РЕЧЬ

РЕЧЬ — форма общения между людьми, характеризующаяся как процесс приема, переработки и передачи информации с помощью языка, к-рый представляет собой дифференцированную систему кодов, обозначающую объекты и их отношения.

Специальных органов речи у человека нет, и Р. реализуется с помощью аппаратов дыхания, жевания и глотания, обеспечивающих процессы голосообразования (см. Голос) и артикуляции. Центральным звеном всего аппарата Р. является кора головного мозга — преимущественно левого полушария, где находятся представительства доминирующей руки, речеслухового и кинестетического анализаторов (см. Кора головного мозга).

Всю совокупность физиологических механизмов, участвующих в формировании Р., можно разделить на две группы — механизмы восприятия Р. и механизмы воспроизведения Р.; в их функционировании принимает участие целый ряд систем. Физиологический механизм восприятия Р. обусловлен особенностями слухового анализатора (см.), воспринимающего и анализирующего звуки (см.), и зрительного анализатора, воспринимающего и анализирующего речевые символы — буквы. Механизмы воспроизведения Р., также как и механизмы восприятия, имеют периферические и центральные аппараты. Периферический аппарат воспроизведения Р. состоит из трех взаимосвязанных систем — генераторной, резонаторной и энергетической. В генераторах вырабатываются звуки, в резонаторах они преобразуются в речевые, а энергетическая система (органы дыхания) обеспечивает реализацию речевых процессов (см. Глотка; Гортань; Рот, ротовая полость). Центральный аппарат воспроизведения Р. представлен в коре головного мозга, гл. обр. в пре- и постцентральных отделах коры левого полушария (у правшей).

С психологической точки зрения Р. является специфической для человека формой общения людей с помощью языка. Язык характеризуется звуковым составом (фонетикой), системой значащих слов (лексикой) и правил сочетания единиц языка (грамматикой). Лингвистическими единицами Р. являются фонемы (смыслоразличительные звуки речи, специфические для каждого языка), лексемы (слова и словосочетания, образующие понятия), совокупность слов (понятий), фразы и текст. Основной лингвистической единицей речи является слово, за к-рым стоит целая система связей, составляющих определенное «семантическое поле». Объективное общепринятое семантическое содержание слова составляет его значение; субъективная семантическая значимость слова называется его личностным смыслом. Смысл слова для субъекта зависит от всей совокупности его знаний, поэтому смысл слова по сравнению с его значением более широк и динамичен. В процессе Р. каждое слово вводится в определенный контекст, к-рый придает слову конкретный смысл, необходимый для данного сообщения. Помимо содержания, передаваемого в речи посредством словесных значений, устное речевое сообщение имеет и эмоциональный аспект, к-рый передается с помощью интонаций (так наз. прозодический компонент речи).

Согласно современным психологическим теориям языка Р., а вместе с ней и язык возникли в процессе трудового общения. На первых этапах Р. состояла из возгласов, вплетенных в систему жестов (жестовая речь) и трудовых действий, и была неразрывно связана с трудовой практикой — имела так наз. синпрактиче-ский характер. В это время звуковые комплексы не имели еще постоянного значения, а зависели от практической ситуации, жеста или интонации. В результате длительной эволюции словами стали обозначать признаки предметов, а также сами предметы как носители этих признаков, и слова приобрели устойчивое значение; язык превратился в устойчивую дифференцированную систему кодов, обозначающих не только признаки и предметы, но и абстрактные понятия, связи и отношения.

Большую роль в процессе развития языка и Р. сыграло возникновение письменности. Письменная Р., как и устная (звуковая), в процессе развития качественно изменялась. Если первоначально письменные знаки возникли под влиянием жестовой Р., то в дальнейшем они стали обслуживать звуковую устную Р. и развивались в тесной зависимости от нее, постепенно превратившись в современное письмо буквенно-фонетического типа.

В единстве с речью формировались у человека мышление (см.) и сознание (см.) как высшие формы отражения действительности, специфические для человека.

При овладении Р. в онтогенезе происходит постепенное изменение и обогащение значений слов и их субъективного смысла, причем овладение звуковой устной Р. опережает овладение письменной Р. В процессе обучения письму происходит осознание языка, т. к. буквенно-фонетический состав слова становится предметом специальной учебной деятельности. Одновременно с овладением речью происходит перестройка различных психических процессов через их речевое опосредование.

Современная психология рассматривает Р. как сложную систему взаимосвязанных функций, каждая из к-рых имеет свою психологическую структуру.

Выделяют два основных вида Р.: импрессивную и экспрессивную. Импрессивная Р., или Р. как процесс понимания, включает в себя две самостоятельные речевые функции: понимание устной Р. и чтение. В психологическую структуру им-прессивной Р. входят этап первичного восприятия речевого сообщения, этап декодирования сообщения, т. е. этап анализа звукового (или буквенного) состава Р. и этап соотнесения сообщения с определенными семантическими категориями прошлого опыта или собственно понимание устного или письменного сообщения. Экспрессивная Р., или Р. как процесс высказывания, включает в себя устную активную Р. и самостоятельное письмо. Психологическая структура экспрессивной Р. отлична от структуры импрессив-ной Р. Экспрессивная Р. начинается с мотива и замысла высказывания (порождение общей идеи высказывания), затем проходит стадию внутренней Р. (идея высказывания кодируется в речевые схемы) и, наконец, завершается развернутым речевым высказыванием (переводом внутренних речевых единиц во внешние — в устное высказывание, жестовую дактилологическую речь или письмо).

Различают три взаимосвязанные стороны речевой деятельности: восприятие и распознавание словесных сигналов; центральные процессы смысловой переработки воспринятого сообщения и процессы порождения речевого высказывания. В осуществлении речевой деятельности принимает участие весь головной мозг — и левое, и правое полушария, но различные отделы коры больших полушарий играют в этом процессе различную роль.

С физиологической точки зрения Р. представляет собой сложную функциональную систему, имеющую большое число афферентных и эфферентных звеньев, каждое из к-рых связано с работой различных мозговых структур, расположенных на различных уровнях ц. н. с. Различные звенья речевой функциональной системы обеспечивают различные аспекты речевой деятельности.

Процесс восприятия и распознавания звуковых словесных сигналов осуществляется при ведущем участии вторичных корковых полей слухового анализатора, преимущественно левого полушария головного мозга; в них осуществляется звуковой анализ и синтез речевых сигналов, обеспечивается распознавание фонематического состава Р. Нефонематические параметры звуков Р. (т. е. длительность, громкость, тембр, другие компоненты Р.) анализируются в основном в правом полушарии головного мозга. Таким образом, слуховой (точнее речеслуховой) анализатор включает височные области коры левого и правого полушарий головного мозга. Зрительные словесные сигналы воспринимаются и распознаются прежде всего за счет работы корковых полей зрительного анализатора, осуществляющих зрительнопространственный анализ и синтез букв (графем). В опознании тактильных образов слов (у слепоглухих) центральную роль играют вторичные отделы коры кожно-кинестетического анализатора теменной области мозга. Процессы смысловой переработки воспринятого сообщения (понимание смысла слов, семантическая переработка информации, различные речевые интеллектуальные операции) обеспечиваются сложной интегративной деятельностью различных отделов коры больших полушарий. Задний третичный ассоциативный комплекс полей коры больших полушарий (преимущественно левого полушария) связан с различными формами анализа и синтеза речевого сообщения (пространственного и «квази-пространственного») в виде счетных, логико-грамматических и наглядно-образных интеллектуальных операций, требующих одновременного мысленного оперирования с одним или несколькими символами или образами. Передний префрон-тальный ассоциативный комплекс третичных корковых полей связан преимущественно с сукцессивными формами речевой деятельности, с программированием вербальных интеллектуальных операций и контролем за их осуществлением.

Процессы порождения речевого высказывания (т. е. экспрессивная Р.) на стадии замысла обусловлены интеграцией возбуждений различных полей коры больших полушарий мозга и, прежде всего, префронталь-ных третичных полей левого полушария; реализация речевого высказывания (устная активная Р.) осуществляется преимущественно при участии премоторных и постцентраль-ных отделов коры левого полушария, ответственных за эфферентную и афферентную координацию моторного речевого акта. Мозговая организация самостоятельной письменной Р., помимо перечисленных выше корковых зон, включает вторичные корковые поля слухового анализатора (необходимые для анализа звукового состава слова), вторичные корковые поля зрительного анализатора (необходимые для анализа написанных букв), моторные, премоторные и постцентральные зоны коры левого полушария, в к-рых представлены сенсорные и двигательные проекции правой руки, осуществляющей акт письма. На разных стадиях овладения письмом и при разных по психологической структуре формах письменной Р. (самостоятельное письмо, письмо под диктовку, списывание текста и т. д.) мозговая организация письма различна.

Существуют различные психолингвистические модели порождения речевого высказывания, основанные на фундаментальных понятиях порождающей грамматики, таких как понятия «глубинного» и «поверхностного» синтаксиса. Согласно одной из наиболее известных моделей ре-чепорождение осуществляется по определенному алгоритму, в к-ром синтаксическая сложность предложения (глубина) определяется объемом оперативной памяти. Данная модель может удовлетворительно объяснить лишь процесс порождения слогов и отдельных слов, тогда как семантический аспект речепорожде-ния остается нераскрытым. Для объяснения смысловой стороны Р. разработаны различные вероятностные модели речевого высказывания, объясняющие смысловую связь речевых единиц механизмом ассоциаций. Однако и эти модели не могут объяснить сложные формы осмысленной Р., т. к. осмысленная речь не представляет собой просто последовательную цепь ассоциаций. Психологическая модель порождения речевого высказывания, предложенная JI. С. Выготским (1934, 1956), построена на предположении, что смысловое син-таксирование является функцией внутренней Р. Нейропсихологиче-ские исследования больных с нарушениями внутренней Р. подтвердили ведущее значение внутренней Р. в процессах порождения речевого высказывания.

Развитие речи у детей

Развитие речевой деятельности — сложный многоступенчатый процесс. Ребенок рождается с набором морфологических структур, обеспечивающих в более позднем возрасте (в течение первых 3 лет жизни) формирование функции Р.

Развитие речевой функции происходит в соответствии с определенной системой языка, к-рая строится на основе интонационных структур и фонемного состава, усваиваемых ребенком как на уровне понимания, так и на уровне его собственной активной речи. Сам процесс развития Р. делят на подготовительный период, включающий крик, гуление и лепет; период понимания речи взрослых и использование в активной речи слов-предложений; овладение фразовой речью.

Первые функциональные связи в соответствующих морфологических структурах возникают при крике новорожденного. Акустическая характеристика крика новорожденного несет в себе те же составляющие, что и звуки Р., совершается на тех же частотах, а значит, крик, воспринимаемый органами слуха ребенка, стимулирует функциональную активность речевых зон коры.

На протяжении первых месяцев жизни крик приобретает второе сигнальное значение, так как он вызывает те ответные действия взрослых, к-рых требует данная ситуация, напр., ребенок кричит от голода, но замолкает, будучи взят на руки для кормления.

В первые же месяцы жизни ребенка появляются голосовые реакции гуления (звуки типа АУ, ЭУ), постепенно приобретающие различную интонационную окраску, что свидетельствует о начинающемся усвоении интонационной системы языка. Дети усваивают те интонации, к-рые употребляют взрослые, и основные виды интонаций родного языка при нормальном речевом развитии формируются к началу второго года жизни. Вместе с тем органы артикуляции ребенка продолжают развиваться, слуховой анализатор постепенно делается способным к таким тонким слуховым восприятиям, к-рые необходимы для различения фонем.

С 5—6 мес. жизни у ребенка появляются голосовые реакции типа лепета. Он начинает произносить звуки БА, МА, ПА. С 8—9-го мес. лепет становится продолжительнее, обогащается интонационная окраска, звуки начинают повторяться (БА — БА — БА, МА — МА — МА), постепенно приобретая значение слов.

К концу первого года жизни ребенок произносит по системе языка фонемы, к-рые он слышит как в речи взрослого, так и в своих звуках гуления (гласные звуки типа А, Е, У) и лепета (согласные типа М, П, Т). Остальные фонемы (все шипящие, звук Р) произносятся ребенком позже — на 2-м, 3-м годах жизни.

С 9—10-го мес. развивается понимание речи и связанное с этим использование слов-предложений. Слова приобретают смысл, становятся компонентом мышления. Постепенно доминирующее значение приобретает само слово как определенное сочетание речевых звуков. Для овладения смысловым составом речи необходимо образование связей между словами и относящимися к ним предметами. Эти связи формируются взрослыми — путем связывания конкретных предметов и дей-етвий с обозначающими их словами, а также за счет стимуляции активной речевой деятельности ребенка и его речевого подражания. Активная Р. ребенка начинается с произнесения первых слов, произношение очень несовершенно, комбинации речевых звуков вначале лишь отдаленно напоминают слова, к-рые они должны обозначать. Однако ребенок вкладывает в них конкретный смысл, это так наз. слова-предложения. Ребенок употребляет слово МА-МА, когда мать пришла, когда мать уходит. В этом же возрасте появляются звукоподражательные слова типа АВ-АВ (собака), ТИК-ТАК (часы) и т. д.

Наиболее бурно развивается понимание Р. на втором году жизни. Ребенок начинает понимать обращенную к нему Р., по слову выполняет простые поручения. Это значит, что функция речеслухового анализатора распознавания акустических структур по системе родного языка сформирована. Во втором полугодии 2-го года жизни происходит скачок в развитии активной речи; появляются попытки связать два слова в фразу (МАМА, ДАЙ), появляются формы множественного числа, проходит первый период вопросов — «что это?» К 2-м годам жизни словарь ребенка достигает примерно 300 слов.

На 3-м году жизни отрабатывается правильное произношение фонем, усваиваются первые грамматические формы, появляются многословные фразы, придаточные предложения, а к концу третьего года жизни — соединительные союзы и местоимения. Это свидетельствует об овладении речедвигательными алгоритмами родного языка. Хотя основное формирование функциональной речевой системы заканчивается, совершенствование ее продолжается на 4-м и 5-м годах жизни. Ребенок произносит длинные фразы, монологи, применяет условную форму придаточных предложений. Это период вопросов «почему»? Возможно овладение чтением и письмом.

Задержка в речевом развитии ребенка может возникнуть, в первую очередь, из-за неправильных воспитательных воздействий взрослых в течение подготовительного периода (невнимание к слуховому сосредоточению ребенка, интонационной выразительности речи, недостаточное внимание к вызыванию подражания речевым звукам взрослого, несвоевременная выработка смысловых связей между словом и предметом). На втором году жизни при недостаточном речевом общении с ребенком активная Р. может задержаться в своем формировании.

Расстройства речи

Нарушения Р. имеют различный характер в зависимости от вызвавшей их причины.

Выделяют различные формы афазий, дизартрий, алалию и общее недоразвитие речевой системы. При локальных поражениях мозга (коры и ближайших подкорковых образований) левого полушария у правшей возникают афазии (см.), форма к-рых определяется локализацией поражения. Под афазией понимают центральное нарушение уже сформировавшейся Р. По классификации, разработанной А. Р. Лурия в соответствии с теорией системной динамической локализации высших психических функций, все формы афазии могут быть подразделены на два класса: афазии заднего типа, при к-рых нарушается парадигматическая основа Р., т. е. процессы кодирования речевого сообщения (по фонематическому, лексическому, морфологическому и семантическому основанию), и афазии переднего типа, при к-рых страдает синтагматическая организация Р., т. е. возможность порождения речевого высказывания в соответствии с грамматикой языка, объединение слов в предложения, а предложения — в логически завершенное высказывание. При поражении правого полушария (особенно височной области коры) у правшей возникают иные неафазиче-ские расстройства речевой деятельности: нарушается восприятие речевых интонаций, различение индивидуальных характеристик голоса (в частности, затрудняется различение мужских и женских голосов), одновременно появляется симптом «речевой расторможенности», или многоречивости.

Дизартрии (см.), в отличие от афазий, характеризуются различными изолированными нарушениями моторной организации речевого акта при сохранности других речевых функций. Особый тип нарушений речевой деятельности составляют дисфазии — непостоянные нарушения сенсорной, моторной и мнести-ческой сторон Р., возникающие при поражении отдельных подкорковых структур.

Алалия (см.), или «детская афазия», по терминологии зарубежных авторов, представляет собой грубое расстройство Р. у детей вследствие поражения ц. н. с. в дородовой период или в первые годы жизни ребенка, препятствующее нормальному формированию речевой функциональной системы.

Общее недоразвитие речевой системы у детей может быть обусловлено разными причинами: дефектами периферического отдела слухового анализатора при глухоте (см.), тугоухости (см.), анатомо-физиологическими дефектами органов Р. (гортани, полости рта, носа и др.К поражениями проводящих нервных путей, идущих от коры головного мозга к речевым мышцам (псевдобульбарные и бульбарные параличи и др.), поражениями ц. н. с., вызывающими общую умственную неполноценность, и т. д. В частности, к нарушениям Р. приводит патология строения органов Р. (см. Косноязычие): расщепление неба сопровождается палатолалией, аномалия языка — глоссолалией и т. д. При нарушении носового дыхания и снижении мышечного тонуса мягкого неба характерна Р. с носовым оттенком — ринолалия (см. Гнусавость). Различные эндокринные нарушения также могут быть причиной изменения громкости и тембра голоса — возникновение мужского тембра голоса у женщин (в частности, при лечении гормонами) и женского у мужчин.

Изменения Р. могут возникать при поражении нек-рых периферических нервов, таких как возвратный, подъязычный, тройничный.

Своеобразны нарушения Р. при поражении экстрапирамидной системы, в результате возникновения мышечной ригидности и гиперкине-зов, охватывающих артикуляционную мускулатуру, что может привести к искажению слов (так наз. баттаризм). К этой форме патологии относится спастическая дизартрия, ксеноалия (изменение структуры фонем), в результате чего Р. больного приобретает как бы «иностранный» акцент. Р. может быть ускоренной — тахилалия, тахифемия или замедленной — брадилалия, бради-артрия. Поражение подкорковых образований нередко приводит к нарушению интонации, монотонности Р. (монотония), повторению одного и того же слова (палилалия) и снижению речевой активности (олигофазия). При поражении мозжечка или его путей Р. приобретает толчкообразный характер — так наз. скандированная Р. При патологии мозжечка нередко возникает артикуляционная дизартрия, при к-рой имеется не парез, а атаксия соответствующих мышц. Нарушения артикуляции бывают резко выражены при бульбарных и псевдобульбар-ных поражениях. При этом они сочетаются с затруднением гло-танрш, насильственным плачем и смехом.

В клинике нередко имеют место расстройства голоса — афония (см.) и дисфония (см.), причиной к-рых служит поражение голосового аппарата органического (паралич возвратного нерва, парез голосовых связок) или функционального характера (истерическая афония). Нередко вследствие сильного эмоционального воздействия наблюдается отсутствие речи функционального порядка (мутизм), при к-ром органические структурные поражения головного мозга отсутствуют.

Для многих нервных болезней также свойственны речевые расстройства, причем их характер и степень выраженности в значительной мере связаны с основным заболеванием. Так, нарушение мозгового кровообращения, травмы и нейроинфекция часто приводят к возникновению афазии. Скандированная речь характерна для рассеянного склероза, монотония, брадилалия, иногда тахилалия, баттаризм — для паркинсонизма и для гиперкинезов.

Лечение расстройств Р. разнообразно и зависит от вызвавших их причин. Нек-рые формы патологии требуют хирургического лечения (при расщелинах мягкого неба, губы, при болезнях носа, аденоидах и т. д.); при заболеваниях, связанных с органическим поражением мозга (афазия, алалия, дизартрия), показана стимулирующая терапия (анти-холинэстеразные препараты, амина-лон, церебролизин, пирацетам, неро-бол). Большое значение имеет поэтапная логопедическая терапия (см. Логопедия). Специальная восстановительная терапия должна проводиться на фоне общеукрепляющего лечения, психотерапии, лечения основного заболевания.

Нарушения речи при психических заболеваниях обусловливаются различными причинами и встречаются достаточно часто. С точки зрения психиатра наиболее важны те из них, к-рые связаны непосредственно с самими психическими расстройствами — изменениями мышления и аффектом, галлюцинациями, бредом, слабоумием и т. д. Изменения Р. касаются ее скорости, дикции, грамматического строя, содержания. Обычно они сочетаются между собой в различных соотношениях при отдельных формах речевых расстройств.

Нарушения скорости речи проявляются в ее ускорении или замедлении. При легкой степени ускорения Р. остается достаточно плавной и последовательной. Вместе с тем значительно увеличивается количество слов — так наз. логоррея. При этом слова часто перемежаются созвучиями последних слогов (рифмами), поговорками, отрывками стихотворений, афоризмами. Дальнейшее ускорение Р. ведет к появлению неоконченных фраз, легкость перехода от одной темы к другой и как следствие — нарушение последовательности высказывания. Мышление таких больных определяют как скачку идей. Р. становится отрывочной, может прерываться смехом, свистом, пением, вопросами, не имеющими отношения к данной ситуации, на к-рые больные не ждут ответов. При крайних степенях ускорения Р. возникает так наз. словесная окрошка. Чаще всего ускоренная Р. встречается при ги-поманиакальных, маниакальных и кататонических состояниях (см. Маниакальные синдромы, Кататонический синдром).

При замедлении Р. количество спонтанных высказываний уменьшается вплоть до полного их исчезновения. Больные начинают отвечать только на вопросы. Активный запас слов беднеет, грамматический строй фраз упрощается. Часто больные отвечают лишь односложно («да», «нет») и при этом жалуются на отсутствие мыслей или же на то, что одна какая-нибудь мысль преследует неотвязно — моноидеизм. Замедленная Р. может смениться полным молчанием (мутизм). В зависимости от фона, на к-ром развивается мутизм, его определяют как депрессивный, истерический, кататонический, реактивный, органический. В тех случаях, когда замедление Р. и других психических процессов (мышление, сообразительность и др.) возникает на фоне органических поражений мозга — эпидемический энцефалит, болезнь Паркинсона, поражение лобных долей головного мозга (черепно-мозговая травма, опухоли, болезнь Пика и т. д.) — говорят о брадифрении (брадипсихизме).

Нарушения дикции разнообразны. В одних случаях возрастает сила звука— Р. громкая, с выразительными или однообразными интонациями (гипоманиакаль-ные и маниакальные состояния) или, напротив, ослабевает — Р. тихая, шепотная, временами чуть слышная, лишенная модуляций (депрессивные, бредовые состояния, состояния слабоумия). Иногда Р. сопровождается выраженным аффективным компонентом — театральная, декламирующая, высокопарная, патетическая (кататонические, истерические, психопатические состояния, состояния речевого возбуждения при прогрессивном параличе и т. д.) или же, напротив, стонущая, с плачем и причитаниями (тревожно-депрессивное состояние). Изменения дикции могут быть связаны с акцентированием на отдельных словах или фразах, скандированием, появлением детских интонаций (гебефре-ническое состояние, пуэрилизм, псев до деменция, состояние слабоумия). Сама Р. может становиться медленной, тягучей, обедненной словами (различные органические поражения мозга). У нек-рых больных в интонациях звучит заинтересованность, удивление, любопытство, перемежаемые нередко тревогой и страхом, напряженностью и гневом (галлюцинаторные состояния, состояния помрачения сознания); у других — могут доминировать интонации уверенности и безапелляционности (паранойяльные, психопатические состояния), уклончивости, недомолвки и подозрительности (бредовые состояния), слащавости, умиленности и приниженности (эпилепсия, психопатии).

Нарушения грамматического строя в своих крайних степенях представлены набором отдельных, не связанных по смыслу слов. В других случаях употребляют неоконченные фразы или их обрывки, фразы, лишенные глаголов, или, напротив, фразы, в к-рых глаголы употребляются в неопределенном наклонении. Заменяют личное местоимение «я» другими — в единственном и множественном числе («он», «мы», «они»). Могут говорить о себе в другом роде. Встречается употребление перифраз — вместо обозначения предмета проводится его описание. Эта форма расстройства Р. свидетельствует либо об остроте психических расстройств, либо о том, что налицо глубокие личностные изменения, обусловленные каким-либо психическшм хрон. заболеванием.

Речь разорванная сопровождается различными степенями нарушения грамматического строя и смысла высказываемого или же при сохранности грамматического строя утрачивается ее смысл (состояние помрачения сознания, слабоумие, шизофрения).

Нарушения смыслового содержания речи в наиболее отчетливой форме проявляются в неологизмах — новых, создаваемых самими больными словах. Сегла (J. E. Seglas, 1892) выделяет два типа неологизмов — пассивные и активные. Пассивные неологизмы не обладают коммуникативными свойствами и имеют в своей основе один лишь звуковой элемент. Они создаются больными на основе случайных ассоциаций и фонетического сходства слов различного содержания (гипоманиакальные и маниакальные состояния). К пассивным неологизмам отчасти можно отнести также случаи, когда больными забывается первоначальный смысл слова и оно принимает новое значение (состояния слабоумия органического генеза) или когда существующие обозначения предметов заменяются новыми обозначениями; напр, лошадь обозначают словами «дада» (выраженные формы олигофрении). К пассивным неологизмам относятся и особые слова, к-рыми нек-рые больные с навязчивыми состояниями пользуются в качестве ритуалов. Они произносят их как заклинание, не вдумываясь в их смысл.

Активные неологизмы представляют собой слова, имеющие смысл и являющиеся средством активного речевого общения с окружающими. Они создаются больным как бы с целью более точно выразить свои переживания. Напр., организация лиц, якобы преследующих больного, называется им сварнопами («меня преследуют сварнопы»). Встречаются как в последовательной, грамматически правильно построенной Р., так и в Р. с резко нарушенным грамматическим строем. Неологизмы, являющиеся привычными речевыми оборотами, свидетельствуют о наличии хронического психического заболевания с выраженными изменениями личности.

Глоссолалия представляет собой разновидность манерной Р., при к-рой высказывания состоят из звукоподражательных слов, в связи с чем сама Р. представляется на первый взгляд лишенной смысла; на самом же деле словарь и синтаксис для данного больного здесь достаточно постоянны, что позволяет в той или иной степени понимать то, о чем он говорит. Эта форма расстройства Р. встречается, напр., при шизофрении.

Мимоговорение (мимо-речь) выражается в том, что ответы больных находятся вне всякой связи с задаваемыми вопросами; иногда совершенно некстати ответы включают отдельные слова вопроса (при реактивных психозах, кататоническом синдроме и т. д.).

Монолог — это непрерывная Р., хотя и обращенная к собеседнику, но обусловленная, в первую очередь, внутренним состоянием больного, а не необходимостью словесного общения. При этом больной не обращает внимания на задаваемые вопросы, а продолжает говорить свое. Если монолог является привычной формой Р.— это достоверный признак хронического, сопровождаемого изменениями личности психического заболевания (напр., при шизофрении).

Речевой напор выражается в повышенной речевой активности с ускоренной Р., многословностью. Больному трудно остановиться или переключить свои высказывания на другую тему, ответить на задаваемые вопросы. Речевой напор встречается у больных маниакально-депрессивным психозом, при шизофрении, эпилепсии, органических заболеваниях мозга, психопатиях.

Речь зеркальная — это произнесение слов (читаемых, слышимых, возникающих спонтанно) с конца; наблюдается при шизофрении.

Речь пуэрильная наблюдается у взрослого человека, использующего слова и речевые обороты, свойственные детям: употребление уменьшительных слов, сюсюканье, картавость, упрощенный или искаженный грамматический строй фраз, упоминание о себе в третьем лице и т. д. (реактивные психозы, шизофрения, старческое слабоумие).

Речь резонерская построена с преобладанием пространных, отвлеченных, обычно малосодержательных рассуждений; больные склонны к поверхностным аналогиям, софизмам. Такая Р. обычно не основана на конкретных фактах и бездоказательна (шизофрения, психопатии).

Речь рифмованная характеризуется обильным использованием рифмованных (созвучных) слов (гипоманиакальные и маниакальные состояния различной нозологии).

Речь слащавая выражается в употреблении уменьшительно-ласкательных и хвалебных слов, произносимых с преувеличенным почтением, вкрадчиво, подобострастно или же с умилением и восторгом (эпилепсия, психопатии, органические заболевания мозга).

Речь соскальзывающая проявляется в высказываниях, основное содержание к-рых внезапно прерывается побочными, не имеющими к основным никакого отношения, что затрудняет их понимание (шизофрения).

Речь стереотипная (вербигирация) состоит из одних и тех же многократно повторяемых монотонным голосом отдельных фраз, слов, выкриков (кататонический синдром, состояние слабоумия).

Речь телеграфная характеризуется преобладанием в Р. отдельных, коротких, отрывочных фраз, в т. ч. и односложных, в к-рых слова не соединяются друг с другом союзами и предлогами (состояние помрачения сознания, органические заболевания мозга).

Речь эхолалическая (эхолалия) выражается в автоматическом непроизвольном, однократном или многократном повторении больным отдельных слов, словосочетаний или фраз (эхофразия), услышанных им от окружающих (шизофрения, болезнь Альцгеймера, органические заболевания мозга).

Словесная окрошка (словесный салат) — это форма разорванной речи, при к-рой высказывания состоят из отдельных слов, лишенных грамматического строя и не связанных между собой по смыслу (шизофрения, состояние помрачения сознания, органическое заболевание мозга).

Тревожная вербигерация — однообразное повторение отдельных фраз, слов, выкриков на фоне тревожно-депрессивного аффекта; отражает в своем содержании имеющиеся аффективные расстройства (маниакально-депрессивный психоз, инволюционная меланхолия, шизофрения, старческое слабоумие).

Шизофазия — форма разорванной Р., при к-рой высказываемые фразы при сохранном грамматическом строе лишены всякого смысла, а содержание Р. отражает бредовые расстройства (шизофрения).

Обычно та или иная форма речевого нарушения сочетается со специфической мимикой, движениями, манерой поведения. По совокупности этих расстройств, особенно речевых, во многих случаях можно не только правильно квалифицировать психический статус больного, но и поставить верный нозологический диагноз.



Библиография: Асратян Э. А. Очерки по высшей нервной деятельности, Ереван, 1977; Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии, М., 1975; Балонов Л. Я. и Деглин В. Л. Слух и речь доминантного и недоминантного полушарий, Л., 1976, библиогр.; Бейн Э. С., Бурлакова М. К. и В и з е л ь Т. Г. Восстановление речи у больных с афазией, М., 1982, библиогр.; В и н а р- с к а я E. Н. и П у л а т о в А. М. Дизартрия и ее топико-диагностическое значение в клинике очаговых поражений мозга, Ташкент, 1973; Выготский Л. С. Избранные психологические исследования, М., 1956; Денисова 3. В. Механизмы эмоционального поведения ребенка, Л., 1978, библиогр.; Ш и н к и н Н. И. Механизмы речи, М., 1958; Каверина-Банщикова Е. К. О развитии речи детей первых двух лет жизни, М., 1950; Коул М. и Скрибнер С. Культура и мышление, пер. с англ., М., 1977; Леонтьев А. А. Слово в речевой деятельности, М., 1965; он же, Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания, М., 1969; Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики, М., 1959; Лобные доли и регуляция психических процессов, под ред. А. Р. Лурии и Е. Д. Хомской, М., 1966; Л у р и я А.Р. Травматическая афазия, М., 1947; он же, Восстановление функций мозга после военной травмы, М., 1948; он же, Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга, М., 1969; он же, Основные проблемы нейролингвистики, М.,1975; он же, Язык и сознание, М., 1979; П е й п e р А. Особенности деятельности мозга ребенка, пер. с нем., Л., 1962; Соколов А. Н. Внутренняя речь и мышление, М., 1968; Фарбер Д. А. Функциональное созревание мозга в раннем онтогенезе, М., 1969; Цветкова Л. С. Нарушение и восстановление речи (при локальных поражениях мозга), М., 1972; Чисто-в и ч Л. А. и др. Физиология речи, Восприятие речи человеком, Л., 1976; Эльконин Д. Б. Развитие речи в дошкольном возрасте, М., 1958; L e n n е-Ь e r g E. Н. Biological foundations of language, N. Y. a. o., 1967; Lexikon der Psychiatrie, hrsg. v. C. Muller, S. 98, B. u. a., 1973; P о r о t A. Manuel alpha-b6tique de psychiatrie, p. 353, P., 1969; Sanders D. A. Auditory perception of speech, Prentice-Hall, 1977; Seg-1 a s J. Des troubles du langage chez les alien£s, P., 1892; Stark J. Early language development and use, J. Communicat. Dis., v. 2, p. 48, 1969, bibliogr.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: