РЕТИКУЛОЭНДОТЕЛИАЛЬНАЯ СИСТЕМА

РЕТИКУЛОЭНДОТЕЛИАЛЬНАЯ СИСТЕМА (РЭС, systema reticulo-endotheliale). Согласно ранее существовавшим представлениям под РЭС понимали совокупность клеток (ретикулярные, эндотелиальные клетки, макрофаги и др.), имеющих различное происхождение, обладающих способностью к эндоцитозу и выполняющих защитную функцию.

Благодаря работам выдающихся русских ученых И. И. Мечникова и А. О. Ковалевского еще в конце 19 в. стало известно, что клетки, захватывающие инородный материал, имеются у многоклеточных животных различных систематических групп. И. И. Мечников назвал эти клетки фагоцитами и отнес их к одной клеточной системе. На основа широких сравнительно-зоологических исследований И. И. Мечников пришел к выводу о защитной функции этих клеток, сыгравшему решающую роль в развитии теории и практики медицины. В 1914 г.

Кийоно (К. Kiyono) — сотрудник Л. Ашоффа опубликовал свои наблюдения о существовании в различных тканях и органах организма клеток, способных накапливать витальный краситель кармин. Этот критерий и лег в основу учения Л. Ашоффа о ретикулоэндотелиальной системе, согласно к-рому РЭС в широком смысле включает клетки, поглощающие витальные красители в умеренных и больших количествах, а именно: ретикулярные клетки красной пульпы селезенки и лимф, фолликулов периферических лимфоидных органов (селезенки, лимф, узлов, пейеровых бляшек жел.-киш. тракта), ретикулярные и эндотелиальные клетки синусоидных капилляров и лимфатических синусов костного мозга, периферических лимфоидных органов, надпочечников и гипофиза, купферовы клетки печени, гистиоциты соединительной ткани и моноциты крови. В РЭС не были включены эндотелиальные клетки большинства сосудов и фибробласты, т. к. эти клетки обладают очень слабой способностью к накоплению витальных красителей.

Представления о РЭС складывались десятилетиями и плодотворно разрабатывались многими учеными разных стран, в т. ч. русскими и советскими учеными, такими как А. А. Максимов, А. А. Богомолец, H. Н. Аничков и др. Постепенно термин РЭС, введенный в научную литературу морфологами, стал обозначать защитную систему организма и, по сути дела, превратился в физиологическое понятие.

По мере получения новых экспериментальных данных и развития сведений о происхождении, дифференцировке и функции тканей, составляющих основу РЭС, становилось ясным, что с точки зрения морфологии и особенно гематологии и иммунологии представления о РЭС неконкретны, расплывчаты и требуют основательного пересмотра. Так, ретикулярные клетки, к-рым отводилась важная роль в РЭС и приписывалось множество функций (фагоцитоз, опорная функция, способность трансформироваться в различные клетки крови), выполняют опорную функцию и создают так наз. микроокружение для кроветворных и лимфоидных клеток (см. Ретикулярная ткань); их относят к клеткам фибробластического типа (механоцитам). Есть все основания считать, что способность к эндоцитозу была ошибочно приписана эндотелиальным клеткам кровеносных и лимф, синусов, поскольку методы световой микроскопии не позволяли отличить их от имевших аналогичную топографию макрофагов (напр., в синусоидных капиллярах печени). Как было выяснено с помощью современных методов исследования, эндотелиальные клетки морфологически и функционально резко отличаются как от ретикулярных клеток, так и от макрофагов и представляют независимый ряд дифференцировки. Основная их функция — транспорт веществ через стенки капилляров (трансцитоз).

Нечетко сформулированные морфол. критерии РЭС послужили основанием для вполне справедливой критики концепции РЭС (даже в период ее расцвета) со стороны таких известных морфологов, как А. А. Максимов (1927), А. А. Заварзин (1945) и Франческини (P. Franceschini, 1952). Последний находил более правильным использование термина «гистиоцитарная система», считая, очевидно, что в систему должны быть объединены родственные типы клеток. А. А. Заварзин подчеркивал, что к поглощению витальных красителей способны клетки всех тканей, включая эпителиальные и нервные, поэтому количественный критерий недостаточен для выделения РЭС.

Эта дискуссия получила свое завершение в 1969 г. в Лейдене на конференции, посвященной проблемам РЭС, где была выдвинута новая концепция, согласно к-рой защитная функция, ранее приписываемая РЭС, наряду с другими, общими для них функциями, осуществляется системой клеток (макрофагов), имеющих общее происхождение, а также морфологическое, цитохимическое и функциональное сходство. Для обозначения этой системы был предложен термин «система мононуклеарных фагоцитов». Реже используются термины «макрофагальная система», «моноцитарно-макрофагальная система». В 1973 и 1978 гг. в Лейдене состоялись соответственно вторая и третья конференции по проблемам, касающимся системы мононуклеарных фагоцитов. В 1973 г. в Бюллетене ВОЗ была опубликована классификация, согласно к-рой макрофаги и их клетки-предшественники (моноциты и др.) включены в систему мононуклеарных фагоцитов.

Т. о., представления о системе мононуклеарных фагоцитов непрерывно совершенствуются, и в настоящее время данная система принята большинством исследователей во всем мире, а концепция РЭС представляет при этом только исторический интерес (см. Система мононуклеарных фагоцитов).



Библиография: Мечников И. И. Лекции о сравнительной патологии воспаления, Спб., 1892; о н ж е, Невосприимчивость в инфекционных болезнях, Спб., 1903; Kiyono К. Die vitale Karmin-speicherung, Jena, 1914; Mononuclear phagocytes, ed. by R. van Furth, Oxford — Edinburgh, 1970; Mononuclear phagocytes, In immunity, infection and pathology, ed. by R. van Furth, Oxford a. o., 1975; Mononuclear phagocytes, Functional aspects, ed. by R. van Furth, pt 1—2, Hague a. o., 1980.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: