НОРМА (в биологии и медицине)

На всех этапах развития медицины (см.) наиболее устойчивым было понимание Н. как стандарта, типичного варианта, как идеального образца. Распространение идей кибернетики и рассмотрение живых организмов в качестве биологической системы (см.) породило представление о Н. как оптимуме функционирования и развития организма.

Первоначальные представления о Н. были связаны с общим строем мифологического мышления, истолковывающего гармонию мира и ее разрушение как результат воздействия демонических сверхъестественных сил. Такой подход к пониманию Н. на протяжении многих веков выражался в многообразных формах религиозно-идеалистических концепций о природе человека (см.).

Философское определение Н. впервые было дано древнегреческими мыслителями, к-рые выводили ее из категории меры как обобщенного выражения красоты, гармонии, устойчивости, полезности, равновесия стихий. Аристотель рассматривал Н. и патологию в их единстве. Для него уродство — это крайнее проявление изменчивости живого. Оно возникает не вопреки природе, а вопреки лишь большинству природных явлений.

В средневековой медицине господствовало религиозное толкование Н. как недостижимой гармонии божественного совершенства человека. Пристальное внимание врачей к изучению гармонических форм человека привело в эпоху Возрождения к расцвету анатомии (см.).

Изучение анатомического строения человеческого тела способствовало формированию представления о Н. как особом типе морфофизиологической организации человека. При этом патологическим оказывался такой признак, к-рый не встречается у большинства особей данного вида.

В соответствии с типологическим представлением Н. как нек-рого образца широкое распространение получило в медицине отождествление Н. с типичным, стандартным, обычным или среднестатистическим.

Еще в конце 19 в. Ю. Конгеим предложил определять Н. как то, что «свойственно большинству особей». Типологическое понимание Н. получило дальнейшее развитие в связи с использованием в хмедицинской науке средств вариационной статистики.

Несомненно, что при определенных условиях, особенно при изучении массовых явлений, отождествление Н. с типичным, среднестатистическим вариантом имеет реальный смысл. Однако еще А. А. Богомолец отмечал, что если канонизировать и абсолютизировать среднестатистический аспект Н., то пришлось бы признать, что для индусов является нормальным умирать от холеры и чумы в неизмеримо большем числе, чем англичанам, живущим в тех же самых местностях.

Нормальное развитие зависит от индивидуальных, половых, возрастных и конституциональных особенностей. Описаны случаи обратного положения органов по отношению к серединной плоскости (сердце с правой стороны, печень — с левой) и тем не менее никаких функциональных расстройств при этом не обнаруживается. Патологическое для одного организма может быть нормой для другого.

Объективные трудности в познании диалектики Н. и патологии породили у ряда медиков представления о Н. как субъективном феномене. Такой вывод был следствием попытки найти компромисс между традиционным представлением о Н. как среднем типе и развивающимися представлениями о вариабельности индивидуальных особенностей человека. Исходное представление о Н. как средней величине в столкновении с противоречивой природой изменчивости живого приводит к релятивистским выводам о растворении Н. в аномалиях, к отрицанию Н.

Гроте (L.R. Grote) выдвинул концепцию о том, что норма — это определенное соотношение между работой отдельных органов и функционированием организма как целостной системы. Норма — это реализованная возможность, а не среднестатистический вариант. Каждый человек, по словам Гроте, является масштабом своей нормальности. Это положение было одним из первых обоснований концепции релятивности Н. в медицине. Наиболее аргументированно и логически последовательно эта концепция изложена в работах Уилльямса (R. Williams). На основе новейших данные о «молекулярных болезнях», «хромосомных аномалиях» и все расширяющегося в связи с открытиями генетики, биохимии и других наук списка индивидуального многообразия признаков он утверждает, что практически каждый человек представляет собой в том или ином отношении отклонение от Н. Аналогичную позицию занимает и Рамси (P. Ramsey), к-рый приходит к выводу о произвольности и субъективности всяких общих посылок о том, что в каждом из нас есть Н.

Отрицание объективного характера Н. приводит к утверждению, что нашу планету населяют «разнообразные генетические монстры» и что вообще все люди — инвалиды разного рода, благополучие к-рых держится на огромной сети б-ц и госпиталей. В итоге закономерным оказывается вывод о том, что каждый человек «в известном смысле ненормален». В этой связи в непосредственно практической врачебной деятельности большое значение имеют нормативные показатели.

При установлении нормативов нередко сознательно отвлекаются от существующего многообразия явлений и фиксируют нек-рую схему или классификацию. Нормативы могут лишь в какой-то мере соответствовать объективным нормам. Если нормативы в значительной степени зависят от субъективных целей, задач, то нормы объективны и лишь уровень их познания исторически детерминирован возможностями науки и практики. Однако и нормативы не произвольны. При их установлении подчас сознательно упрощают реальную Н., отвлекаясь от разнообразия ее признаков. Напр., Всесоюзная конференция геронтологов приняла следующие нормативы: лица в возрасте 60—75 лет — пожилые, 75—90 лет — старые и св. 90 лет — долгожители. Определенная условность фиксированных здесь градаций не означает, что можно отказаться от поисков истинных критериев нормального старения в каждом конкретном случае (см. Старость, старение). Абсолютизация среднестатистических норм (справочных норм, табличных показателей) может привести к теоретическим ошибкам, к шаблону в клин, мышлении. Вот почему среднестатистический подход может быть дополнен представлением о Н. как интервале, в пределах к-рого количественные колебания психофизиологических процессов способны удерживать живую систему на уровне функционального оптимума,— это оптимальная зона, в пределах к-рой организм не переходит на патол, уровень саморегуляции.

Методологической основой теоретического решения проблемы Н. служит диалектико-материалистическая философия, рассматривающая не изолированного человека, а систему природа — человек — общество. С этих позиций нормальное и патологическое развитие человека рассматривают не только как нарушение ко адаптации, т. е. согласованности процессов на уровне организмов, но и как проявление межуровневых взаимосвязей более широкого плана (популяций, биоценозов, биосферы в целом). В этом подходе к решению проблемы Н. проявляется важная тенденция современной науки к синтезу знаний о человеке. К. Маркс, предвидя возможности синтеза естественных и социальных наук в изучении человека, подчеркивал: «Сама история является действительной частью истории природы, становления природы человеком. Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2-е изд., т. 42, с. 124).

Особое значение в детерминации нормального развития человека имеет совокупность социальных факторов. Ошибочно приписывать универсальный характер чисто биологическим дефинициям Н. Психические отклонения от Н., напр., нередко имеют выраженную социальную детерминацию, социальные проявления и последствия.

Нормальный человек — это не только биологически здоровое существо. Не все то, что нормально биологически, является одновременно и социально нормальным. Биол, адаптированность человека необходима и нормальна лишь в тех пределах, в каких она обеспечивает его оптимальную деятельность как члена об-ва. Человек не рождается готовым членом об-ва, он становится таковым в процессе обучения и воспитания. Именно этот процесс становления биол, индивида индивидуальностью (см.) и называется социализацией. Индивид, усвоивший социальные нормы, нормы общественной жизни и ставший личностью (см.), и есть нормальный член человеческого сообщества.

Нормальное развитие человека определяется отношениями в процессе производства, в семье, в быту; характером работы, отдыха, питания, жилищными условиями, ритмом и режимом жизни; убеждениями, приводящими подчас к подчинению биол, жизнедеятельности целям социального развития; привычками и обычаями, результаты влияния к-рых нередко почти неуловимы.

Нормальное развитие человека может быть достигнуто прежде всего при наличии нормальных социальных условий жизни.

Экономическая и социальная политика КПСС и Советского государства, направленная на максимальное удовлетворение растущих потребностей народа, способствует не только ликвидации факторов, отрицательно влияющих на нормальное развитие людей, но и созданию условий, к-рые обеспечивают гармоническое развитие физических и духовных способностей человека, служат охране и укреплению здоровья, всестороннему развитию его личности.

См. также Болезнь, Здоровье, Патология.



Библиография: Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., т. 1, с. 64, т. 3, с. 3 и др., т. 4, с. 136, 299, т. 20, с. 14 и др., т. 25, ч. 2, с. 16 и др., т. 26, ч. 3, с. 85, т. 39, с. 56, т. 46, ч. 1, с. 11; Ленин В. И. Полное собрание сочинений, 5-е изд., т. 12, с. 73, т. 23, с. 94, т. 26, с. 223, т. 27, с. 386, т. 29, с. 55 и др., т. 39, с. 67; Д юркгеймЭ. Норма и патология, в кн.: Социология преступности, под ред. М. Вольфганга, пер. с англ., с. 39, М., 1966; К л и о-р и н А. И. Понятие нормы в развитии ребенка, Вестн. АМН СССР, № 11, с. 26, 1968; Конгейм Ю. Общая патология, пер. с нем., т. 1, с. IX, Спб., 1878; Корольков А. А. О диалектике нормы и аномалий, в кн.: Вяккерев Ф. Ф. и др. Совр, пробл. материалист, диалект., с. 307, М., 1971; он же, Диалектика и теория медицины, с. 71, JI., 1979; К о-рольков А. А. и Петле н-к о В. П. Философские проблемы теории нормы в биологии и медицине, М., 1977, библиогр.; Куприянов В. В. и Куликов В. В. Диалектико-материалистический подход к изучению нормы, в кн.: Философские и социально-гигиенические аспекты учения о здоровье и болезни, под ред. Г. И. Царегородцева, с. 6, М., 1975; Мардерштейн И. Г. К трактовке нормы в анатомии человека, Арх. анат., гистол, и эмбриол., т. 49, в. 12, с. 83, 1965, библиогр.; П e т л e н-к о В. П. Философские вопросы соотношения нормы и патологии, в кн.: Основные философск. вопр. совр. биол, и мед., под ред. П. П. Гончарова и И. Г. Ерошкина, с. 86, Л., 1967; он же, Философские вопросы теории патологии, кн. 1—2, Л., 1968 —1971; Петленко В. П. и Резник М. И. Философские основы теории нормы в медицине, Воен.-мед. журн., № И, с. 12, 1979; Степанов А. Д. Норма, болезнь и вопросы здравоохранения, Горький, 1975; Уильямс Р. Биохимическая индивидуальность, пер. с англ., М., 1960; Философские проблемы теории адаптации, под ред. Г. И. Царегородцева, М., 1975; Фролов И. Т. Прогресс науки и будущее человека, М., 1975; Человек, Медико-био-логические данные, пер. с англ., М., 1977 (Международная комиссия по радиологической защите); Ю г а й Г. А. Специфика проблемы человека как предмета медицины, Вестн. АМН СССР, № 5, с. 20, 1975; Galen R. S. a. G a m b i-n o S. R. Beyond normality, The predictive value and efficiency of medical diagnoses, N. Y. a. o., 1975; G r o t e L. R. Grundlagen arztlicher Betrachtung, B., 1921; Hartf ul G. Worterbuch der Soziolo-gie, S. 488, Stuttgart, 1976; H e i s t e r-m a n W. Das Problem der Norm, Z. philosoph. Forsch., Bd 20, S. 197, 1966; Каир J. Bedeutung des Normbegriffes in Personallehre, в кн.: Biol. Person, hrsg, v. T. Brugsch и. F. H. Lewy, Bd 1, S. 191, B., 1926; Kneucker A. W. Die phi-losophischen Grundlagen des Normalen in der Medizin, Schweiz, med. Wschr., S. 684, 704, 1950; P i e p e r A. Norm, Handb, philosoph. Grundbegriffe, hrsg. v. H. Krings u. a., Bd 2, S. 1009, Miinchen, 1973; R a- m s e y P. Fabricated man, The ethics of genetic control, New Haven — L., 1971; Rautmann H. Untersuchungen iiber die Norm, Jena, 1921.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: