серото-нинергических структур мозга сопровождается снижением общего уровня двигательной и ориентировочно-последовательной активности. У людей при приеме триптофана (основного источника С.) отмечается углубление сна и снижение двигательной активности.

Серотонинергическая система мозга участвует в регуляции сексуального поведения. Установлено, что повышение уровня С. в мозге сопровождается угнетением половой активности, а снижение содержания серотонина в ц. н. с. ведет к ее повышению. В эксперименте на животных установлено также, что серотонинергическая система мозга принимает участие в регуляции агрессивных состояний. Об этом свидетельствует тот факт, что снижение ее активности путем локальных разрушений среднемозговых ядер шва или с помощью фармакол. средств, угнетающих биосинтез С., сопровождается усилением агрессивности, а повышение уровня С. в мозге — ее ослаблением.

Серотонинергическая система мозга, очевидно, принимает участие в регуляции восприятия боли (см.), т.к. болевая чувствительность у животных понижается при увеличении содержания серотонина в ц. н. с., а при угнетении биосинтеза С. в мозге (напр., после введения п-хлорфе-нилаланина) повышается. От содержания серотонина в ц. н. с. зависит также степень выраженности болеутоляющего действия морфина и других наркотических анальгетиков. Установлено, напр., что на фоне повышения содержания С. в мозге анальгетический эффект морфина усиливается и удлиняется. При угнетении биосинтеза серотонина в ц. н. с. болеутоляющее действие морфина ослабляется. На основании этих фактов предполагают, что С. наряду с эндогенными опиоидными пептидами (см. Опиаты эндогенные) участвует в регуляции функций так наз. антиноцицептивной системы мозга, ослабляющей восприятие боли. Кроме того, имеются данные, свидетельствующие о влиянии серотонинергической системы мозга на возбудимость вазомоторных и терморегулирующих центров, а также рвотного центра. Влияние С. на функции нек-рых эндокринных желез обусловлено, по-видимому, не только его прямым действием, но и центральными механизмами, т. к. в под-бугорной области мозга обнаружены терминали серотонинергических нейронов, стимуляция к-рых сопровождается усилением выделения кортиколиберина (см. Гипоталамические нейрогормоны), пролактина (см.) и соматотропного гормона (см.).

Роль С. в регуляции функций периферической нервной системы мало изучена. Известно лишь, что С. усиливает передачу нервных импульсов в вегетативных ганглиях, а также повышает их реакции на электрическое раздражение преганглионарных волокон и введение ганглио-стимулирующих веществ, напр, ацетилхолина. Описанные эффекты обусловлены взаимодействием С. с М-серотонинергическими рецепторами, локализующимися в вегетативных ганглиях (см. Вегетативная нервная система).

Влияние серотонина на функции других систем организма

Согласно экспериментальным данным влияние С. на сердечно-сосудистую систему характеризуется гл. обр. изменениями сердечного ритма и АД. При этом в зависимости от условий эксперимента и вида животного изменения АД могут иметь фазный характер, т. к. возникающая после введения С. гипотензия может сменяться гипертензией, после к-рой иногда вновь развивается гипотензия. Это объясняется тем, что на тонус сосудов С. оказывает как прямое, так и рефлекторное влияние. Действуя на рефлексогенные зоны сердца и легких, С. вызывает бра-дикардию и гипотензию, а его прямое воздействие на гладкую мускулатуру приводит к спазму сосудов и повышению АД. Не исключено, что в механизмах действия С. на сердечно-сосудистую систему могут участвовать и нек-рые иные факторы, напр, выделение гистамина и катехоламинов под влиянием С., его ганглиостимулпрующее действие и др.

Влияние С. на жел.-киш. тракт проявляется в основном повышением секреции пепсина и муцина слизистой оболочкой желудка и усилением перистальтики кишечника.

С. имеет важное значение в механизмах гемостаза, т. к. высвобождение депонированного в тромбоцитах С. сопровождается их агрегацией и спазмом поврежденного сосуда. Кроме того, С. повышает тромбо-пластическуго активность, а также активность II, V и VI факторов свертывания крови. В связи с этим С. используют в клин, практике в качестве гемостатического средства.

На функции нек-рых эндокринных желез (коры надпочечников, щитовидной железы, яичников и др.) С. оказывает как прямое, так и опосредованное стимулирующее влияние, к-рое проявляется при введении С. в больших дозах.

Значение нарушений обмена серотонина в патологии. Участие С. в регуляции различных функций организма определяет необходимость изучения роли нарушений обмена С. в патологии, и в частности в психопатологии.

Предполагают, что нарушения обмена С. имеют значение в патогенезе депрессивных состояний, шизофрении и эпилепсии. Представления о значении дефицита серотонина в ц. н. с. в развитии депрессий подтверждается результатами постморталь-ного исследования (в мозге больных с депрессией обнаруживают пониженное содержание С.), а также данными об антидепрессивном эффекте предшественников С. (напр., триптофана) и лекарственных веществ, способствующих накоплению серотонина в ц. н. с. (напр., ингибиторов МАО и нек-рых других антидепрессантов). Вместе с тем известно, что блокаторы серотониновых рецепторов пизотифен и миансерин также оказывают леч. эффект при депрессиях. Однако данная гипотеза, формируя представление об участии С. в генезе только монополяр-ных депрессий, не позволяет судить о его роли в развитии других форм депрессий, при к-рых определенную роль наряду с С. могут играть изменения баланса других аминов, напр, норадреналина.

Предполагают также, что извращение обмена С. играет известную роль в патогенезе психотических расстройств при шизофрении. Это подтверждают данные о повышении содержания метаболитов С. (напр., буфотенина), обладающих галлюциногенными свойствами, у больных шизофренией с выраженной психотической симптоматикой. При отсутствии такой симптоматики у больных шизофренией не обнаружено указанных изменений метаболизма С.

О роли нарушений обмена С. при эпилепсии высказывают противоречивые точки зрения. Общепризнанным является мнение о том, что истощение запасов серотонина в ц. н. с. сопровождается снижением порога судорожной активности.

Функциональная недостаточность серотонинергической системы мозга, очевидно, служит основным патогенетическим фактором в развитии постаноксической рефлекторной мио-клонии и нек-рых других ее форм (см. Гиперкинезы). Исходя из этих представлений, для лечения миоклонуса используют препараты, повышающие содержание С. в центральной нервной системе, напр, клоназепам, а также комбинации предшественника серотонина альфа-триптофана с ингибиторами МАО.

Роль С. в патогенезе сердечно-сосудистых заболеваний мало изучена. Нарушения обмена С., по-видимому, имеют значение в патогенезе мигрени (см.), т. к. во время приступа мигрени в крови и мозге содержание С. падает, а после окончания приступа повышается. Однако при мигрени леч. эффект оказывают не только препараты, способствующие накоплению С. (напр., ингибиторы МАО), но и нек-рые блокаторы D-серотонинергических рецепторов, напр, метисергид и ципрогептадин.

Несомненно наличие связи между развитием эндомиокардиального фиброза и накоплением С. в организме, напр, вследствие избыточного поступления С. с пищей (бананы, ананасы и др.), что наиболее часто отмечается у жителей нек-рых р-нов Африки. Развитие данной патологии возможно также при кар-циноидном синдроме вследствие повышенного образования С. в организме. Накоплением С. в крови объясняют и многие другие проявления карциноидного синдрома — бронхоспазм, диарею, боли в животе и др. (см. Карциноид). С повышением выделения С. из энтерохромаффинных клеток кишечника связывают также основные признаки демпинг-синдрома (см. Постгастрорезекционные осложнения). О роли С. в патогенезе язвенной болезни желудка существуют взаимоисключающие точки зрения.

В патогенезе воспалительных реакций С. имеет меньшее значение, чем такие медиаторы воспаления, как простагландины (см.) и кинипы (см.). По экспериментальным данным, С. вместе с гистамином (см.) может обусловливать нек-рые начальные проявления острого воспаления (см.), напр, повышение сосудистой проницаемости, экссудацию в очаге воспаления. Однако на нек-рых моделях воспаления (напр., при термическом ожоге) не установлено сколько-нибудь захметного участия G. в развитии воспалительной реакции тканей. О роли С. как медиатора аллергических реакций — см. Медиаторы аллергических реакций.

Агонисты и антагонисты серотонина

Вещества, к-рые при взаимодействии с серотониновыми рецепторами вызывают свойственные С. эффекты, рассматриваются как его агонисты, а вещества^ препятствующие действию С. и его агонистов на соответствующие рецепторы, — как антагонисты С.

Агонистами С. являются трипта-мин, 4-окситрыптамин, бензофура-новые и бензотиофеновые аналоги триптамина, квипазин. Подобно С. они вызывают сокращение гладких мышц, торможение или усиление импульсной активности нейронов ц. н. с., возбуждение нейронов вегетативных ганглиев и окончаний чувствительных нервов, ускорение агрегации тромбоцитов. Другие структурные аналоги С., напр. 5-метокситриптамин (мексамин), 5-метилсеротонин, N-алкил-замещенные триптахмина или серотонина, гармин, гарман, индол-3-ацетамидин, являются парциальными (частичными) агонистами. В больших дозах они ослабляют эффекты С.

Антагонисты С. принадлежат к разным классам хим. соединений. Избирательно действующими антагонистами С. являются производные лизергиновой кислоты (см.) — диэтиламид лизергиновой к-ты (ДЛК), 2-бром-ДЛК, метисергид. Это конкурентные антагонисты С. по действию на гладкие мышцы. Многие другие вещества, напр, ципрогептадин, производные индола и карболина, а также нейролептики из числа производных фенотиазина (аминазин) и бутирофена (пипампе-рон) — сильные, но неспецифические антагонисты серотонина, т. к. они препятствуют действию на гладкие мышцы также гистамина, катехоламинов, ацетилхолина, ионов бария и калия.

ДЛК и метисергид противодействуют возбуждающему действию С. на нервные клетки мозга, но не устраняют его влияния на нейроны вегетативных ганглиев. Конкурентными антагонистами С. по действию на вегетативные ганглии являются морфин и другие наркотические анальгетики. Влияние С. на ганглионарные нейроны неспецифически ослабляется местноанестезирующими и м-холиноблокирующими (атропин) средствами, фенотиазинами, производными индола (м-хлорбензилбу-фотенидин-бромидом) и гуанидина. Коронарный и легочный хеморефлексы (рефлекторная брадикардия и гипотензия), возникающие вследствие возбуждающего влияния С. на окончания афферентных волокон блуждающих нервов в сердце и легких, не устраняются ни ДЛК, ни морфином, но подавляются типиндолом, а также нек-рыми производными индола и гуанидина.

В соответствии с наличием антагонистов, специфически подавляющих определенные эффекты С., серотонинергические рецепторы клеток подразделяют на разные типы.

Агонисты С. используют гл. обр. в экспериментальных исследованиях. Из антагонистов С. в мед. практике применяют метисергид, ципрогепта-дин, цинансерин и пизотифен (сандомигран). Их назначают при кар-циноидном синдроме и демпинг-синдроме, при ангионевротических нарушениях аллергической природы и бронхиальной астме, а также при мигрени.

Агонисты и антагонисты С. можно рассматривать как одну из подгрупп так наз. серотонинергических средств. К другой подгруппе этих средств относят вещества, к-рые в отличие от агонистов и антагонистов С. не взаимодействуют с серотониновыми рецепторами, а влияют на серото-нинергические процессы путем изменения синтеза, депонирования, высвобождения или обратного захвата С. серотонинсодержащими клетками.

Так, ингибиторы синтеза серотонина (д-хлорфенилаланин и др.) и вещества, нарушающие депонирование С., напр, резерпин (см.), тетрабеназин и др., опустошают запасы лабильно и стабильно связанного С. в энтерохромаффинных, тучных и серотонинергических нервных клетках. Опустошение депо С. в серотонинергических нейронах приводит к угнетению их функции. Усиление функции этих нейронов вызывают фенамин (см.) и ингибиторы обратного захвата С., напр, циталопрам, фемоксетин, кломипрамин.

Серотонин как препарат

В мед. практике С. используют в виде соли с адипиновой к-той, т. е. в виде серотонина адипината.

Серотонина адипинат (Serotonini adipinas) — белый или белый с кремоватым оттенком кристаллический порошок без запаха. Растворим в воде, трудно растворим в спирте.

Вызывает эффекты, свойственные С., в т. ч. сокращение гладкой мускулатуры внутренних органов, сужение кровеносных сосудов, увеличивает количество тромбоцитов в крови и повышает их агрегацию, уменьшает время кровотечения.

Применяют как кровоостанавливающее средство при геморрагическом синдроме различного генеза, напр, при болезни Верльгофа, ге-моррагичестеом васкулите, гипо- и апластической анемии, тромбоасте-нии и др.

Вводят внутривенно и внутримышечно в разовой дозе 0,005 г, к-руго при хорошей переносимости можно увеличивать до 0,01 г. Для внутривенных вливаний 0,005—0,01 г препарата разводят в 100—150 мл изотонического р-ра натрия хлорида и вводят капельно со скоростью не более 30 капель в 1 мин. При необходимости для капельного введения в вену вначале препарат можно развести в 5 — 10 мл изотонического р-ра натрия хлорида, а затем добавить этот р-р к 100—мл 5% р-ра глюкозы, плазмы или консервированной крови.

Для внутримышечного введения 0,005—0,01 г препарата разводят в 5 мл 0,5% р-ра новокаина. Инъекции делают 2 раза в сутки с интервалами не менее 4 час. Суточная доза для взрослых 0,015—0,02 г. Курс лечения обычно составляет 10 дней.

Быстрое введение растворов С. в вену может вызвать боль по ходу вены и другие побочные эффекты: неприятные ощущения в области сердца, затруднение дыхания, повышение АД, тяжесть в голове, диарею, уменьшение диуреза. Для ослабления побочного действия С. рекомендуется применять антигистаминные и другие противоаллергические средства.

С. противопоказан при остром и хрон. гломерулонефрите, хрон. нефрозе, гипертонической болезни II-III стадий, бронхиальной астме, отеке Квинке, острых тромбозах и склонности к тромбообразованиго.

Форма выпуска: порошок и ампулы по 1 мл 1% р-ра.

См. также Серотонинопексия.



Библиогр.: Буданцев А. Ю. Моно-аминэргические системы мозга, М., 1976; Громова Е. А. Эмоциональная память и ее механизмы, М., 1980; Комиссаров И. В. Элементы теории рецепторов в молекулярной фармакологии, м., 1969; Кругликов Р. И. Нейрохимические механизмы обучения и памяти, М., 1981; Меньшиков В. В. Методы клинической биохимии гормонов и медиаторов, ч. 2, М., 1974; Меньшиков В. В., Б ас с ал ык Л. С. и Шапиро Г. А. Карциноидный синдром, М., 1972; Науменко Е. В. и Попова Н. К. Серотонин и мелатонин в регуляции эндокринной системы, Новосибирск, 1975, библиогр.; П и д е-в и ч И. Н. Фармакология серотонинореактивных структур, М., 1977, библиогр.; Планельес X. X. и П о и е н е н-к о з а 3. А. Серотонин и его значение в инфекционной патологии, М., 1965, библиогр.; Попова Н. К., Науменко Е. В. и Колпаков В. Г. Серотонин и поведение, Новосибирск, 1978; Химические факторы регуляции активности и биосинтеза ферментов, под ред. В. Н. Ореховича, с. 158, М., 1969; Chemical diagnosis of disease, ed. by S. S. Brown a. o.. p. 1217, Amsterdam a. o., 1979; Dahl strom A. a. F u x e K. Evidence for the existence of monoamino-containing neurons in the central nervous system, Acta physiol, scand., suppl. 232, 1964; D e-scarries L., Beaudet A. a. Watkins К. C. Serotonin nerve terminals in adult rat neocortex, Brain Res., v. 100. p. 563, 1975; H a i g 1 e r H. J. a. Aghajanian G. K. Serotonin receptors in the brain, Fed. Proc., v. 36, p. 2159, 1977, bibliogr.; Serotonin and behavior, ed. by J. Barclias a. E. Usdin, N.Y.—L., 1973; Vermes I. a. T e- 1 e g d у G. Effect of intraventricular injection and intrahypothalamic implantation of serotonin on the hypothalamo-hypophysealadrenal system in the rat, Acta physiol. Acad. Sci. hung., v. 42, p. 49, 19 72, bibliogr.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: