НЕРИЗМ

НЕРИЗМ — концепция преимущественного значения нервной системы в регулировании физиологических функций и процессов жизнедеятельности организма животного или человека.

Понятие «нервизм» введено И. П. Павловым. Однако идеи об особой, главенствующей роли нервной системы (см.) в организме высказывались значительно раньше. Так, англ. врач У. Куллен (1712—1790), основываясь на представлениях нем. терапевта Ф. Гоффманна (1660—1742) о «тонусе» и «атонии» и в связи с теоретическими обобщениями А. Галлера (1708—1777) результатов физиол, исследования раздражимости мышц и чувствительности нервов, рассматривал нервную систему как регулятор всех нормальных и патол, процессов в организме. В соответствии с учением У. Куллена болезни вызываются избыточным или недостаточным движением нервного вещества («флюида»). Аналогично этому в докт, диссертации сербского врача И. Апостоловича, защищенной в 1757 г., сущность болезней объясняется нарушениями в истечении «флюида», циркулирующего в нервной системе, к-рая рассматривается как главный двигатель всех процессов в организме, объединяющий организм в единое целое.

Виталистические и анимистические представления о нервном флюиде как «части мирового эфира», к-рый якобы воздействует на организм через нервную систему, были распространены в науке вплоть до 19 в. Материалистическая интерпретация концепции Н. связана в значительной степени с развитием экспериментальной физиологии, обосновавшей выдвинутый еще Р. Декартом рефлекторный принцип как универсальный в деятельности нервной системы.

Развитие рефлекторной теории (см.), изучение нервных центров и открытие Ч. Беллом двигательной природы передних и чувствительной природы задних корешков спинного мозга сыграли ведущую роль в эк-спериментально-научном обосновании Н. Исключительное значение в развитии Н. имело изучение трофической функции нервной системы, вскрывшее ее ведущую роль в регулировании обменных процессов в организме (см. Трофика). Полученные в этом направлении факты стали важным аргументом в пользу Н.

Наиболее полное отражение Н. этого периода находит в трудах К. Бернара. Так, в «Лекциях по физиологии и патологии нервной системы» (1858) он утверждает, что свойства и разнообразие отправлений нервной системы дают ей право на первое место между всеми остальными системами организма, что животное будет тем совершеннее, чем более развита его нервная система; эта система не только приводит в действие и регулирует все явления внешней жизни, но и влияет также на все явления жизни органической, участвует во всех актах пищеварения, выделения, произведения теплоты и т. п.

В ажнейший, основополагающий этап Н. как сложившейся научной концепции связан с исследованиями И. М. Сеченова, с применением их результатов в клин, практике С. Боткиным. В своих работах они опирались на богатые традиции отечественной науки в области изучения влияния нервной системы на здоровье человека, восходящие к Е. О. Мухину, И. Е. Дядьковскому, Н. И. Пирогову и др.

Выдающиеся нейрофизиологические исследования — открытие центрального торможения, явлений суммации, постоянных регулирующих влияний высших отделов нервной системы на низшие, трофического /действия, афферентной импульсации — позволили выявить важнейшие закономерности деятельности нервной системы и особенно головного мозга. Главным вкладом И. М. Сеченова в нейрофизиологию и концепцию Н. было открытие рефлекторных механизмов деятельности полушарий головного мозга. Это открытие помогло сформулировать фундаментальный закон, по к-рому все акты сознательной и бессознательной жизни по происхождению суть рефлексы. Исследования И. М. Сеченова не только подтвердили регулирующую, управляющую роль нервной системы во всех актах жизнедеятельности организмов, но и указали на ее универсальный рефлекторный механизм, и особенно на значение головного мозга и его больших полушарий. Применение учения И. М. Сеченова в клинике подтвердило справедливость его основных положений и позволило С. П. Боткину и его ученикам сформулировать неврогенную теорию патологии. В этой теории они исходили из первостепенной роли рефлекторного механизма и центров головного мозга. С. П. Боткин считал, что ведущим звеном патогенеза многих заболеваний являются нарушения «регуляторных нервных аппаратов», прежде всего центров головного мозга; он предполагал, что существуют нервные центры, управляющие различными функциями организма — охлаждением тела, лимфообращением, потоотделением и др. Ряд таких центров был открыт в экспериментальных исследованиях. Неврогенная теория патологии получила подтверждение и развитие в трудах B. А. Манассеипа, В. П. Образцова, А. Я. Кожевникова, В. М. Бехтерева, C. С. Корсакова и многих других клиницистов, к-рые наряду с идеями И. М. Сеченова и С. П. Боткина использовали достижения нейрофизиологии, в частности в области изучения локализации функций в полушариях мозга. А. Я. Кожевников, напр., используя результаты Фрича (G. Th. Fritsch), Гитцига (E. Hitzig), В. Я. Данилевского, И. Р. Тарханова по локализации функций в коре головного мозга, на основе клин, наблюдении высказал мысль о существовании высших корковых центров, регулирующих деятельность внутренних органов.

Т. о., в универсальный рефлекторный механизм было добавлено такое важное звено, как корковые центры.

Всесторонне концепция Н. была представлена в трудах В. М. Бехтерева, к-рый создал целостное учение о роли нервной системы и ее отделов, прежде всего головного мозга, в регуляции функций организма. Еще в 1903 г. он оценивал головной мозг и его кору как орган, регулирующий и поддерживающий все вообще отправления организма и представляющий собой аппарат, благодари к-рому устанавливается целесообразное отношение организма к окружающему миру.

Для этого этапа становления Н. было характерно акцентирование внимания не только на роли нервной системы в регуляции актов жизнедеятельности, но и на ее интегративной функции — объединении организма и всех его систем и органов в одно целое.

Значение нервной системы как сложной, иерархической системы и функц, структуры, обеспечивающей руководящую, интегрирующую роль в регуляции процессов жизнедеятельности, формирование учения о высшей нервной деятельности (см.) как аналитико-синтетической деятельности коры и подкорки в процессах регуляции функций определили содержание павловского этапа Н.

В трудах И. П. Павлова, начиная с работ по сосудистой иннервации, классических исследований в области физиологии пищеварения, в к-рых была установлена регуляторная роль нервной системы в согласованной деятельности всех органов пищеварения, и кончая созданием учения о высшей нервной деятельности, были последовательно развиты принципы Н. Наивысшим выражением Н. стало установление значения больших полушарий головного мозга и коры в управлении функциями организма на основе механизма условно-рефлекторных связей в интеграции с безусловнорефлекторными связями. Полушария головного мозга и его кора, как показали исследования И. П. Павлова, являются высшим регулятором функций организма, поскольку в больших полушариях наряду «с грандиозным представительством внешнего мира... имеется также и широкое представительство внутреннего мира организма, т. е. состояние работы массы органов и тканей, массы внутренних органических процессов» (И. П. Павлов. Полн. собр. трудов, М. — Л., 1949, т. III, с. 417).

Учение о высшей нервной деятельности как наиболее полное отражение концепции Н. воплотило в себе и наиболее полное представление о целостности организма в качестве важнейшей основы и предпосылки H. Это обстоятельство не раз подчеркивал И. П. Павлов, отмечая развитие идей И. М. Сеченова, вместе с к-рым «для могучей власти физиологического исследования» был приобретен «вместо половинчатого весь нераздельно животный организм». Как и для всего учения о в. и. д., для павловского Н. характерен эволюционный подход, в частности доказательство возрастания роли нервной системы и ее высших отделов по мере ее централизации и развития животных организмов. «Чем совершеннее нервная система животного организма,— писал И. П. Павлов,— тем она централизованнее, тем высший отдел ее является все в большей и большей степени распорядителем всей деятельности организма» (И. П. Павлов. Полн. собр. трудов, М.—Л., 1940, т. I, с. 410).

Концепция Н. получила плодотворное развитие в клин, медицине. Начиная с попыток И. П. Павлова и его ближайших учеников объяснить механизм возникновения неврозов и принципы их патогенетического лечения, многие отечественные клиницисты развивали неврогенные теории ряда заболеваний, напр. Н. Д. Стражеско — патологии органов брюшной полости, А. И. Яроц-кий — язвенной болезни желудка, Г. Ф. Ланг и А. JI. Мясников — гипертонической болезни и атеросклероза, Д. Д. Плетнев — сердечнососудистых заболеваний и т. д.

Идеи Н. оказали также огромное влияние на развитие физиологии и нашли отражение и дальнейшее развитие в работах многих учеников и последователей И. П. Павлова, в исследованиях H. Е. Введенского, JI. А. Орбели, А. Д. Сперанского, А. А. Ухтомского, И. С. Берита-швили. Однако после Объединенной сессии АН и АМН СССР в 1950 г. идея Н. была необоснованно абсолютизирована нек-рыми физиологами. Сведение Н. исключительно к регуляторному воздействию коры головного мозга (см.) на жизненные функции организмов — так наз. кортикализм — породило взгляды на исключительность роли нервной регуляции. Некритическое распространение этих взглядов привело к недооценке или принижению роли других регуляторных механизмов, и в первую очередь гуморальной и гормональной регуляции. Между тем после доказательства хим. природы передачи влияний нервной системы и выделения хим. передатчиков уже нельзя было противопоставлять нервную систему гуморальным и гормональным факторам. В этой связи общепризнанными оказываются представления о взаимодействии нервной регуляции (при сохранении ее ведущего значения) и гуморально-гормональных факторов (см. Нейрогуморальная регуляция).

В совр, медицине концепция Н. остается важнейшим принципом и составной частью плодотворно развивающегося учения о системе регуляции функций организма, широко использующего новейшие достижения экспериментальной физиологии, иммунологии, эндокринологии и методы молекулярной биологии и патологии и т. д.

История развития учения о Н,— не только яркая иллюстрация преемственности идей, но и пример проникновения в теоретическую медицину философских материалистических и эволюционных идей (единство и целостность организма, взаимосвязь организма с окружающей средой, единство структуры и функции и др.).



Библиография: Бородулин Ф. Р., С. П. Боткин и неврогенная теория медицины, М., 1953, библиогр.; он ж е, К истории нервизма в отечественной медицине, М., 1955; он же, История медицины, Избранные лекции, М., 1961; Голиков Н. В. Важнейшие нейрофизиологические открытия И. М. Сеченова и их дальнейшая разработка, Физиол, журн. СССР, т. 65, № 8, с. 1097, 1979, библиогр.; Зайко Н.Н. Развитие учения о нервной трофике, Пат. физиол, и Эксперим, тер., № 2, с. 3, 1978, библиогр.; История медицины СССР, под ред. В.Д. Петрова, М., 1964; Лисицын Ю.П., А. Я. Кожевников и московская школа невропатологов, М., 1961; о н же, Современные теории медицины, М., 1968; Черниговский В.Н. Советская физиология к шестидесятилетию Великой Октябрьской социалистической революции, Физиол, журн. СССР, т. 63, № 10, с. 1369, 1977; Черн ух А. М. и Плецитый Д. Ф.> Нервизм и современная патология (К 80-летию со дня рождения А. Д. Сперанского), Пат. физиол, и Эксперим, тер., т. 14, № 1, с. 89, 1970.,



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: