ПИРОГОВСКИЕ СЪЕЗДЫ

ПИРОГОВСКИЕ СЪЕЗДЫ — съезды врачей России, проходившие с 1885 по 1919 г. и объединявшие врачей всех специальностей. Всего состоялось 12 очередных съездов, 2 внеочередных и 2 чрезвычайных (табл.).

Съезды русских естествоиспытателей и врачей, проходившие с 1867 г., при всем их научном значении не могли решить задачу объединения врачей России для улучшения организации практического здравоохранения, т. к. в их работе участвовали преимущественно врачи-теоретики (анатомы, физиологи, фармакологи). Съезды земских врачей были ограничены пределами отдельных губерний или (преимущественно) уездов (см. Общественная медицина).

Задача объединения врачей России всех специальностей для совместной разработки многих научных и практических вопросов получила решение в ходе празднования 50-летия врачебной деятельности Н. И. Пирогова летом 1881 г. в Москве. По инициативе Н.Б. Склифосовского, К. Ф. Славянского, A. Я. Крассовского, С. С. Корсакова, B. В. Сутугина, А. А. Боброва, А. Н. Маклакова и др. было решено создать общество, объединяющее врачей Петербурга и Москвы. Оформившееся через два года после смерти Н.И. Пирогова, в 1883 г., это объединение было названо Московско-Петербургским об-вом русских врачей в память Н. И. Пирогова. Однако созванный им в 1885 г. съезд, получивший название Пироговского, явился по составу участников всероссийским. Всероссийский характер съездов этого об-ва сохранялся и в последующем, хотя официально созыв всероссийских П. с. был разрешен только в 1892 г. В этом же году было оформлено и Всероссийское об-во русских врачей в память Н. И. Пирогова, к-рое взяло на себя в дальнейшем функции по созыву П. с. В промежутках между съездами работали выделенные на съездах комиссии — постоянные и временные, в которых сосредоточивалась практическая разработка вопросов, стоявших на съездах: по общественной медицине, санитарии и борьбе с эпидемиями, санитарной статистике, распространению гигиенических знаний в народе и школьной гигиене, по врачебно-санитарному делу в городах, по борьбе с голодом, по туберкулезу, малярии и др.

Для участия в съездах делегирование не было обязательным. Участником съезда мог быть всякий врач. Отчасти поэтому состав участников П. с. на всем их протяжении был весьма неоднородным. Наряду с представителями официальных мед. кругов на П. с. присутствовали (и в значительно большем числе) руководители земских и городских мед.-сан. организаций, а также частнопрактикующие врачи.

Весьма пестры были политические взгляды и настроения участников съездов: от «умеренных» по взглядам представителей официальных академических кругов до настроенных, как правило, оппозиционно к царскому правительству представителей земских мед. организаций. Были и весьма немногочисленные социал-демократы (С. И. Мицкевич, В. П. Краснуха, 3. П. Соловьев, И. В. Русаков, В. А. Обух).

В силу неоднородности политических взглядов участников П. с. крайне неустойчивой оказывалась и их общая политическая направленность. Тем не менее П. с. являлись трибуной общественного мнения не только по медицинским или санитарным вопросам, но и по ряду социальных проблем: о смертной казни, телесных наказаниях, режиме мест заключения, высшем образовании женщин и т. д. При этом в первую очередь находили выражение взгляды и настроения либералов и демо-кратов-народников разных оттенков, к-рые были близки по своим политическим взглядам большинству вра-чей-пироговцев.

На I съезде было всего 8 секций: внутренней медицины, хирургии, офтальмологии, сифилидологии, акушерства и гинекологии, анатомии и физиологии, гигиены и судебной медицины и бытовых вопросов. Всего было заслушано 98 докладов. Первой прозвучала речь Н. В. Склифосовского, избранного почетным председателем, на тему «Об успехах хирургии под влиянием противу-гнилостного метода». Эта тема стала как бы программой съезда. Ей были посвящены доклады в секциях хирургии (Н. А. Вельяминов, С. П. Ко-ломнин), акушерства и гинекологии (В. В. Сутугин), внутренней медицины (А. В. Пель). Вопросы общественной медицины обсуждались в секциях сифилидологии, офтальмологии. В секции сифилидологии — ряд докладов был посвящен источнику распространения сифилиса и мерам борьбы с ним (Ф. Шперк, Г. М. Герценштейн, 3. Я. Ельцина, О. В. Петерсен). В секциях офтальмологии и бытовых вопросов обсуждались проблемы развития медпомощи сельскому населению при глазных болезнях (К. Н. Сулима, А. П. Скребский, Т. Богаевский и др.). В секции бытовых вопросов были также заслушаны доклады об организации хирургической помощи на селе (А. С. Таубер, Г. Г. Надеждин); об организации земствами аптек; о важности оказания врачебной помощи женщинами-врачами в сельских местностях (М. С. Уваров), о правовом и бытовом положении врачей.

На II съезде в своей вступительной речи Н. В. Склифосовский наметил задачи и перспективы развития общественной медицины в России и роль П. с. в нем. На этом съезде в 16 отделах было прочитано 159 докладов. Помимо Н. В. Склифосовского выступили А. А. Остроумов, В. К. Рот, Д. Н. Зернов, В. С. Богословский, Н. Ф. Филатов, В. Ф. Снегирев, А. П. Губарев, А. Я. Кожевников, С. С. Корсаков и ряд видных провинциальных профессоров. Со II съезда ведет свое начало отдел общественной медицины, на заседании которого выступили М.С. Уваров, В. И. Долженков, E. М. Дементьев и др.; большую речь на тему «Значение бактериологии для гигиены» произнес Ф. Ф. Эрисман.

На III съезде избранный почетным председателем Ф. Ф. Эрисман отметил в своей речи, что «съезды русских врачей имеют огромное значение не только для нас, медиков, но для России вообще и главным образом потому, что на этих съездах обсуждаются не только вопросы частные, вопросы по различным специальностям медицинской науки, но и вопросы общие — вопросы о возможном улучшении медицинского ш санитарного дела в России, о дальнейшем развитии нашего сокровища, которому нет ничего подобного в Западной Европе — нашей общественной земской медицины». На III съезде были доложены подготовленные комиссией, избранной на II съезде (Ф. Ф. Эрисман, Е.А. Оси-пов, И. В. Попов и др.), программа систематической разработки вопросов общественной медицины и гигиены съездами земских врачей, а также программа для собирания сведений о состоянии земской медицины и постепенном ее развитии за четверть века. В качестве практического мероприятия было предложено издание земско-медицинского сборника и журнала, посвященного общественной медицине.

На III съезде впервые возникла подсекция бактериологии, организатор которой проф. М. И. Афанасьев в своей вступительной речи отметил, что подсекция появилась в первый раз в списках не только на съезде русских, но и заграничных врачей.

На IV съезде, проходившем несколько месяцев спустя после доклада Р. Коха о туберкулине на X Международном конгрессе, программной явилась проблема изучения туберкулеза и мер борьбы с ним. Обсуждение ее проходило в отделах внутренних болезней (Ю. Т. Чуднов-ский, Н. С. Кишкин, В. В. Чирков), гигиены (В. Е. Игнатьев, В. Ф. Нагорский) и хирургии (Н. В. Склифосовский, П. А. Александров, А. Д. Павловский и др.).

На V съезде внимание привлекли выступления: М. И. Афанасьева в секции детских болезней о новейших работах по этиологии и клинической бактериологии коклюша, Н. П. Васильева (ученика С. П. Боткина) в подсекции заразных болезней об инфекционной желтухе, доклад Нила Соколова, еще одного ученика

С. П. Боткина, «О заразительности крупозного воспаления легких», а также речь Г. Н. Минха «О проказе» в секции внутренних болезней. Большой интерес вызвало заседание секции судебной медицины, на к-ром рассматривались актуальные вопросы суд.-мед. экспертизы, врачебной тайны и этики. Руководил заседаниями психиатр С. С. Корсаков. Докладчиками были сенатор А. Ф. Кони, врачи В. П. Сербский, А. В. Погожее, И. В. Бертенсон и др. Вопросы врачебной тайны и этики рассматривались также в секции венерических и детских болезней. Большое впечатление оставила работа секции фармакологии, на которой тон был задан речью И. П. Павлова «О неполноте современного физиологического анализа действия лекарств».

В секции общественной медицины был организационно решен вопрос о популяризации гигиенических знаний в народе, поднимавшийся еще на III съезде.

В результате единодушного голосования была создана постоянная комиссия по распространению гигиенических знаний в народе, председателями которой последовательно являлись П. Я. Глушановская-Яков-лева, К. М. Языков и А. В. Мольков.

V съезд избрал постоянный исполнительный орган — правление об-ва — с пребыванием его в Москве.

Важным достижением деятельности Пироговского об-ва явился «Журнал общества русских врачей в память Н. И. Пирогова» — первый журнал, посвященный вопросам общественной медицины. Основная задача журнала — способствовать объединению русских врачей путем коллективной работы по вопросам, касающимся как улучшения постановки врачебно-санитарного дела в России, так и врачебного быта. В течение первых пяти лет (до 1900 г.) журнал выходил под редакцией С. С. Корсакова; после смерти Корсакова редактором журнала был избран И. В. Попов. Видные деятели Пироговского об-ва Е. А. Осипов, П. И. Куркин и И. В. Попов выпустили к XII Международному медицинскому конгрессу в Москве (1897) книгу «Русская земская медицина» (на французском языке) для раздачи иностранным участникам, среди которых она имела большой успех. В 1899 г. книга была издана и на русском языке.

На VI съезде основные доклады были представлены киевскими клиническими школами В. П. Образцова и М. И. Стуковен-кова. В секции общественной медицины в первый и единственный раз состоялись доклады об обеспечении медпомощью крестьян в неземских губерниях так наз. Юго-Западного края. В этой связи большой отклик получили два доклада Н. И. Тезякова: «Об организации лечебно-продовольственных пунктов для отхожих сельскохозяйственных рабочих» и «Об ограждении сельскохозяйственных рабочих от повреждений сельскохозяйственными орудиями», а также доклад М. С. Уварова «О влиянии отхожих промыслов на санитарное положение России». На VI съезде в секции кожных и венерических болезней, руководимой проф. В. М. Тарковским, обсуждались задачи борьбы с сифилисом в деревне. Д. Н. Жбанков, В. И. Пко-венко, С. С. Корсаков, М. Я. Капустин огласили проект ходатайства об отмене телесных наказаний для крестьянского населения России.

На VII (Казанском) съезде программными вопросами были проблемы краевой патологии Поволжья и Урала: зоб, актиномикоз, каменная болезнь, трахома, способы радикального излечения грыж. Г. Н. Габричевский сообщил о предохранительных мерах борьбы с дифтерией. К. К. Дегио произнес речь на тему «Проказа и борьба с ней». Проф. В. М. Тарновский поделился своими наблюдениями в докладе «Об излечимости сифилиса», а проф. О. О. Мочутковский — «О прививаемости сыпного тифа» (собственный опыт 1876 г.). Насыщенной была программа секции общественной медицины, на которой были обсуждены доклады о городской медицине в Нижнем Новгороде (Н. И. Долгополов), реорганизации губернских земских больниц (Н. И. Тезяков), практической пользе медико-статистических бюро губернских земств (М. М. Гран).

Съезд в Казани совпал с разразившимся в результате неурожая 1898 г. голодом в Поволжье, в связи с чем было обсуждено два внепрограммных доклада на эту тему — Д. Н. Жбанкова и М. М. Грана. Съезд единодушно принял по предложению Д. Н. Жбанкова ходатайство перед правительством «об исследовании причин хронического голодания населения и об устранении их».

К VII съезду была закончена работа Комиссии по согласованию методов санитарно-статистических исследований. Принятые об-вом по результатам работы этой комиссии номенклатура болезней и отчетность позволили внести единообразие в сан. статистику и обеспечили возможность сравнительного изучения состояния здоровья населения в разных местностях. Общие выводы комиссии были положены в основу номенклатуры болезней, утвержденной в начале 1902 г. Медицинским советом Министерства внутренних дел.

В начале 1900 г. согласно постановлению VII съезда была создана комиссия по изучению туберкулеза, которая разработала нрограгиму изучения этого заболевания, составила проект устава Общества для борьбы с туберкулезом и в 1903 г. провела работу по созыву специального совещания в целях обмена мнениями по вопросам практического осуществления мероприятий по борьбе с туберкулезом. Комиссия снарядила несколько экспедиций, осуществила 3 выпуска «Трудов».

VIII съезд был чрезвычайно многочисленным — 2010 участников, включая и ветврачей. Занятия были распределены между 25 секциями, объединенными в 6 групп. Впервые были выделены в самостоятельную секцию вопросы фабрично-заводской и горнозаводской медицины. Из программных вопросов по другим секциям наиболее интересными были: роль животных в распространении заразных болезней человека; профилактика заразных болезней (вакцинация, изоляция, дезинфекция); техника приготовления леч. сывороток (все 3 — в секции бактериологии и паразитологии); о физических методах лечения сердца (в секции внутренних болезней); об этиологии и терапии рахита (в секции детских болезней); применение радиографии в хирургии, легочная хирургия (на основании русских данных); наркоз и гипнотизм во время беременности и родов; причины жеп-ских болезней и задачи профилактики. На съезде была создана комиссия по изучению малярии в России, к-рую возглавил Г. Н. Габрический. На VIII съезде А. П. Воскресенский прочитал доклад «О нормальной сети врачебных участков», который следует считать первой попыткой планирования здравоохранения. В докладе ставилась задача децентрализации врачебной помощи, возможно большего приближения ее к населению. Наконец, в центре внимания не только секции общественной медицины, но и всего съезда оказались два доклада А. И. Шингарева: «К вопросу о местных санитарных исследованиях» и «Село Новоживотинное и д. Моховатка в санитарном отношении», определившие весьма критический характер последующих прений. Недаром впоследствии Министерство внутренних дел отметило, что очередные съезды (Пироговские) начиная с VIII, происходившего в 1902 г. в Москве, не носили «делового характера», «уклонялись от своих программ и занимались вопросами, ничего общего с задачами Об-ва не имеющими». После VIII съезда был усилен полицейский надзор за деятельностью Пироговского об-ва, и накануне созыва IX съезда в Петербурге оргкомитет получил от директора департамента полиции «просьбу» исключить из повестки съезда два доклада.

На IX съезде (1904) присутствовало 1136 делегатов; занятия были распределены между 27 отделами. Программными вопросами были: борьба с малярией, роль насекомых в распространении заразных болезней; современные способы лечения септических заболеваний в хирургии; хирургия легких; отдаленные результаты разных способов радикальных операций грыж; рентгеноскопия в хирургии; антисептические средства в хирургии и асептика на войне.

Демократические настроения в об-ве, характерные для кануна первой русской революции, нашли отражение в решениях съезда: по докладу Г. Е. Рейна «Организация подачи помощи при родах в сельском и городском населении России» было постановлено, что необходимо распространить на всю территорию России земские учреждения с широким представительством от всех слоев населения, а также развивать русское фабричное законодательство по охране здоровья работниц во время беременности, родов и послеродового периода. Было отмечено, что правильная и целесообразная борьба с алкоголизмом требует полного обеспечения свободы личности, слова, печати и собраний как условий, при которых только и возможно широкое распространение среди населения сведений о вреде алкоголизма и истинных причин его развития. Аналогичные по своей социальной направленности резолюции были приняты по докладам о борьбе с детской смертностью и о борьбе с туберкулезом. Было заявлено также, что обязательное страхование рабочих как мера борьбы с туберкулезом может иметь успех лишь при условии общих социальных реформ и при активном участии рабочих в организации этого дела.

В этой связи следует напомнить, что во время IX съезда врач-большевик С. И. Мицкевич передал земским врачам — участникам съезда листовку с обращением Петербургского комитета социал-демократической партии о необходимости сочетания врачебной деятельности с массовой политической работой. Однако во время русской революции 1905 г. только немногие врачи примкнули к социал-демократам.

IX съезд отразил, таким образом, оппозиционные настроения передовой русской интеллигенции. В конце 1904 г. в результате растущего возмущения политикой царизма, охватившего даже земские верхи, оппозиционный характер приобрела деятельность правления Пироговского об-ва, к-рое в своем обращении к бюро совещания земских представителей подчеркнуло «неотсрочную необходимость коренной реформы существующего политического строя России».

Социальный характер решений IX съезда был вскоре показан В. Д. Бонч-Бруевичем в статье, опубликованной в газете «Пролетарий», в которой он писал, что съезды 1904 и 1905 гг. явились платформой для пропаганды умеренной программы «освобождения». Они отвлекли колеблющиеся силы межклассовой интеллигенции от «захвата их социал-демократической пропагандой». Касаясь принятых съездом резолюций, включающих якобы программу-минимум РСДРП, В. Д. Бонч-Бруевич писал: «...во всех резолюциях нет даже намека на самое коренное и самое важное требование из всей программы-минимум РСДРП — требование демократической республики. И это умолчание не случайная описка, а преднамеренное затушевание вопроса, поставленного социал-демократами».

Работа внеочередного съезда по борьбе с холерой (1905) в еще большей степени отразила революционную обстановку в России. Заметную роль на этом съезде играла группа врачей-боль-шевиков. В своей резолюции делегаты съезда заявили, что любая культурная мирная работа невозможна при существующем строе и что врачам необходимо сорганизоваться с трудящимися массами для проведения борьбы рука об руку против самодержавно-бюрократического строя для полного его устранения и за созыв Учредительного собрания. В области охраны здоровья съезд потребовал установления для рабочих 8-часового рабочего дня,, государственного страхования на случай болезни, старости и инвалидности, бесплатной медпомощи, широкого фабрично-заводского законодательства. В нем же была отмечена необходимость расширить союз, врачей, включив в него весь медперсонал и в соответствии с этим переименовав его во «Всероссийский союз медицинского персонала». Принятие съездом столь радикальной политической резолюции было большой победой врачей-болыневиков.

Пироговцы в подавляющей массе пошли за партией кадетов. Об этом убедительно свидетельствует инцидент на X Пироговском съезде в апреле 1907 г. Д. Н. Жбанков в докладе о борьбе с голодом выступил с предложением обратиться с заявлением в Государственную думу. Выступившие в прениях немногочисленные врачи-большевики единодушно отвергли предложение Д. Н. Жбанкова. С. И. Мицкевич мотивировал требование коренного изменения текста обращения тем, что в Думе образовалось черноеотен-но-кадетское большинство. В ответ* на это поднялась буря протестов, и Мицкевичу не дали говорить.

На X съезде в 12 научных секциях было заслушано свыше 90* докладов, в т. ч. доклад Д. К. Заболотного на тему «Об успехах в изучении сифилиса». Секция бактериологии обеспечила содержательные доклады на торжественном заседании памяти Г. Н. Габричевского, а хирургическая секция — на заседании памяти Н. В. Склифосовского. Подводя итоги X съезда, проф. С. С. Салазкин отметил, оставляя в стороне научную часть съезда и переходя к врачебно-общественной его части, что у нас имеется мало предметных постановлений, а главным образом — пожелания общего характера.

С каждым последующим съездом этот недостаток энергии, социальной решимости врачебной общественности России становится все более заметным. После поражения первой русской революции в России наступил период реакции.

XI съезд продемонстрировал шатания, разброд и распад, уныние и малодушие. Доклад А. И. Шингарева — одного из виднейших лидеров конституционно-демократической партии о Н. И. Пирогове был выдержан в духе вышедшего в 1909 г. сборника «Вехи», который В. И. Ленин назвал «энциклопедией либерального ренегатства». Председатель съезда Ф. А. Рейн в заключительном слове должен был признать: «Все мы, конечно, чувствуем и сознаем, что XI съезд прошел без обычного оживления и подъема настроения. Вместе с тем, однако, нельзя не отметить и того, что в многочисленных секциях шла спокойная, без резких разногласий, и деловито дружная созидательная работа». Воцарившееся с тех пор на П. с. и совещаниях «деловое настроение» свелось к тенденции замалчивать политические условия работы и говорить лишь о нуждах повседневной жизни.

Действительно полезным было обсуждение на съезде вопросов мед. образования. Активное участие приняли в нем Г. Е. Рейн и В. И. Разумовский. Подготовка врачей подверглась справедливой критике, были приняты рекомендации, направленные на устранение недостатков в преподавании естественнонаучных, общественно-медицинских и клинических дисциплин.

Поэтому чистой декларацией прозвучали в резолюции XI съезда слова о необходимости «строго демократических реформ в организации законодательных учреждений и органов самоуправления». Год спустя после Ленских событий, продемонстрировавших силу поднимавшегося на борьбу рабочего класса, пиро-говцы все еще не могли понять, каким путем и какими силами будут осуществлены их благие пожелания.

На XII съезде в прениях по вопросу о мед. обслуживании рабочих произошло резкое расхождение мнений. В резолюции съезда не была прямо выражена точка зрения большинства о необходимости передать медпомощь рабочим из больничных кйсс земству. Однако выступления в прениях ясно выражали недоверие к организационным возможностям на местах, к самодеятельности рабочего класса и, по существу, отстаивали эту точку зрения. Единодушно на XII съезде была принята лишь резолюция, отклонявшая выработанное межведомственной комиссией под руководством Г. Е. Рейна предложение об организации Главного управления государственного здравоохранения. Начиная еще со II съезда пироговцы остались верны своему принципу — не доверять попыткам вмешательства царского правительства в дело медпомощи населению. На XII съезде злободневным был вопрос об аборте. Ошибочность и вред ряда выступлений в прениях по этому вопросу вскрыл В. И. Ленин. В области теории и практики борьбы с эпидемиями весьма ценным и полезным делом Пироговского об-ва явился созыв в 1911 и 1912 гг. двух совещаний по вопросам эпидемиологии и бактериологии.

Вспыхнувшая в 1914 г. мировая война вызвала разгул шовинизма, охвативший также круги демократической (народнической) интеллигенции, а «партия российской либеральной буржуазии — кадеты — целиком и безоговорочно поддержала царское правительство» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 26, с. 329). Пироговское об-во, охваченное тем же «патриотическим» угаром, примкнуло к лагерю сторонников войны до победного конца. Под этим лозунгом прошли два съезда по военно-санитарным вопросам.

На внеочередном съезде Пироговского об-ва в апреле 1916 г. обсуждение задач врачебной организации на фронте и в тылу велось с позиций продолжения войны, а некоторая оппозиционность съезда к правительству, требования реорганизации власти вытекали из тех же интересов обеспечения победы на фронте.

Следующий, чрезвычайный, Пироговский съезд происходил уже после Февральской революции — в апреле 1917 г. И хотя по вопросу об отношении к войне съезд принял резолюцию, в которой приветствовал обращение Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов к народам мира с призывом выступить на борьбу за мир, съезд одновременно одобрил Декларацию Временного правительства: «Покуда же длится война и молодой русской свободе и нашим союзникам угрожают армии Вильгельма, Пироговский съезд призывает граждан России к мобилизации всех сил и максимальному их напряжению для защиты страны и завоеваний революции». Т. о., съезд высказался за поддержку Временного правительства, а разрешение социальных вопросов (о земле, о 8-часовом рабочем дне, о здравоохранении) рекомендовал отложить до Учредительного собрания.

Великую Октябрьскую социалистическую революцию правление Пироговского об-ва встретило обращением к врачам с призывом к саботажу, большевиков оно именовало захватчиками. Не подписали его только три члена правления — И. В. Русаков, 3. П. Соловьев и А. Н. Сысин.

Спустя два дня после закрытия Пироговского совещания состоялось общемосковское собрание медработников, стоявших на платформе Советской власти. Оно заявило, что пироговские съезды потеряли свое былое значение, особенно с тех пор, как большинство пироговцев вышли из рядов защитников народного дела и перекинулись в лагерь врагов пролетариата.

Врач-большевик И. В. Русаков, вышедший вместе с 3. П. Соловьевым из правления Пироговского об-ва с решительным протестом против его антисоветской позиции, писал весной 1918 г., обращаясь к немногочисленным тогда мед. работникам, стоявшим «на платформе советской власти»: «Немного осталось нас верными трудящемуся населению. Тяжелое бремя свалилось на наши плечи. Сплотитесь, недолго нам придется нести его одним. Ряды противников уже дрогнули. Один за другим переходят они к нам. Еще несколько усилий, и вся масса интеллигентного пролетариата будет на нашей стороне. Ведь если они очутились от нас по ту сторону баррикады, то только по недоразумению,— правда по глубокому историческому, но все же недоразумению» .

В июле 1918 г. был создан Народный комиссариат здравоохранения РСФСР во главе с Н. А. Семашко.

Несмотря на отрицательную позицию руководства Пироговского об-ва, в ряды строителей советской медицины один за другим стали переходить лучшие представители пироговцев (Л. А. Тарасевич, И. В. Попов, П. Н. Диатроптов, П. И. Куркин, Н. И. Тезяков и многие другие).

Руководители советской медицины сумели со своей стороны ускорить этот процесс перехода. Они правильно, дифференцированно подошли к врачам, покидающим враждебный стан, помогая колеблющимся, создавая для них атмосферу товарищеского сотрудничества.

Осенью 1918 г. А. В. Мольков передал Наркомздраву все имущество бывшей Пироговской комиссии по распространению гиг. знаний, на базе которой начал создаваться Музей социальной гигиены (с 1922 г. Институт социальной гигиены, директор — А. В. Мольков).

Вспыхнувшая в стране в ноябре 1918 г. эпидемия сыпного тифа, угроза распространения оспы, малярии, «испанки» заставили многих членов Пироговского об-ва принять активное участие в борьбе с эпидемиями.

Все положительное наследие Пироговского об-ва и его съездов получило продолжение и достойное развитие в системе советского здравоохранения, в условиях более высокого общественного строя, одной из главных задач которого является укрепление здоровья народа.

Таблица. ГОДЫ И МЕСТА ПРОВЕДЕНИЯ ПИРОГОВСКИХ СЪЕЗДОВ

№ съезда

Год

Место созыва

I

1885

Петербург

II

1887

Москва

III

1889

Петербург

IV

1891

Москва

V

1893 (дек.) — 1894 (янв.)

Петербург

VI

1896

Киев

VII

1899

Казань

VIII

1902

Москва

IX

1904

Петербург

Внеочередной съезд по борьбе с холерой

1905

Москва

X

1907

Москва

XI

1910

Петербург

XII

1913

Москва

Внеочередной съезд в связи с обстоятельствами военного времени

1916

Москва

Чрезвычайный съезд после свержения царизма

1917

Москва

Чрезвычайный съезд (последний)

1919

Москва



Библиография: Н. И. Пирогов и его наследие пироговские съезды, под ред. М. М. Гран, 3. Г. Френкеля и А. И. Шингарева, Спб., 1911; Пироговский съезд по борьбе с холерой, в. 1—2, М., 1905; С т р а ш у н И. Д. Русская общественная медицина в период между двумя революциями 1907 — 1917, М., 1964; Ш и д л о в с к и й К. И. Свод постановлений и работ I—VI Всероссийских съездов врачей, М., 1899.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: