АНАФИЛАКТОИДНЫЕ РЕАКЦИИ

АНАФИЛАКТОИДНЫЕ РЕАКЦИИ (анафилаксия + греческий eidos — вид; нерекомендуемые синоним: аллергоидные реакции, анафилатоксические реакции, феномен парагиперергии) — вид неспецифических аллергических реакций, характеризующийся повышением чувствительности организма к первичному парентеральному введению некоторых веществ. В механизме развития анафилактоидных реакций отсутствует иммунологическая фаза, характерная для специфических аллергических реакций.

Наиболее тяжелое проявление анафилактоидных реакций — анафилактоидный шок. Его следует отличать от анафилактического шока (см.), который является тяжелым проявлением анафилаксии (см.), возникающей в ответ на введение аллергена в сенсибилизированный организм. Клиническая картина анафилактического и анафилактоидного шоков имеет много общего, что обусловлено действием аналогичных биологически активных веществ, механизм освобождения которых, однако, принципиально отличен.

Представление об анафилактоидных реакциях возникло в связи с открытием феномена повышенной чувствительности некоторых животных к первичному введению определенных агентов, на инъекции которых животные другого вида реагируют только после предварительной искусственной сенсибилизации. Например, анафилактоидные реакции получали введением в ток крови животных пептона, коагулирующих или дисперсных суспензий и других веществ. Было показано, что накопление в крови и тканях продуктов протеолитического распада вызывает отравление организма и приводит к патофизиологическим изменениям, похожим на анафилактический шок. В 1937 году Селье (Н. Selye) обнаружил, что у крыс после первичного внутривенного или внутрибрюшинного введения яичного белка развиваются отеки определенной локализации (лапы, мордочка, язык и наружные половые органы) или шоковая реакция. Систематическое изучение анафилактоидных реакций начато с 1947—1948 годы Селье. Леже, Массовом (J. Leger, G. Masson), а в СССР — Б. В. Полушкиным. Лучшим объектом исследования анафилактоидных реакций являются крысы.

Анафилактоидные реакции, в том числе анафилактоидный шок, могут быть вызваны так называемыми анафилактоидными агентами. К ним относятся: поливинплпирролидон, декстраны, декстрины, твин-20, Л-1935, препарат 48/80, полимиксин, яичный белок или его действующее анафилактоидное начало — овомукоид и другое.

В основе возникновения анафилактоидных реакций лежит наследственно обусловленная повышенная чувствительность организма к определенным анафилактоидным агентам. О важной роли наследственного предрасположения свидетельствуют видовые и индивидуальные различия в реактивности животных к анафилактоидным агентам. Например, внутривенное введение яичного белка морским свинкам вызывает у них развитие судорог и гипотонию, но не приводит к развитию отеков, как у крыс. У собак внутривенное введение поливинилпирролидона и твина-20 сопровождается развитием анафилактоидных реакций, в то время как кошки на эти вещества не реагируют, но дают выраженный ответ на внутривенное введение препарата 48/80. Известны линии крыс, у которых анафилактодная реакция отсутствует или выражена слабо.

Существует большое количество факторов, ослабляющих или предупреждающих развитие анафилактоидных реакций: половые гормоны, катехоламины, вещества с Р-витаминной активностью, АКТГ и глюкокортикоиды, антигистаминные и антисеротонинные препараты, трипсин, аминокапроновая кислота, антнгиалуронидазные препараты, состояние стресса и другое. Адреналэктомия п введение гормонов щитовидной железы усиливают эти реакции.

Для анафилактоидного агента характерна оптимальная доза, выше и ниже которой он может вызывать меньшую реакцию. Внутрибрюшинное или внутривенное введение яичного белка в оптимальной дозе вызывает у крыс типичную картину анафилактоидного шока. Меньшие или большие дозы вызывают у них явления отека, который может быть местным или генерализованным.

Наряду с характерными проявлениями анафилактоидные реакции в виде шока и отеков встречаются атипичные разновидности в виде тромбогеморрагий, кальцинозов, некрозов и геморрагии типа тромбоцитопеннческой пурпуры.

Патофизиологические изменения при анафилактоидных реакциях зависят от вида выделяющихся биологически активных веществ, концентрации и возможных их комбинаций. Характерны нарушение деятельности сердечно-сосудистой системы, нарушение микроциркуляции, повышение проницаемости сосудов, отек, сокращение гладкой мускулатуры и другие свойственные аллергии немедленного типа изменения. При анафилактоидном шоке у крыс отмечены две фазы изменений в электрической активности головного мозга. Первая фаза изменений связана с увеличением потока афферентных импульсов с периферии, сопровождающим введение анафилактоидного агента. Вторая фаза изменений отражает непосредственное воздействие на мозг биологически активных веществ.

Биохимические изменения при анафилактоидных реакциях выражаются в активации эстеразы и трансаминазы крови, повышении выделения с мочой пепсиногена, увеличении активности гистпдиндекарбоксилазы в коже, активации протеаз, снижении активности АТФ-азы и использования энергии макроэргов.

При анафилактоидных реакциях наблюдаются отеки тканей, интрацеллюлярные отеки, дегрануляция и лизис лаброцитов (тучных клеток), расширение лимфатических и кровеносных сосудов,иногда диапедезные геморрагии, набухание и фрагментация коллагеновых волокон. Отечная жидкость при анафилактоидных реакциях богата белком (до 4—5 г%). При этом отмечается слабая полинуклеарная инфильтрация. В механизме отека, вероятно, участвуют нейтрофилоциты крови, так как у животных с нейтропенией, вызванной цитостатиками или гамма-лучами, декстрановый отек ослаблен.

Большую роль в патогенезе анафилактоидных реакций многие исследователи отводят гистамину. Установлено, что анафилактоидные агенты снижают содержание гистамина в шоковых органах и параллельно повышают его концентрацию в крови и что антагонисты гистамина ослабляют анафилактоидные реакции. Анафилактоидные агенты освобождают гистамин из тканей только у чувствительных к ним животных (декстран п овомукоид у крыс, поливинилпирролидоы у собак). Не следует считать гистамин единственным медиатором нафилактоидных реакций. Работами многих авторов убедительно показана роль в механизме развития анафилактоидных реакций серотонина, кининов, медленно реагирующей субстанции (МРС) и других. В последнее время обнаружен новый фактор, названный переносимым фактором анафилактоидной реакции (ПФАР). Например, установлено, что с помощью сыворотки крыс можно усилить реакцию кроликов на внутрикожную инъекцию яичного белка. Природа же этого фактора не изучена.

Основным источником биологически активных веществ, участвующих в патогенезе анафилактоидных реакций, большинство авторов считает лаброциты. Обычно обнаруживается четкая корреляция между степенью дегрануляции последних в шоковых органах (см. Анафилаксия, активная) и интенсивностью анафилактоидных реакций. Высокая плотность лаброцитов в тканях коррелирует с высоким содержанием в них гистамина и серотонина. Имеются данные, что, кроме лаброцитов, и другие структуры тканей могут служить источником медиаторов анафилактоидного процесса. Так, например, в межтканевой жидкости, некоторых тканях, в центральной нервной сисиеме под действием трипсиноподобных ферментов калликреинов из неактивных предшественников образуются активные кинины (брадикинин, каллидин и другие), которые, повышая проницаемость сосудистой стенки, прокладывают путь крупномолекулярным анафилактоидным агентам в шоковые органы. У кроликов ткани бедны лаброцитами, и основная «организующая» роль в развитии анафилактоидного процесса принадлежит базофилоцитам, несущим функцию, аналогичную функции лаброцитов у других животных. Так, после введения им препарата 48/80 (1 мг/кг) возникает шокоподобное состояние с затрудненным дыханием и одновременным снижением базофилов. Анафилактоидные реакции является своеобразным «неиммунологическим эквивалентом» аллергии немедленного типа.

Развитие анафилактоидного шока сопровождается выраженными изменениями жизненно важных органов и систем: наблюдается расстройство акта дыхания, нарушение сердечной деятельности, снижение артериального давления, расстройство терморегуляции, угнетение двигательной активности, в крови — гипопротеинемия, лейкопения и эозинофилия.

Анафилактоидные реакции, вызываемые в эксперименте, близки по своим проявлениям клинической картине аллергических реакций немедленного типа у человека. Так, при введении крысам яичного белка развивается ангионевротический отек типа отека Квинке у человека, имеющий различную локализацию: отек гортани, языка, глотки, губ, суставов, легких и желудочно-кишечного тракта. Эти отеки, подобно анафилактическим, хорошо лечатся антигистаминными препаратами. Анафилактоидный отек особенно близок к тем дерматозам человека, при которых происходит деструкция лаброцитов и освобождение гистамина без выраженной первичной травмы тканей.

В патогенезе поражений тканей при экспериментальных анафилактоидных реакциях имеется много общего с проявлениями мастоцитоза (см.) у человека, при котором наблюдается усиленная пролиферация лаброцитов. Считают, что большинство проявлений мастоцитозов обусловлено освобождением из лаброцитов гистамина, серотонина и гепарина. Высокая чувствительность к разнообразным факторам при этих заболеваниях обусловлена сравнительной легкостью освобождения значительных количеств гистамина и гистаминоподобных веществ. К одному из распространенных вариантов мастоцитозов относят пигментную крапивницу. В 36% случаев этого заболевания у больных развивается так называемый синдром прилива, провоцируемый, в частности, холодом. В период прилива появляется покраснение лица и груди, расстройство дыхания, загрудинные боли, обмороки, тошнота, тахикардия. В некоторых случаях развивается тяжелый шок с резким падением кровяного давления. При отсутствии поражений кожи отличить этот вид шока от анафилактического трудно. Близки по патогенезу к экспериментальным анафилактоидным реакциям и другие виды крапивниц. У больных холодовой крапивницей лаброциты и базофилоциты крови легко распадаются после воздействия холода. В сыворотке таких больных обнаружен фактор, вызывающий дегрануляцию лаброцитов («холодовый лизин» — эндогенный анафилактоидный фактор).

При карциноидах описан «цианотичный прилив», который объясняется высвобождением больших количеств серотонина из аргентофильной опухоли. Кризы, возникающие при этом, сопровождаются падением кровяного давления и провоцируются охлаждением, перегреванием, эмоциональными воздействиями.

Сходство механизмов поражения кожи и шоковых состояний при мастоцитозах с аналогичными проявлениями анафилактоидных реакций демонстрируется одинаковой эффективностью соответствующих профилактических и терапевтических воздействий. АКТГ и глюкокортикоиды угнетают анафилактоидные реакции и оказывают благотворное влияние в лечении крапивницы, ослабляют некоторые проявления мастоцитозов. Облегчить состояние больного пигментной крапивницей удается с помощью антигистаминных веществ. Особенно эффективно применение ципрогептадина — сильного антагониста гистамина, серотонина и брадикинина. В то же время ципрогептадин полностью предупреждает развитие анафилактоидных реакций.

К анафилактоидным реакциям у человека, вероятно, можно отнести наследственный периодический отек, который сопровождается выделением с мочой метаболитов серотонина и гистамина, некоторые случаи реакций на первичное введение антибиотиков и сыворотки. Близки по механизмам к анафилактоидным реакциям случаи повышенной чувствительности людей к механическим и физическим факторам, появление пузырей и диссеминация крапивницы вдали от места инъекции гистамина, серотонина, ацетилхолнна, различного рода экстрактов и лекарств.

Анафилактоидные реакции (шок, отек и др.) легко воспроизводятся. Их используют для изучения отеков, воспаления, повышения проницаемости сосудов, геморрагии, тромбоза, шока и других патологических состояний, а также для испытания потенциально ценных для клиники антагонистов гистамина и гистаминоподобных медиаторов, противовоспалительных и антиаллергических средств.


Библиография: Гущин И. С. К изменению функционального состояния некоторых отделов центральной нервной системы при анафилактоидном шоке крыс, Пат. физиол. и эксперим. тер., т. 7, № 6, с. 10, 1963, библиогр.; Зильбер Л. А. Основы иммунологии, с. 230, М., 1958; Полушкин Б. В. Аллергоидные реакции, Усп. совр. биол., т. 71, № 2, с. 253, 1971, библиогр.; Juhlin L. a. Shelley W. B. Role of mast cell and basophil in cold urticaria with associated systemic reactions, J. Amer. med. Ass., v. 177, p. 371, 1961, bibliogr.; Léger J. a. Massоn G. Effect of antihistaminic substances on the edema produced by egg-white in the rat, Amer. J. med. Sci, v. 214, p. 305, 1947, bibliogr.; они же, Studies on egg-white sensitivity in the rat, Ann. Allergy, v. 6, p. 131, 1948, bibliogr.; Selye H. The mast cells, Washington, 1965; он же, Anaphylactoid edema, St. Louis, 1968.



Популярные статьи

Источник: Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е издание

Поделиться: