ПИРОГОВ Николай Иванович

ПИРОГОВ Николай Иванович (1810—1881) — великий отечественный врач и ученый, выдающийся педагог и общественный деятель; один из основоположников хирургической анатомии и анатомо-экспериментального направления в хирургии, военно-полевой хирургии, организации и тактики медицинского обеспечения войск; чл.-корр. Петербургской академии наук (1847), почетный член и почетный доктор многих отечественных и иностранных университетов и медицинских обществ.

ПИРОГОВ Николай Иванович

В 1824 г. (в возрасте 14 лет) Н. И. Пирогов поступил на мед. ф-т Московского ун-та, где среди его учителей были анатом X. И. Лодер, клиницисты М. Я. Мудрое, Е. О. Мухин. В 1828 г. окончил ун-т и поступил в числе первых «профессорских студентов» в Дерптский профессорский ин-т, созданный для подготовки профессоров из «природных россиян», успешно окончивших ун-ты и выдержавших вступительные экзамены при Петербургской академии наук. Первоначально намеревался специализироваться по физиологии, но в связи с отсутствием этого профиля специальной подготовки остановил свой выбор на хирургии. В 1829 г. получил золотую медаль Дерптского (ныне Тартуского) ун-та за выполненное в хирургической клинике проф. И. Ф. Мойера конкурсное исследование на тему: «Что нужно иметь в виду при перевязке больших артерий во время операций?», в 1832 г. защитил докт, диссертацию на тему: «Является ли перевязка брюшной аорты при аневризме паховой области легко выполнимым и безопасным вмешательством». В 1833—1835 гг., завершая подготовку к профессуре, Н. И. Пирогов находился в командировке в Германии, совершенствовался в анатомии и хирургии, в частности в клинике Б. Лангенбека. По возвращении в Россию в 1835 г. работал в Дерпте в клинике проф. И. Ф. Мойера; с 1836 г. — экстраординарный, а с 1837 г. ординарный профессор теоретической и практической хирургии Дерптского ун-та. В 1841 г. Н. И. Пирогов создал и до 1856 г. возглавлял госпитальную хирургическую клинику петербургской Медико-хирургической академии; одновременно состоял гл. врачом хирургического отделения 2-го военно-сухопутного госпиталя, директором по технической части Санкт-Петербургского инструментального завода, а с 1846 г. директором созданного при Медико-хирургической академии Ин-та практической анатомии. В 1846 г. Н. И. Пирогова утвердили в звании академика Медико-хирургической академии.

В 1856 г. Н. И. Пирогов оставил службу в академии («по болезни и домашним обстоятельствам») и принял предложение занять должность попечителя Одесского учебного округа; с этого времени начался 10-лет-ний период его деятельности в области просвещения. В 1858 г. Н. И. Пирогова назначают попечителем Киевского учебного округа (в 1861 г. он увольняется по состоянию здоровья). С 1862 г. Н. И. Пирогов — руководитель молодых русских ученых, командированных в Германию для подготовки к профессорско-преподавательской деятельности. Последние годы жизни (с 1866 г.) Н. И. Пирогов провел в своем имении в селе Вишня близ Винницы, откуда выезжал в качестве консультанта по военной медицине на театр военных действий во время франко-прусской (1870—1871) и русско-турецкой (1877 —1878) войн.

Научная, практическая и общественная деятельность Н. И. Пирогова принесла ему мировую врачебную славу, неоспоримое лидерство в отечественной хирургии и выдвинула его в число крупнейших представителей европейской медицины середины 19 в. Научное наследие Н. И. Пирогова относится к различным областям медицины. В каждую из них он внес существенный вклад, до сих пор не утративший своего значения. Несмотря на более чем вековую давность, труды Н. И. Пирогова продолжают поражать читателя оригинальностью и глубиной мысли.

Классические труды Н. И. Пирогова «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций» (1837), «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела, с рисунками (анатомия описательно-физиологическая и хирургическая)» (1843—1848) и «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов, проведенных в трех направлениях через замороженное человеческое тело» (1852—1859); каждый из них был удостоен Демидовской премии Петербургской академии наук и явился фундаментом топографической анатомии и оперативной хирургии. В них изложены принципы послойного препарирования при изучении анатомических областей и образований и приведены оригинальные способы подготовки анатомических препаратов — распиливание замороженных трупов («ледяная анатомия», начало которой было положено И. В. Буялъским в 1836 г.), высекание из замороженных трупов отдельных органов («скульптурная анатомия»), что в совокупности позволило определять взаиморасположение органов и тканей с точностью, недоступной при прежних методах исследования.

Изучая материалы большого числа вскрытий (ок. 800), проведенных им во время вспышки холеры в Петербурге в 1848 г., Н. И. Пирогов установил, что при холере первично поражается жел.-киш. тракт, и высказал верную догадку о путях распространения этого заболевания, указав, что возбудитель болезни (по терминологии того времени миазма) поступает в организм с пищей и питьем. Результаты своих исследований Н. И. Пирогов изложил в монографии «Патологическая анатомия азиатской холеры», изданной в 1849 г. на франц. языке, а в 1850 г. на русском и удостоенной Демидовской премии Петербургской академии наук.

В докт, диссертации Н. И. Пирогова, посвященной технике перевязки брюшной аорты и выяснению реакций сосудистой системы и всего организма на это оперативное вмешательство, были изложены результаты экспериментального изучения особенностей коллатерального кровообращения после операции и способы уменьшения хирургического риска. К дерптскому периоду относится и монография Н. И. Пирогова «О перерезке ахиллового сухожилия в качестве оперативно-ортопедиче-ского средства» (1840), в которой изложен эффективный метод лечения косолапости, охарактеризованы биол, свойства сгустка крови и определена его леч. роль в процессах заживания ран.

Н. И. Пирогов первый среди отечественных ученых выступил с идеей пластических операций (пробная лекция в Петербургской акадвхмии наук в 1835 г. «О пластических операциях вообще и о ринопластике в особенности»), впервые в мире выдвинул идею костной пластики, опубликовав в 1854 г. работу «Костнопластическое удлинение костей голени при вылущении стопы». Его метод соединения опорной культи при ампутации голени за счет пяточной кости известен как операция Пирогова (см. Пирогова ампутация); он послужил толчком к разработке других остеопластических операций. Предложенный Н. И. Пироговым Внебрюшинный доступ к наружной подвздошной артерии (1833) и нижней трети мочеточника получил широкое практическое применение и был назван его именем.

Исключительна роль Н. И. Пирогова в разработке проблемы обезболивания. Наркоз (см.) был предложен в 1846 г., а уже в следующем году Н. И. Пирогов провел широкую экспериментальную и клин, проверку обезболивающих свойств паров эфира. Он изучил их действие в опытах на животных (при различных способах введения — ингаляционном, прямокишечном, внутрисосудистом, интратрахеальном, субарахноидальном), а также на добровольцах, в т. ч. и на себе. Одним из первых в России (14 февраля 1847 г.) он произвел под эфирным наркозом операцию (удаление молочной железы по поводу рака), продолжавшуюся всего 2,5мин.; в том же месяце (впервые в мире) он выполнил операцию под прямокишечным эфирным наркозом, для осуществления которого был сконструирован специальный аппарат. Результаты 50 оперативных вмешательств, проведенных им в б-цах Петербурга, Москвы и Киева, он обобщил в докладах, устных и письменных сообщениях (в т. ч. в об-ве врачей Петербурга и мед. совете мин-ва внутренних дел, в Петербургской и Парижской академиях наук) и монографической работе «Наблюдения над действием эфирных паров как болеутолительного средства в хирургических операциях» (1847), имевших важнейшее значение в пропаганде нового метода в России и внедрении наркоза в клин, практику. В июле-августе 1847 г. Н. И. Пирогов, командированный на Кавказский театр военных действий, впервые применил эфирный наркоз в условиях действующих войск (при осаде укрепленного аула Салты). Результат был невиданный в истории войн: операции проходили без стонов и криков раненых. В «Отчете о путешествии по Кавказу» (1849) Н. И. Пирогов писал: «Возможность эфирования на поле сражения неоспоримо доказана... Самый утешительный результат эфирования был тот, что операции, производимые нами в присутствии других раненых, нисколько не устрашали, а, напротив того, успокаивали их в собственной участи».

Деятельность Н. И. Пирогова сыграла заметную роль в истории асептики и антисептики, к-рые наряду с обезболиванием обусловили успехи хирургии в последней четверти 19 в. Еще до опубликования работ Л. Пастера и Дж. Листера в своих клин, лекциях по хирургии Н. И. Пирогов высказал гениальную догадку о том, что нагноение ран зависит от живых возбудителей («госпитальных миазм»): «Миазма, заражая, сама же и воспроизводится зараженным организмом. Миазма не есть, подобно яду, пассивный агрегат химически действующих частиц; она есть органическое, способное развиваться и возобновляться». Из этого теоретического положения он сделал практические выводы: выделил в своей клинике специальные отделения для зараженных «госпитальными миазмами»; требовал «отделить совершенно весь персонал гангренозного отделения — врачей, сестер, фельдшеров и служителей, дать им и особые от других отделений перевязочные средства (корпию, бинты, тряпки) и особые хирургические инструменты»; рекомендовал, чтобы врач «миазмического и гангренозного отделения обращал особое внимание на свое платье и руки». По поводу перевязки ран корпией он писал: «Можно себе представить, какова должна быть под микроскопом эта корпия! Сколько в ней яиц, грибков и разных спор? Как легко она делается сама средством к перенесению зараз!». Н. И. Пирогов последовательно проводил противогнилостное лечение ран, применяя йодную настойку, р-ры азотнокислого серебра и др., подчеркивал значение гиг. мер в лечении раненых и больных.

Н. И. Пирогов был поборником профилактического направления в медицине. Ему принадлежат знаменитые слова, ставшие девизом отечественной медицины: «Я верю в гигиену. Вот где заключается истинный прогресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной».

В 1870 г. в отзыве о «Трудах постоянной медицинской комиссии Полтавского губернского земства» Н. И. Пирогов посоветовал земству обратить особое внимание мед. организации на гигиенический и сан.-просвет. разделы ее работы, а также не упускать из виду в практической деятельности продовольственный вопрос.

Репутация Н. И. Пирогова как практического хирурга была столь же высока, как и его репутация ученого. Еще в дерптский период его операции поражали смелостью замысла и мастерством исполнения. Операции проводились в то время без обезболивания, поэтому их стремились производить как можно быстрее. Удаление молочной железы или камня из мочевого пузыря, напр., Н. И. Пирогов осуществлял за 1,5— 3 мин. Во время Крымской войны в главном перевязочном пункте Севастополя 4 марта 1855 г. он произвел 10 ампутаций менее чем за 2 часа. О международном врачебном авторитете Н. И. Пирогова свидетельствует, в частности, приглашение его для консультативного осмотра к германскому канцлеру О. Бисмарку (1859 г.) и национальному герою Италии Дж. Гарибальди (1862 г.).

Военная медицина (см. Медицина военная) обязана Н. И. Пирогову созданием научных основ отечественной военно-полевой хирургии и нового раздела военной медицины — организации и тактики мед. службы (см. Организация и тактика медицинской службы, Хирургия военно-полевая). В 1854—1855 гг. во время Крымской войны Н. И. Пирогов дважды выезжал на театр военных действий и непосредственно участвовал в организации мед. обеспечения боевых действий войск и в лечении раненых, был инициатором привлечения женщин («сестер милосердия») к уходу за ранеными на фронте. Для ознакомления с работой перевязочных пунктов, лазаретов и госпиталей в условиях боевых действий он выезжал также в Германию (1870) и Болгарию (1877). Результаты своих наблюдений Н. И. Пирогов обобщил в работах «Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений военно-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции» (1865—1866), «Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 г.» (1871) и «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877 — 1878 гг.» (1879). Практические выводы, изложенные Н. И. Пироговым, в виде «положений», составили основу организационных, тактических и методических принципов военной медицины.

Первое положение Н. И. Пирогова гласит: «Война есть травматическая эпидемия». Это определение войны с мед. точки зрения прочно вошло в военно-медицинскую литературу. Оно вытекает из того, что для боевых действий войск характерна массовость и крайняя неравномерность санитарных потерь, а отсюда и неравномерность поступления пострадавших в полевые мед. учреждения. Уже во время Крымской войны нехватка врачей на перевязочных пунктах и в полевых лазаретах бывала так велика, что на 100 и более тяжелораненых приходилось иногда по одному ординатору. Неравномерность сан. потерь в последующих войнах проявилась еще ярче, оказывая все большее влияние на организационные принципы построения военно-медицинской службы, на тактические приемы ее работы и боевую подготовку личного состава.

Н. И. Пирогов не рассматривал боевое повреждение как простое механическое нарушение целостности тканей; он придавал большое значение в возникновении и течении боевых повреждений общему утомлению и нервному напряжению, недосыпанию и недоеданию, холоду, голоду и другим неизбежным неблагоприятным факторам боевой обстановки, способствующим развитию раневых осложнений и возникновению ряда заболеваний у солдат действующей армии.

Второе положение Н. И. Пирогова гласит: «Свойство ран, смертность и успех лечения зависят преимущественно от различных свойств оружия и в особенности огнестрельных снарядов». Взгляды Н. И. Пирогова на хирургические вмешательства, на превентивные операции на перевязочных пунктах и в полевых лазаретах менялись на протяжении всей его деятельности. Вначале он был решительным сторонником предупредительных операций. После тщательного анализа клин, исходов ранений, дававших особенно высокую смертность от осложнений ран гнилостными процессами, а также смертности среди больных, оперированных в б-цах и в условиях частной практики, Н. И. Пирогов сделал вывод о нецелесообразности предупредительных операций на перевязочных пунктах и о бессилии хирурга в этих условиях в борьбе за снижение смертности и инвалидности среди раненых. Ознакомившись во время русско-турецкой войны с мед. обеспечением боевых действий войск и с постановкой хирургической работы на главных перевязочных пунктах и в военно-временных госпиталях (в частности, с результатами применения листе-ровского метода борьбы с инфекцией при операциях), Н. И. Пирогов изменил свое отношение к роли хирургических вмешательств в профилактике осложнений огнестрельных ран. В своем последнем труде «Военноврачебное дело...» он говорил уже о двух путях развития хирургии (особенно военно-полевой): выжидательно-сберегательном и активнопрофилактическом. С открытием и внедрением в хирургическую практику антисептики и асептики хирургия стала развиваться по второму пути, о к-ром Н. И. Пирогов писал: «Для полевой хирургии открывается обширное поле самой энергической деятельности на перевязочном пункте — первичные операции в небывалых доселе размерах».

Третье положение Н. И. Пирогова, тесно связанное с первым, гласит: «Не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны». Согласно этому положению успех мед. обеспечения боевых действий войск зависит от организационной структуры мед. учреждений, их количества, подчиненности, назначения, подвижности и взаимоотношений между ними, что, в свою очередь, должно определяться особенностями театра военных действий, характером войны и методами ведения боевых операций, с одной стороны, и достижениями мед. науки и практики здравоохранения — с другой.

Н. И. Пирогов признавал необходимость регламентации назначения и задач мед. учреждений, прав и обязанностей должностных лиц, но подчеркивал, что для успеха мед. дела на войне с ее многочисленными неожиданностями, быстрой сменой боевой обстановки, вынуждающей в интересах дела нарушать эти регламенты, но при этом подчеркивал, что особое значение имеет умелое руководство военно-медицинской службой, к-рое должно быть авторитетным, медицинским сверху донизу, способным отвечать за порученное дело по существу, а не по форме.

Н. И. Пирогов считал главной задачей обеспечение взаимосвязанности лечения и эвакуации (см. Эвакуация медицинская); при этом он исходил из определяющего значения боевой обстановки в решении основных задач мед. обеспечения боевых действий войск, в частности при установлении дислокации и группировки мед. учреждений, а также объема оказываемой в них медпомощи пораженным и больным.

Н. И. Пирогов — основоположник учения о мед. сортировке. Он утверждал, что сортировка раненых по срочности оказания и объему хирургической помощи и по показаниям к эвакуации является главным средством предупреждения «сумятицы» и «неразберихи» в мед. учреждениях. В связи с этим он считал необходимым иметь в мед. учреждениях, предназначенных для приема раненых и больных и оказания им квалифицированной помощи, сортировочное и операционно-перевязочное подразделения, а также подразделение для легкораненых («слабосильные команды»), а на путях эвакуации (в районе сосредоточения госпиталей) — «сортировочники» — сортировочные госпитали (см. Сортировка медицинская).

Большое значение не только для военно-полевой хирургии, но и для клин, медицины в целом имели труды Н. И. Пирогова по проблемам иммобилизации и шока. В 1847 г. на Кавказском театре военных действий он впервые в военно-полевой практике использовал неподвижную крахмальную повязку при сложных переломах конечностей. В период Крымской войны он также впервые (1854) наложил в полевых условиях гипсовую повязку (см. Гипсовая техника). Н. И. Пирогову принадлежит подробная характеристика патогенеза, изложение методов профилактики и лечения шока; описанная им клин, картина шока является классической и продолжает фигурировать в руководствах и учебниках по хирургии. Он описал также сотрясение мозга, газовый отек тканей, выделил «раневую чахотку» как особую форму патологии, известную теперь под названием «раневое истощение».

Характерной чертой Н. И. Пирогова — врача и педагога — была крайняя самокритичность. Еще вначале своей профессорской деятельности он издал двухтомный труд «Анналы дерптской хирургической клиники» (1837—1839), в к-ром к ритический подход к собственной работе и анализ своих ошибок рассматриваются как важнейшее условие успешного развития мед. науки и практики. В предисловии к 1-му тому «Анналов» он писал: «Я считаю священной обязанностью добросовестного преподавателя немедленно обнародовать свои ошибки и их последствия для предостережения и назидания других, еще менее опытных, от подобных заблуждений». И. Павлов назвал издание «Анналов» первым его профессорским подвигом: «... в известном отношении небывалое издание. Такая беспощадная, откровенная критика к себе и своей деятельности едва ли встречается где-нибудь в медицинской литературе. И это — огромная заслуга!». В 1854 г. «Военно-медицинский журнал» опубликовал статью Н. И. Пирогова «О трудностях распознавания хирургических болезней и о счастье в хирургии», построенную на анализе гл. обр. собственных врачебных ошибок. Этот подход к самокритике как эффективному оружию в борьбе за подлинную науку характерен для Н. И. Пирогова во все периоды его разносторонней деятельности.

Н. И. Пирогова — педагога отличали постоянное стремление к большей наглядности излагаемого материала (напр., широкое проведение демонстраций на лекциях), поиск новых методов преподавания анатомии и хирургии, проведение клин, обходов. Важной его заслугой в области мед. образования является инициатива открытия госпитальных клиник для студентов 5-го курса. Он первым обосновал необходимость создания таких клиник и сформулировал задачи, стоящие перед ними. В проекте об учреждении в России госпитальных клиник (1840) он писал: «Ничто так не может способствовать распространению медицинских и особливо хирургических сведений между учащимися, как прикладное направление в преподавании... Клиническое преподавание... имеет совсем другую цель от практических преподаваний в больших госпиталях и одно недостаточно для полного образования практического врача..., профессор практической медицины, госпитальной, устремляет при своих визитациях внимание слушателей на целую массу одинаковых болезненных случаев, показывая при том и индивидуальные их оттенки; ...лекции его состоят в обзоре главнейших случаев, сравнения их и пр.; у него в руках средство продвигать науку вперед». В 1841 г. в Петербургской медико-хирургической академии начала функционировать госпитальная хирургическая клиника, а в 1842 г.— первая госпитальная терапевтическая клиника. В 1846 г. госпитальные клиники были открыты в Московском ун-те, а затем в Казанском, Дерптском и Киевском ун-тах с одновременным введением 5-го курса обучения для студентов мед. ф-тов. Так была осуществлена важная реформа высшего мед. образования, способствовавшая улучшению подготовки отечественных врачей.

Выступления Н. И. Пирогова по вопросам воспитания и образования имели большой общественный резонанс; его статья «Вопросы жизни», опубликованная в 1856 г. в «Морском сборнике», получила положительную оценку Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова. С этого же года началась деятельность Н.Н. Пирогова в области просвещения, которая была отмечена постоянной борьбой с невежеством и застоем в науке и образовании, с протекциями и подкупами. Н. И. Пирогов добивался распространения знаний среди народа, требовал так наз. автономии ун-тов, был сторонником конкурсов, предоставляющих место более способным и знающим претендентам. Он отстаивал равные права на образование для всех национальностей, больших и малых, и всех сословий, стремился к осуществлению всеобщего начального обучения и был организатором воскресных народных школ в Киеве. В вопросе о соотношении «научного» и «учебного» в высшей школе он выступал решительньш противником мнения, что ун-ты должны учить, а академия наук — «двигать науку вперед», и утверждал: «Отделить учебное от научного в университете нельзя. Но научное и без учебного все-таки светит и греет. А учебное без научного,— как ни была ...приманчива его внешность, — только блестит». В оценке достоинств руководителя кафедры он отдавал предпочтение научным, а не педагогическим способностям и был глубоко убежден в том, что науку двигает метод. «Будь профессор хотя бы немой,— писал Н. И. Пирогов,— да научи примером, на деле, настоящей методе занятий предметом — он для науки и для того, кто хочет заниматься наукою, дороже самого красноречивого оратора...» А. И. Герцен назвал Н. И. Пирогова одним из виднейших деятелей в России, приносившим, по его мнению, огромную пользу Родине не только как «первый оператор» ее, но и как попечитель учебных округов.

Н. И. Пирогова справедливо называют «отцом русской хирургии» — его деятельность обусловила выход отечественной хирургии на передовые рубежи мировой мед. науки (см. Медицина). Его труды по топографической анатомии, по проблемам обезболивания, иммобилизации, костной пластики, шока, ран и раневых осложнений, по вопросам организации военно-полевой хирургии и военно-медицинской службы в целом являются классическими, основополагающими. Его научная школа не ограничена непосредственными учениками: по существу все передовые отечественные хирурги 2-й половины 19 в. развивали анатомо-физиологическое направление в хирургии на основе положений и методов, разработанных Н. И. Пироговым. Его инициатива в привлечении женщин к уходу за ранеными, т. е. в организации ин-та сестер милосердия, сыграла важную роль в привлечении женщин к медицине и способствовала, по признанию А. Дюнана, созданию международного Красного Креста.

В мае 1881 г. в Москве было торжественно отпраздновано 50-летие разносторонней деятельности Н. И. Пирогова; он был удостоен звания почетного гражданина Москвы. Послэ его смерти было основано Об-во русских врачей в память Н. И. Пирогова, регулярно созывавшее Пироговские съезды (см.). В 1897 г. в Москве перед зданием хирургической клиники на Царицынской улице (с 1919 г. Большая Пироговская) на средства, собранные по подписке, установлен памятник Н. И. Пирогову (скульптор В. О. Шервуд); в Государственной Третьяковской галерее имеется его портрет кисти И. Е. Репина (1881). По решению Советского правительства в 1947 г. в селе Пирогово (бывшая Вишня), где сохранился склеп с набальзамированным телом великого деятеля отечественной науки, открыт мемориальный музей-усадьба. С 1954 г. президиум АМН СССР и правление Всесоюзного об-ва хирургов проводят ежегодные Пироговские чтения. Н. И. Пирогову посвящены св. 3 тыс. книг и статей в отечественной и зарубежной печати. Имя Н. И. Пирогова носят Ленинградское (бывшее Русское) хирургическое об-во, 2-й Московский и Одесский медицинские ин-ты. Его труды по вопросам общей и военной медицины, воспитания и образования продолжают привлекать внимание ученых, врачей и педагогов.



Сочинения: Num vinctura aortae abdominalis in aneurysmate inguinali adbibita facile ac tutum sit remedium? Dorpati, 1832; Практические и физиологические наблюдения над действием паров эфира на животный организм, Спб., 1847; Отчет о путешествии по Кавказу, Спб., 1849; Военно-врачебное дело, Спб., 1879; Сочинения, т. 1—2, Спб., 1887; Собрание сочинений, т. 1—8, М., 1957—1962.

Библиография: Георгиевский А. С. Николай Иванович Пирогов и «Военноврачебное дело», JT., 1979; Г e с e л е-в и ч А. М. Летопись жизни Н. И. Пирогова (1810—1881), М., 1976; Геселе-в и ч А. М. и Смирнов Е. И. Николай Иванович Пирогов, М., 1960; Максименков А. Н. Николай Иванович Пирогов, Л., 1961; Смирнов Е. И. Современное значение основных положений Н. И. Пирогова в военно-полевой хирургии, Вестн, хир., т. 83, № 8, с. 3, 1959.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: